Сахалинская корова не хуже бегемота. Народная кормилица: от XVIII века до наших дней

Памятник буренке в селе Чапаево Корсаковского района. Фото Натальи Котляревской.

Зря смеялись

Помнится, лет 30 назад первый сахалинский губернатор Валентин Федоров, увидев в островных хозяйствах высокоудойных голштинофризов, был настолько впечатлен, что решил поставить памятник корове. А чтобы слова не расходились с делом, на ее бронзовое изваяние из фонда развития области администрацией региона было выделено 60 тыс. рублей.

Скульпторы заслуженный художник РФ Владимир Чеботарев и его хабаровский коллега Александр Ефимов получили заказ на создание образа народной кормилицы высотой 2,5 и длиной 4,5 метра.

Идея губернатора (доктора экономических на­ук, профессора, члена-кор­рес­пондента РАН) подверглась остракизму. Ее не осмеивал только ленивый. Бросила камень в огород Федорова и газета «Коммерсантъ». Она сообщала, что на Сахалине в 1992 году появится первый в России памятник корове, для страны это – прецедент. Авторы заметки откровенно ерничали, написав, что в рабочих эскизах был вариант, когда позади коровы пристраивался бык. Но, дескать, такая композиция была отвергнута.

Скульпторы заказ выполнили, и симпатичная голштинофризка (уже после отъезда Федорова в Москву) заняла свое место на пьедестале возле здания совхоза «Корсаковский». Здесь она и стала местной достопримечательностью.

Вообще, в России немало памятников, с благодарностью установленных собакам, кошкам, лосю, медведю, чижику и даже бегемоту… А чем наша сахалинская корова хуже?

Буренки-мореходы

Первые коровы появились на островах еще в XVIII веке. Известно, что айны Итурупа и Кунашира получали от русских не только прочные рыболовные снасти, железо, но и коров.

В год организации на Северном Сахалине каторги (это был 1869-й) царским правительством ставилась задача – силами ссыльно-поселенцев и крестьян-вольнопоселенцев развивать здесь сельское хозяйство.

Доставляли буренок на острова пароходами. По воспоминаниям очевидцев, коровы укачивались сильнее людей. В долгом пути их кормили сеном, поили пресной водой, забортная вода была для них смертельной.

Первый агроном Сахалина Михаил Мицуль, прибывший на остров в 1871 году, полагал, что здесь на луговом высокотравье есть возможность широко развивать скотоводство – кормов вдоволь. Значит, будут поселенцы с мясом и молочными продуктами, а в случае их изобилия товар можно сбывать как на самом Сахалине, так и в Николаевске, Владивостоке, а также в Японии и Китае, где цены довольно высокие.

Агроном подсчитал, сколько крупного рогатого скота необходимо острову для первоначального разведения стада. По его прикидкам, маньчжурские коровы по продуктивным качествам превосходили забайкальских. Последних (еще в период освоения островов) стали завозить в русские военные посты из Сибири. Эти коровы были малопродуктивными, мелкими из-за бескормицы и отсутствия племенного материала. И потому в интересах дела Мицуль предлагал озаботиться покупкой хотя бы нескольких быков и коров в Маньчжурии. Доставить их на юг Сахалина планировалось через Владивосток.

Продумал Мицуль и альтернативу на случай, если этот вариант окажется провальным. Предлагал выписать хотя бы несколько голов племенного скота, например, из Сан-Франциско. И ходатайствовал об этом перед вышестоящими инстанциями.

В истории региона первый агроном оставил добрый след. Он предложил большую программу развития сельского хозяйства Сахалина, в которой немалую роль отвел животноводству. В проекте мужской тюрьмы Мицуль предусмотрел скотный двор с отделениями для молочных коров, рабочих волов, для мясного скота и нетелей, для телят. Значилась в проекте и молочная с ледником, и сыроварня с подвалом.

Корова в рогоже, да всех дороже

Не обошел вниманием эту тему и писатель Антон Чехов, побывавший на острове в 1890-м. Он отмечал, что годом ранее в среднем одна корова в Александровском и Корсаковском округах приходилась на два с половиной хозяйства, а в Тымовском – на три и более хозяйства. «Все наличное количество скота сосредоточено в руках только богатых хозяев, имеющих большие земельные участки или занимающихся торговлей», – сообщал Чехов.

О поселенцах, имеющих коров, он написал, что они предпочитают продавать молоко, чем есть его. «Держат они его не в глиняной посуде, а в бутылках – признак, что оно продается…даже в ущерб своему здоровью… Не скопивши денег, не уедешь на материк, а наесться досыта и поправить здоровье можно будет, со временем, и на воле».

О населении Соловьевки Корсаковского района Антон Павлович написал, что оно держит коров и торгует молоком. Во Владимировке отметил более 100 голов рогатого скота, хорошие покосы… Но заметил, что «нет хозяек, а значит, нет настоящих хозяйств».

Журналист Влас Дорошевич, побывавший на Сахалине позже Чехова, оставил такое житейское наблюдение: «Сахалинский поселенец на каторге не сибирский крестьянин: у голодного не поесть. В Сибири крестьянин кормит бродягу, и за то бродяга ни за что ничего у крестьянина не тронет. А голодный сахалинский бродяга режет у поселенца на корм и корову, и последнюю лошадь». Так что незавидной была судьба животных на каторге.

В начале ХХ века на север Сахалина завозили скот швицкой породы. В 1909 году на Тымовское опытное поле прибыло 53 таких коровы и 3 быка из лучших племенных хозяйств страны. Но со временем это стадо стало вырождаться, и его потеснил скот симментальской породы.

А в это время на Карафуто…

После русско-японской войны 1904 – 1905 годов в южной части Сахалина, отошедшей Стране восходящего солнца, тоже развивалось животноводство. Кроме коров айрширской породы (пестрой, красно-белой масти), в 1906 году акционерная компания «Карафуто Кайся» завезла первую партию голштинов – мировых рекордсменов по молоку родом из Голландии. В середине XIX века они прибыли на Хоккайдо, а затем – на Карафуто.

Доктор сельскохозяйст­венных наук Виктор Кузнецов и кандидат биологических наук СахНИИСХ Галина Ревина изучали пути формирования сахалинской популяции голштинской породы скота на Дальнем Востоке. В своем исследовании они приводят такие факты: если в 1913 году на юге Сахалина насчитывалось 1492 головы этой породы, то в 1942-м – 7591 голова.

С этого момента голшинская порода стала единственной на юге острова. От каждой коровы к этому времени японцы получали за год в среднем 2786 кг молока. А на опытной станции в Конуме (ныне Новоалександ­ровск) при японском губернаторстве средний удой коров за 300 дней лактации достигал 5513 кг с массовой долей жира в молоке 3,2%.

Доильный зал «Карусель» фермы «ГринАгро-Сахалин». Скорость вращения «Карусели» – шесть оборотов в час. За сутки через нее дважды проходит все дойное стадо хозяйства.

Слава Инке-Уке-Канарею!

После войны 1945 года голштинскую породу стали разводить по всей области. Примечательно, что на первых порах быков-производителей завозили из Японии и выращивали в ФГУ «Тимирязевское». Кстати, здесь был выведен основатель сахалинской родословной бык Инка-Ука-Канарей, давший большое потомство.
Развивалась на острове и старейшая линия породы карнейши мэкэп баттер бой.

Первых племенных быков этой линии в регион завезли еще в 1950-х. Самым ценным среди них оказался канадец Бриг.

Так что Сахалинская область стала пионером страны по разведению голштинской породы крупного рогатого скота и преуспела в этом. Но в лихие 1990-е все поголовье было пущено под нож.

А говорят, что коровы не летают!

Возрождение элитного голштинофризского стада на Сахалине началось с 2017 года. Когда ООО «ХАПК «ГринАгро» и ООО «ГринАгро-Сахалин» приступили к реализации проекта по строительству животноводческого комплекса и молокозавода в селе Троицкое.

К тому времени ООО «ХАПК «ГринАгро» имело опыт создания высокотехнологичного животноводческого комплекса в селе Алексеевка Хасанского района Приморского края. Туда из США, Германии и Дании в 2012 – 2014 годах были завезены элитные голштинофризы. Сейчас на комплексе в комфортных условиях и по самым передовым европейским технологиям содержится 2300 голов дойного стада.

Вот и в с. Троицкое Анивского района запущен первый этап комплекса ООО «ГринАгро-Сахалин». Это современное автоматизированное и высокотехнологичное производство. Такого же образца, как и в Приморье. Голштинофризских быков и буренок на остров доставили спецрейсом из Европы.

Их каторжанским сородичам-мореплавателям такое путешествие на самолете и не снилось. Сейчас общее поголовье дойного стада в Троицком – 1500 голов. Ежедневно они дают более 32 тонн молока, соответствующего высшим стандартам по чистоте и содержанию белка.

Столь высокий результат объясняется еще и тем, что у коров сбалансированный рацион. Он состоит из кормов, выращенных на собственных полях площадью в 5 тыс. гектаров. На них и заготавливаются зерновые культуры – соя и кукуруза, травы для сенажа и сена. Так обеспечивается оптимальный кормовой режим круглый год.

Поэтому коровы на комплексе – красавицы, в хорошей форме, а правильное питание буренок повышает питательную ценность молока.

Комплекс оснащен самым современным оборудованием в области молочного животноводства, оно включает в себя доильные залы типа «Карусель» и «Параллель».
Но об этом уникальном, не имеющем аналогов на всем Дальнем Востоке, проекте мы еще расскажем подробнее.

Так что сегодня никто не оспорит тот факт, что рекордсмены-голштинофризы – наши кормилицы и поилицы. А таким в знак уважения и памятник поставить не жалко.

Желательно в Троицком. Был бы жив экс-губернатор Федоров, он бы точно не отказался от такой идеи.

Людмила Степанец.