Красная Армия в Харбине. Август 1945 г.

Маньчжурская стратегическая наступательная операция Красной Армии, которая началась 75 лет назад – 9 августа 1945 года, стала одним из самых блестящих сражений на заключительном этапе второй мировой войны. О том, как проходила эта операция и зачем Советский Союз начал военные действия против Японии, когда фашистская Германия была уже разгромлена, ТАСС рассказал научный директор Российского военно-исторического общества Михаил Мягков.

«Это была одна из самых блестящих операций Красной Армии на завершающем этапе войны. Операция на окружение врага, расчленение врага, его разгром. Ее подготовка, исполнение и последствия изучаются не только у нас, но и во многих военных академиях мира, в том числе в Соединенных Штатах Америки», – сказал он.
Мягков напомнил, что еще до начала второй мировой войны Япония хотела захватить богатые ресурсами дальневосточные земли СССР.
«Японские военные мечтали захватить советский Дальний Восток и Сибирь, использовать огромные ресурсы ради обогащения своей империи. В связи с этим произошло два крупных инцидента между советскими и японскими войсками – в 1938 году на озере Хасан и в 1939 году у реки Халхин-Гол в Монголии, которую мы обязались защищать по договору. В обоих инцидентах японцы понесли поражение, особенно на Халхин-Голе. Думаю, что воспоминания о тех поражениях отложились в памяти многих японских генералов», – отметил историк.
Научный директор общества подчеркнул, что Советский Союз ожидал нападения Японии и держал у границ большое количество живой силы и техники даже в ходе битвы за Москву осенью – зимой 1941 года. «СССР, воюя на стороне антигитлеровской коалиции, тем не менее с Японией в войну не вступал, хотя мы постоянно опасались нападения на наши дальневосточные рубежи. Например, во время нашего контрнаступления под Москвой было меньше танков, чем находилось на наших дальневосточных рубежах, чтобы в случае необходимости отразить японскую агрессию. Но когда разведчик Рихард Зорге сообщил, что Япония не нападет на Советский Союз, дивизии с Дальнего Востока были переброшены под Москву и сыграли одну из решающих ролей в разгроме гитлеровской Германии у стен столицы», – сказал Мягков.

Договоренности союзников
Первые просьбы оказать содействие США против Японии поступили Сталину уже после нападения на американскую базу в Перл-Харборе.
«Рузвельт обратился к Сталину за помощью в войне с Японией буквально сразу после 7 декабря 1941 года, когда Япония напала на американскую базу Перл-Харбор. Сталин посочувствовал американцам, но напомнил, что враг находится всего в нескольких десятках километров от Москвы, и мы не можем отвлекать никакие силы. Несмотря на то, что мы не находились в войне с Японией, провокации японцев продолжались на наших границах. Они топили суда, которые шли по ленд-лизу из США в советские порты, строили линии укреплений и проводили подготовку армии. Планы войны с Советским Союзом оставались до 1944 года», – рассказал Мягков.
Первые договоренности о вступлении Советского Союза в войну против Японии были озвучены в ходе Тегеранской конференции в 1943 году. «Наши союзники постоянно поднимали этот вопрос. Для них это было очень важно, поскольку когда американская разведка оценивала масштабы своих потерь в случае штурма основных японских островов, то они достигали бы более миллиона человек, а война могла продлиться до 1947 года. Мы же на переговорах поставили вопрос о возвращении территорий, которые ранее принадлежали России, но были потеряны в ходе русско-японской войны 1904 – 1905 годов. Это касалось южного Сахалина, Порт-Артура, Южно-Маньчжурской железной дороги и Курильских островов», – подчеркнул научный директор общества.
На Ялтинской конференции было подписано секретное соглашение между СССР и союзниками, по которому Сталин обязался вступить в войну с Японией спустя два-три месяца после окончания войны в Европе. Во время Потсдамской конференции Англией, США и Китаем была принята так называемая «потсдамская декларация», по которой Японии предложили капитуляцию, но она от нее отказалась.
«Уже весной 1945 года, по мере завершения боевых действий на том или ином участке советско-германского фронта, наши войска стали перебрасываться по Транссибирской магистрали на Дальний Восток. Надо сказать, что это были опытнейшие войска, прошедшие огонь и воду, закаленные в боях. Более полумиллиона человек и тысячи единиц техники были переброшены с запада на восток», – отметил Мягков.
Советский Союз 8 августа заявил, что присоединяется к «потсдамской декларации» и с 9 августа находится в состоянии войны против Японии.

Соотношение сторон
Советские войска сосредоточили более чем полуторамиллионную группировку сил, 27 тыс. орудий и минометов, не считая реактивных «Катюш», более 5,5 тыс. танков, более 3,7 тыс. самолетов. Плюс к этому Монголия выделила порядка 16 тыс. солдат. «У Японии тоже была огромная группировка – около миллиона человек, более 5 тыс. орудий, более тысячи танков, 1800 самолетов, а также силы марионеточного государства Маньчжоу-го. Японцы собирались ожесточенно сопротивляться, были созданы десятки укрепленных пунктов на границе», – сказал собеседник агентства.
Советское командование на Дальнем Востоке возглавил маршал Александр Василевский. Было организовано три фронта – Первый и Второй Дальневосточные и Забайкальский.
«На Забайкальском фронте надо было пройти горы Хинган, пустыни, безводные пустыни, на Дальневосточных фронтах – тайгу, заболоченные участки. В таких условиях необходимо было поддерживать четкий и быстрый темп наступления, потому что операция строилась на окружении, расчленении и разгроме сил врага в кратчайшее время», – подчеркнул Мягков.

До полного разгрома
Наступление советских войск началось неожиданно для японских войск, во многих местах оно проходило без артиллерийской подготовки, чтобы раньше времени не заставить думать противника, что это генеральное наступление.
«Мы окружали и взрывали японские укрепленные пункты и быстро продвигались вперед. Особые трудности вызвал переход через хребет Большой Хинган, где ощущалась нехватка горючего, которое приходилось доставлять самолетами. Тем не менее солдаты делали все возможное, чтобы идти вперед, окружать гарнизоны врага и заставлять их капитулировать. Уже через несколько дней обозначился наш крупный успех: под нашими ударами японцы отходили в Харбине, в ряде мест и районов, где были высажены воздушные и морские десанты», – рассказал научный директор общества.
14 августа Япония, видя такое развитие событий, приняла решение о капитуляции, но огромное число сил Квантунской армии фактически его не восприняло и продолжало сражаться. «До кого-то не дошла эта информация, кто-то фанатично сражался, ведь в японской армии были фанатики, самоубийцы-камикадзе, которые бросались под советские танки обвязанные взрывчаткой, были солдаты, которые были прикованы к крупным пулеметам. Поэтому генштаб Красной Армии принял решение, что необходимо продолжать наступление до полного разгрома врага. Однако уже 19 августа командование Квантунской армии приняло решение о капитуляции, и началась массовая сдача в плен», – сказал Мягков.
Вскоре началась операция Красной Армии по освобождению Сахалина и Курильских островов.
«На Южных Курилах бои закончились только 2 – 3 сентября 1945 года, когда там капитулировал японский гарнизон. Там бои были тоже достаточно ожесточенные, тем не менее потери японских войск по сравнению с нашими представляют достаточно решительную картину полного разгрома японской армии. Японцы потеряли безвозвратно убитыми и пропавшими без вести 82 тысячи человек, плюс 650 тысяч японцев попало в наш плен, тогда как наши войска потеряли только 12 тысяч человек безвозвратно. 2 сентября 1945 года на американском линкоре «Миссури» в Токийской бухте был подписан акт о капитуляции Японии», – отметил историк.

Атомные бомбы для устрашения СССР
По словам Мягкова, применение США атомных бомб в японских городах Хиросима и Нагасаки было направлено не столько против японских вооруженных сил, сколько для демонстрации своей мощи Советскому Союзу.
«Американские ученые предлагали взорвать эти бомбы где-нибудь над рисовыми полями либо на необитаемом острове, но американское военное командование и сам президент Трумэн настаивали на том, чтобы они были сброшены над густонаселенными городами, не считаясь с тем, что будут жертвы среди мирного населения. Мы знаем, что в Хиросиме только от взрыва, взрывной волны и возгорания погибло более 130 тысяч человек, а в дальнейшем потери от лучевой болезни составили больше 250 тысяч человек. Примерно такие же потери можно считать и в Нагасаки. Это был варварский акт, направленный против мирного населения и против Советского Союза, чтобы запугать нас», – сказал Мягков.
Историк подчеркнул, что сегодня в западной историографии принято считать, что именно ядерные бомбардировки склонили Японию к капитуляции, однако это далеко не так. «Сама американская разведка, которая написала доклад в начале 1946 года, четко и ясно показала: решение о капитуляции было принято на императорском совещании после вступления Красной Армии в боевые действия и ее быстрого продвижения. Конечно, их потрясло, что теперь против них выступил могущественный Советский Союз, и Квантунская армия быстро потерпела поражение. Наш вклад в разгром японских милитаристов был наиважнейшим, ведь неизвестно, сколько американцам и англичанам пришлось бы еще воевать с японцами, если бы не Красная Армия», – заключил научный директор Российского военно-исторического общества.