Сахалинские пленники. На рейде пусанского порта «застряло» российское судно «Арго»

Корреспонденту «Советского Сахалина» удалось дозвониться одному из членов экипажа — матросу Павлу Лукьянову.

Из его рассказа сложилась следующая картина. «Арго» (это шхуна южнокорейской постройки) принадлежит сахалинской компании «Прайд», офис которой находится в г. Южно-Сахалинске. 5 января с. г. судно вышло из Корсакова в Пусан, чтобы выгрузить там живого краба и встать на ремонт.

Павел Лукьянов, житель села Хороль Приморского края, устраивался на судно дистанционно. И этот его рейс был первым.

– По телефону в фирме мне сообщили условия моей работы – 27 долларов суточных, свыше тысячи долларов за перегрузку краба, – рассказывает матрос. – Возвращаться обратно домой мы должны были самолетом в конце января. Но наше пребывание в Пусане длится уже больше двух месяцев. Два раза на карту мне пришло по 13 тысяч с хвостиком рублей. Теперь выясняется, что по вопросам трудоустройства я разговаривал не с сотрудником отдела кадров, а с человеком, чьи полномочия мне так и непонятны.

«Арго» приписано к порту Корсаков. Его владелец – сахалинская компания «Прайд». Фото с сайта fleetphoto.ru

В Пусане обнаружилось, что портовые агенты не хотят обслуживать пришедший с Сахалина «Арго». Судно стоит на рейде, экипаж не может попасть на катер и сойти на берег, потому что транспорт и другое обслуживание можно заказывать только через агентов. Продукты на борт не завозили месяца полтора, доставили только 1 апреля.

Все это время люди экономили еду как могли, рассказывает житель Приморья. Чтобы хватило горючего, остановили одну рефрижераторную секцию. Особенно тяжело приходилось курильщикам – сигареты заканчивались, в ход шел даже чай. А еще с судна два месяца не вывозили мусор.

Капитан, по словам нашего собеседника, причину происходящего экипажу не объясняет. Владельцы судна – тоже. Появилось подозрение, что фирма, направившая «Арго» к южнокорейским берегам, имеет большие долги, поэтому обслуживать судно портовики отказываются.

– Мы хотели выбраться домой сами, обращались к агентам с просьбой доставить нас на берег и отвезти в аэропорт, – говорит Павел Лукьянов. – Но нам отказали. Потом изменилась ситуация: прямые рейсы в Россию Корея отменила из-за санкций. Добраться домой теперь можно было только окружным путем, через Ближний Восток, а стоимость билета нам была не по карману.

За время вынужденного нахождения на рейде ухудшилось состояние здоровья одного из членов экипажа, 55-летнего старшего механика. Только на этой неделе его смогли отправить во Владивосток. Как рассказали морякам – через Объединенные Арабские Эмираты и Москву. Ему становилось хуже, в столичном аэропорту моряку выдали инвалидную коляску, иначе он не мог передвигаться. В полете у стармеха открылось внутреннее кровотечение, и встретившая у трапа «скорая» отвезла его в больницу.

На этой неделе «Арго» обещают поставить к причалу, а людей пересадить на судно «Цезарь» и отправить во Владивосток. Но проверить правдивость этой информации невозможно, поскольку руководство компании на контакт не идет.

Номер телефона Лукьянова, по его словам, в фирме заблокировали, поэтому задать вопросы в чате он не может. Так же, как и позвонить. Матрос и его супруга писали жалобы во многие инстанции. В частности, в Федерацию профсоюзов Приморского края; уполномоченному по правам человека, в органы прокуратуры – как на Сахалине, так и в Приморье. Получили ответы, что обращения приняты и без внимания их не оставят.

Из Сахалинской транспортной прокуратуры пришел ответ в конце марта: проведена проверка, которая установила, что экипаж обеспечен продуктами питания и питьевой водой, на борту имеется запас топлива, а все эти сведения документально подтверждены владельцем судна. Вывод надзорной инстанции – оснований для принятия мер реагирования не имеется. Доводы о нарушении трудового законодательства проверит южно-сахалинская городская прокуратура.

А пока что Павел Лукьянов и остальные члены экипажа близки к отчаянию – у них копятся кредитные и прочие долги, семьи испытывают материальные затруднения.

Как видится сложившаяся ситуация с сахалинского берега? Узнать точку зрения руководства компании «Прайд» не удалось – ни стационарный, ни мобильный телефоны гендиректора Евгении Енгалычевой не отвечали. Любопытно, что при наборе городского номера автоответчик произносит «неправильно набран номер», при звонке на мобильный автоматика выдает фразу на корейском языке.

Дозвониться удалось только до специалиста-кадровика. Она объяснила, что давать комментарии по ситуации не уполномочена, а что касается заработка экипажа, то деньги всем его членам перечисляются регулярно на карту. Пока непонятно, какую сумму обещали морякам при трудоустройстве. Судя по всему, это не единственная загадка.

Сергей РЯБОВ.