Все женщины боятся мышей или, по крайней мере, небезразличны к их явлению на кухне. В этом плане главный режиссер областного театра кукол Антонина Добролюбова не исключение. Но на сказочной  кухне кукольного королевства мышам рукоплескали от души. Зверюшки на сцену вышли, заметим, не простые, венгерские – из пьесы Дюла Урбана, преобразившейся благодаря кукольникам в спектакль «Все мыши любят сыр», поставленный А. Добролюбовой.
«Мыши…» в кукольном доме появились кстати, ведь грядущий новый театральный сезон приходится на год Мыши по восточному календарю, хотя об этом  создатели не задумывались, но, видимо, интуиция не дремала. Она же подсказала  Антонине Добролюбовой идею сотрудничества с художником Чехов-центра Еленой Приискиной, «нарисовавшей» множество прелестных спектаклей для сахалинской ребятни. Дебют Е. Приискиной на кукольном поприще был весьма успешным. По ее эскизам бутафоры сотворили почти два десятка мышей – белых, серых – и одного великого кота Мага, на поверку оказавшегося опять-таки мышонком. Каждая из них мила, хороша и не похожа на другую ни внешне (спасибо художнику), ни характером (заслуга актеров).
Вместе со своей командой Антонина Добролюбова создала вкусную сказку с ароматом «Рокфора» и «Камамбера», в которой коты помогают мышам, а мыши летают по небу, осененному  луной с чисто кошачьей улыбкой. Разборки почтенных семейств, самозабвенно враждующих ввиду разности цвета шерстки, отступают в конечном счете перед всепобеждающей силой любви юности.
И в общем-то  это не сказка, а быль, обращенная к родителям, которых волнует вопрос, как найти общий язык с сыном или дочерью. «Служебное» положение  кукольников позволяет им исподволь, между строк или, точнее сказать, сквозь крупные дырочки в сыре, говорить о главном и необходимом в отношениях между поколениями (хоть мышей, хоть людей) – о добре и терпении, о любви и понимании.  А зритель, даже из числа завсегдатаев, не устает гадать: как же они придумывают свои летучие и светящиеся чудеса в объятьях столь любимого кукольниками «черного кабинета»? И чем дальше, тем становится все «страньше и чудесатее», как выражалась Алиса Л. Кэролла, в этой маленькой абсолютно волшебной стране.
Вообще-то если и стоит называть  «Мышей…» сказкой для детей, то с оговоркой. Заданный тон проблематики подхватывается мамами и папами с интересом, быть может, большим, чем адресатами «от двух до пяти». То, что артисты кукольного театра давно выросли из штанишек «Репок» и «Теремков», видно нево-оруженным глазом, и в серьезности их намерений сом-неваться не приходится.
В принципе это страстное желание быть услышанными зрителями разных возрастов  прорывается в ряде постановок Антонины Добролюбовой, в том числе и в последней, на сцене Чехов-центра,  – «Синей птице» по
М. Метерлинку. Но она отстаивает именно за любимым кукольным  театром статус территории для приложения большой драматургии, желательно из золотого фонда классики. И, думается, недалек час, когда взрослые будут приходить в кукольный театр не в качестве  эскорта для своих малышей, приобщающихся  к таинствам искусства за ширмой, а как главные зрители – увидеть Гоголя, Шекспира, Достоевского… Как это принято, например, в мытищинском театре «Огниво» Станислава Железкина, давнего друга сахалинских кукольников, где  зрительный зал полон и утром, и в вечерние часы.
«Дележка» театра на «для маленьких», а потом «больших» представляется неперспективной в ХХI веке.
В отличие от Чехов-центра, актерам этого театра нет оснований жаловаться на простои. В каждом спектакле они играют всей своей маленькой дружной семьей. Репертуарный список приближается к тридцати, притом  что актеров в труппе немного – хватит пальцев двух рук. Сейчас их российские коллеги пребывают в заслуженных отпусках, а у наших кукольников трудовое лето в разгаре, и «Все мыши любят сыр»  отнюдь не последняя премьера уходящего сезона. О последней и о планах на будущий сезон мы расскажем чуть позже, в конце июля.
И. Сидорова.