Ровесник Нефтегорска. 28 мая у островитян скорбная дата: 27 лет назад в Нефтегорском землетрясении погибло более двух тысяч земляков

Василий Буцерка. 1993 год.

В строящемся поселке Восток Охинского района в 1966-м появился первый коренной житель. Той же весной в соседней Кениге у нефтяников Николая и Ларисы Буцерка родился Василек.

Вскоре Восток переименовали в Нефтегорск. Сюда переезжали северяне из ближайших неперспективных населенных пунктов. В новом поселке вырастали пятиэтажки. В одной из них поселилась семья Буцерка.

Их сын еще за несколько лет до получения аттестата благодаря инспектору пожарного надзора, посещавшему школу, определился с выбором профессии. С красным дипломом Иркутского пожарно-технического училища Василий вернулся домой – работать начальником караула.

Здесь была жизнь. Фото Владислава Титова.

В 1991-м женился, а в следующем году у семейной пары родилась Ксюша. Тогда же молодой офицер, уже заместитель начальника части, лишился работы – подразделение огнеборцев в Нефтегорске закрыли. Но Василий Буцерка продолжил службу инспектором пожарного надзора.

28 мая 1995-го в начале второго ночи землетрясение в мгновения сложило все семнадцать пятиэтажек поселка. Под обломками оказалось около трех тысяч жителей. Сразу загорелись руины пяти жилых домов. Первыми на помощь пришли те, кто избежал завалов или выбрался из них.

Очевидец той ночи вспоминал, что кому-то было плохо, кто-то бросился искать родных, а кто-то спасал оказавшихся рядом.

Лишь к десяти утра, когда восстановили связь, в районном центре узнали о трагедии. Из соседних поселков и Охи выехали четыре автоцистерны. Но до приезда огнеборцев пламя беспрепятственно распространялось более десяти часов, не оставив погребенным заживо шансов на спасение.

Среди приземистых строений Нефтегорска без единой трещины устояла бывшая пожарная часть. А ведь до закрытия в ней дежурило четыре автомобиля…

В зоне бедствия работали нефтяники, армейцы, специалисты МЧС, механизаторы, шахтеры, докеры из разных уголков страны. Участвовал в спасении и сводный отряд огнеборцев из Южно-Сахалинска, Александровска, Ноглик, Тымовского, с Камчатки. Пожарные извлекли из-под завалов 17 живых и 75 погибших.

В книге о Нефтегорске есть несколько скупых строк о Василии Буцерке. Он спас восемнадцать земляков, а его мать, дочь и теща в ту страшную ночь погибли под завалами дома.

Надеясь, что о нем, награжденном орденом Мужества, писали в прессе, я просмотрел подшивки районной и областных газет за прошедшие десятилетия, но материалов не нашел. Не прибавил сведений и звонок в охинскую пожарную часть. А в архиве областного УМВД не оказалось его личного дела. И удача! Мои бывшие коллеги подсказали, что Василий Николаевич живет в Хабаровске, работает вахтами в их компании спасателем-пожарным на нефтеотгрузочном терминале в Де-Кастри, и дали номер его телефона. Вскоре мы созвонились.

…Весна 1995-го. Уже за полночь жена предложила Василию отогнать УАЗ от дома. Пошли вдвоем. Он ставил машину у отделения милиции. Здесь был его рабочий кабинет.

Когда подъехали, из здания вышел дежурный сотрудник и предложил чаю. Только сели, как от толчка Буцерка на стуле перелетел через стол. Погас свет. Еще толчок. Первая мысль: не­ужели война?

Выбрались на улицу и не увидели соседних строений. Побежали к центру поселка. На площади у Дома культуры они уже были не одни. И вдруг тревожную тишину прервал усиливающийся со всех сторон жуткий звук слившихся воедино стонов, криков, плача…

Евгений Шульга – один из первых, к кому Василий пришел на помощь. Обломки его дома воспламенились. Огонь еще не набрал силы, но дым уже затруднял дыхание. Услышав голос из-под развалин, Буцерка вместе с Александром Ислямовым поочередно проползали к Евгению и, чтобы он не запаниковал, успокаивали: якобы это гарь от костров, у которых греются земляки. (Ночью температура понизилась до трех градусов).

Шульге зажало стопу между бетонной плитой и холодильником. Разбив ломом стенку агрегата, ребята помогли ему выбраться…

Василий вспоминает, что из-за стресса первые два-три дня не хотелось ни есть, ни спать… К счастью, остался жив отец – был на смене на буровой.

В сентябре, когда на месте Нефтегорска уже было ровное песчаное поле, Буцерка перебрался в Хабаровск, продолжил службу и даже окончил московскую академию. В 1997-м у него родилась дочь Таисия. В том же году в погибшем поселке 28 мая открыли мемориал. На полукруглой стене семнадцать углублений, символизирующих разрушенные дома. В каждом – имена. Более двух тысяч…

Не раз Василий Николаевич возвращался сюда и однажды начал писать стихи. В одном из них такие строки:

Наш Нефтегорск,
мы по тебе скучаем.
Ты будешь вечно в памяти
со мной.
Мы про тебя не только
в мае вспоминаем.
Но также летом, осенью,
зимой.
Бывает в жизни тяжело,
не скрою.
И хоть тебя уже
на карте нет,
Все в жизни будем
сравнивать с тобою.
Неважно, что прошло уж
столько лет!

Сергей Федорчук.