Он поправил Чуковского. Доцент пединститута Теплинский заступился за «Остров Сахалин»

133

14 сентября — день рождения Марка Вениаминовича Теплинского, доктора филологических наук, чеховеда, завкафедрой областного пединститута с 1953 по 1970 годы.

Из Украины в Саратов, Петрозаводск и на Сахалин

Марк Теплинский родился 14 сентября 1924 года в Полтаве. Во время войны был в эвакуации в Саратовской области. В этот регион вывезли и государственный университет из осажденного Ленинграда. Марк Вениаминович воспользовался совпадением и в 1947 году с отличием окончил один из ведущих вузов страны.

Преподавать начал сразу после получения диплома: с 1947 года Теплинский работал на кафедре литературы учительского института Петрозаводска. В 1951 году в альма-матер защитил кандидатскую диссертацию, выбрав для этого поэму Николая Некрасова «Современники». В 1953-м Теплинский уезжает на Сахалин, где до 1970-го заведовал кафедрой русской и зарубежной литературы Южно-Сахалинского государственного педагогического института.

Книги детям государственных преступников

Сахалинскими следами Чехова молодой ученый занялся сразу по приезде в Южно-Сахалинск. Первая публикация в сахалинской печати вышла к 50-летию со дня смерти писателя — в июле 1954 года.

Книги Марка Теплинского выходили в книжном издательстве «Советского Сахалина». А полосы нашей газеты он использовал для литературного просвещения сахалинцев: писал о переписке Льва Толстого с мужем Людмилы Волкенштейн, террористки «Народной воли», о встречах Чехова с политическими ссыльными, практической заботе русского писателя о грамотности детей, проживающих рядом с каторгой.

«Легко можно представить, с какой радостью были встречены на Сахалине тысячи книг, поступавших сюда по инициативе великого писателя», — писал Теплинский в «Советском Сахалине» 18 августа 1958 года.

Письма сахалинцев вошли в книгу «От двух до пяти»

Теплинский переписывался с писателем и переводчиком Корнеем Чуковским.

14 мая 1982 года «Советский Сахалин» опубликовал статью Марка Вениаминовича, где он привел выдержки из писем. Материал был приурочен к 100-летию автора «Мухи-Цокотухи» и «Мойдодыра»: «В 1953 году я начал работать в Южно-Сахалинском педагогическим институте. Молодость, нехватка опыта давали о себе знать — тем более нужны были дружеские письма К. И. Чуковского, который всячески ободрял и поддерживал меня».

Чуковский свидетельствовал Теплинскому: о Южно-Сахалинске у него самые светлые представления, потому что из островной столицы в писательский поселок Переделкино приходило много писем. Материал от сахалинских корреспондентов классик детской литературы включил в свою книгу «От двух до пяти».

Отстоял «Остров Сахалин»

«Пришлось мне однажды даже вступить в спор с Корнеем Ивановичем, — признается Теплинский. — В одной из своих статей 1957 года он утверждал, что книга Чехова «Остров Сахалин» ни на что не пригодилась и «никакого общественного резонанса не вызвала». Я написал ему, что суждение несправедливо…».

Чуковский признал ошибку и поблагодарил молодого ученого: «Действительно, в этой главе моей статьи о Чехове, которую я напечатал в «Москве» (российском литературном журнале. — Прим. ред.), книга «Остров Сахалин» трактуется мною неправильно. Я заметил это, перечитывая статейку в печати. Если статейка будет печататься вновь, я, конечно, исправлю свой промах, на который Вы так верно (и так своевременно) указываете…».

Чуковского записали в клуб

В 1957 году в островном пединституте начал работу литературный клуб имени А. П. Чехова. Студенты избрали Чуковского почетным членом и сообщили ему об этом. Корней Иванович в ответном письме признался, что послание с острова его взволновало.

Чуковский отметил в письме, что является «многостаночником» и трудится сразу над несколькими проектами, главным из которых считает «Воспоминания», куда войдут его свидетельства об общении с Репиным, Горьким, Леонидом Андреевым, Кони, Маяковским, Блоком, Тыняновым, Короленко и Алексеем Толстым.

Писатель обещал сахалинским студентам: «Одновременно с нею (книгой воспоминаний. — Прим. ред.) должна выйти в Гослите книжка «Люди и книги», куда войдет, между прочим, статейка о Чехове, печатавшаяся в журнале «Москва». Статейку я исправил: выбросил из неё те ошибочные суждения, которые я высказывал там о Сахалине. Чуть только вый­дут эти книжки, я сочту приятным долгом послать их Вам…».

Взялся за «Каторгу»

В 1960 году Теплинский отправил Чуковскому книги издательства «Советского Сахалина», выпущенные к столетию Антона Павловича.

«Спасибо, что не забыли меня…», — отвечал пожилой писатель. «Я все хвораю — после вирусного гриппа, и книга моя «Чехов и его мастерство», очевидно, не будет написана. А материалов у меня горы — и каких материалов! Да и кое-какие наблюдения свежие, нигде не отмеченные. Но ничего не поделаешь — возраст! Из всего этого вывод — не откладывайте работ в долгий ящик, работайте, пока есть молодые силы. Я свою молодость потратил зря, а теперь уже — хвать-похвать — поздно!».

Теплинский ответил делом и взялся за изучение Дорошевича — этот популярный русский журналист в конце ХIХ века привез с Сахалина серию очерков, объединенных в трехтомник «Каторга». Чуковский одобрил планы сахалинца: «Вы всколыхнули во мне тысячи воспоминаний. Я ведь работал в газете Дорошевича «Русское слово», встречался с ним в Ленинграде… Был у него однажды вместе с Горьким… Когда он скончался, Горький хотел переиздать «Сахалин» (очевидно, речь об очерках с каторги. — Прим. ред.) и поручил мне редактирование этой книги. Не помню, почему издание не состоялось…».

С Сахалина на Украину

В 1961 году научные, преподавательские и просветительские заслуги Теплинского были отмечены государством и областной властью: в 1961 году его наградили медалью «За трудовую доблесть»; в 1967 году — Почетной грамотой обкома и облисполкома.

В 1970 году Теплинский переехал в Украинскую ССР, где до 2012 года заведовал кафедрой Ивано-Франковского педагогического института, преобразованного с годами в университет. Печатался в научных журналах России и Украины.

19 апреля 2012 года Марк Вениаминович Теплинский скончался в Ивано-Франковске.

Николай Шелепов.