Река Богатая без горбуши. Нынешняя «красная путина» оправдывать надежды не торопится

Путь горбуши от научных прогнозов до ставных неводов оказался длинней, чем предполагалось. Во всяком случае, оперативные сводки из промысловых подзон рекордными уловами не радуют.

Фото: eaomedia.ru

Так, на 10 августа сахалинские рыбаки выловили чуть больше 16 тыс. тонн горбуши. Это примерно соответствует уровню прошлого года.

Согласно промысловому календарю, 10 августа завершился промышленный лов горбуши на участках Восточно-Сахалинской подзоны — от мыса Терпения до мыса Соймонова. А 31 августа горбушевая путина финиширует на побережье от мыса Терпения до мыса Елизаветы. Последними завершат «красную путину» рыбаки Кунашира: здесь промысел горбуши разрешен с 1 августа по 10 сентября.

Осилят ли рыбаки прогнозируемые наукой объемы — 80 тыс. тонн горбуши — большой вопрос. Дело не в температуре воды, которая заметно сдерживает заходы горбуши в нерестовые реки. И даже не в графике проходных дней, установленных для анадромных видов рыб. Идет активное снижение популяции лососевых, причем не без участия в этом человека. Слишком уж велико желание извлечь из рыбопромышленной отрасли максимальную прибыль, практически ничего не давая ей взамен.

В начале августа активисты «Экологической вахты Сахалина» обследовали практически все значимые нерестовые реки на восточном побережье — Пиленгу, Хой, Бол, Лонгери и другие. Отмечено, что практически во всех встречаются лишь единичные производители горбуши. А в некоторых реках, например, Богатой, горбуши не видно вообще. Вот тебе и Богатая…

Еще хуже положение с горбушей на юго-западном побережье Сахалина. Некогда нерестовые реки давно уже не радуют глаз островитян рунным ходом. Впрочем, и «три хвоста» при желании здесь тоже добыть проблематично: по наблюдениям экологов, массовой горбуши здесь практически нет, заходы лососевых — единичны.

Хватило десятка путин и сотни-другой неводов, чтобы на юго-западном побережье вычерпали практически всю рыбу. Горбуши нет, а желание извлечь прибыль никуда не делось. Похоже, просто поменяло географию — поднялось вверх по карте, поближе к Ногликам и Охе.

По сравнению с югом острова, здесь горбуша еще ловится, хотя уровень добычи пока ниже среднегодовых показателей. Помогают рыбакам активно заполнять садки неводные крылья длиной до 3 000 метров. Это максимум для ставных неводов, причем максимум весьма неоднозначный.

Интересно, что еще накануне нынешней путины 16 рыбопромышленных компаний, ведущих промысел на северо-восточном побережье, обратились в Росрыболовство с просьбой ограничить длину крыльев у неводов с 3 000 до 1 000 метров. По мнению рыбаков, это дало бы горбуше возможность понести гораздо меньший урон на пути до нерестовых рек.

Добавим, что подобное ограничение решило бы еще одну задачу — поставило бы промысловиков в равные условия, ведь длина крыльев у неводов различна: чем южней участок, тем крыло короче. Однако предложение в Росрыболовстве так и не услышали.

Не менее интересная ситуация сложилась на юго-восточном побережье Сахалина. Здесь, как известно, в нынешнюю путину промышленный промысел лососевых на побережье от мыса Свободный до мыса Анива запрещен. Тем не менее, сахалинская наука уже дважды выходила в региональную комиссию по анадромным видам рыб с предложением открыть здесь промысел. И дважды комиссия большинством голосов это предложение отклоняла.

Пока наука выясняет отношения с управленцами, а рыбаки ищут поддержки в Росрыболовстве, лососевые стремятся к устьям рек и мечтают лишь об одном — дойти до нереста. Не все, но дойдут. А те, кто угодит в невода, пополнят промысловую статистику нынешней путины.

Игорь КАЛИНИН.