C тех пор как на перекрестке Коммунистического проспекта и улицы Ленина в областном центре установили звуковой светофор для слепых, жизнь жителей рядом стоящих домов превратилась в ад, – пишут жильцы дома № 171 по улице Ленина. – Каждый день мы вынуждены слушать громкие сигналы, от которых не спасают даже закрытые окна. Монотонные звуки действуют на психику, как камера пыток. Особенно тяжело пенсионерам, которые находятся в квартирах постоянно. Мы очень сочувственно относимся к проблемам слепых, но почему из-за них должны терять свое психическое здоровье другие? Слепые составляют всего 0,4 проц. от всех горожан, и, по данным ГИБДД, в Южно-Сахалинске не было случая, чтобы под колеса автомобиля попал инвалид по зрению, давят только зрячих.
А с недавних пор на жителей, проживающих в центре, свалилась еще одна напасть: на площади Ленина компания «Сити ТВ» установила большой экран, на котором прокатывает рекламные видеоролики. Так что трели светофора усугубляет звук рекламы. Мы не знаем покоя с 7 часов утра до 22 часов вечера, для шумовых эффектов нет выходных и праздников.
В 2005 году мы обращались по поводу звукового светофора в УВД, ГИБДД и мэрию, и звук на какое-то время приглушили, но в прошлом году его вновь усилили. Обращались мы и в «Сити ТВ» с просьбой отключить звуковое сопровождение рекламы, но там отказались это сделать. Для подкрепления своей позиции фирма заказала экспертизу, которая выдала заключение, что звук рекламы во дворе дома не превышает нормы. Это смешно»…
Тема, поднятая горожанами, что и говорить, актуальна. «Тишины хотим, тишины!» – могли бы проскандировать вслед за авторами письма сотни, а то и тысячи южносахалинцев. И только ли они?! С каждым годом число раздражающих шумовых факторов растет. Когда-то это были в основном бессовестные соседи, гуляющие днем и ночью, скулящие и лающие по соседству собаки, громкая музыка.
Сегодня к этому традиционному набору прибавились нескончаемые ремонты. Недели и месяцы стучат и сверлят в одной соседской квартире, потом ремонт плавно перемещается в другую. Есть подъезды, в которых строительный шум длится уже несколько лет. Конечно, растущее благосостояние горожан радует, однако хотелось бы, чтобы без такого неудобного для окружающих сопровождения.
Или вот еще дворовые фейерверки. Понятны и приветствуемы общегородские светошумовые эффекты по поводу больших праздников. А вот чья-то личная радость по поводу рождения, свадьбы, повышения по службе и пр. могла бы обойтись без ночного фейерверка, который будит жильцов всех окружающих домов. Тем, кто трудно засыпает или вынужден рано просыпаться, чужое ликование непонятно.
Кстати, на днях в редакцию пришло письмо южносахалинца Н. Смирнова. Он считает, что эти никем не санкционированные салюты причиняют вред здоровью больных людей.
А как действуют на нервы буханье железных дверей соседских квартир, рев автомобилей, газующих по дворам до утра, их сигналы, вызывающие друзей автолюбителей из сонных домов… Места в газетном номере не хватит, если перечислять все, что мешает многим из нас чувствовать себя дома как дома.
большинстве своем люди понятливы и терпеливы. Они входят в положение всех, вынужденных жить в человеческом муравейнике, именуемом многоквартирным домом. Никто из нас не виноват, что в квартирах «картонные» стены, рассуждают они. Что ж, разве из-за этого все должны ходить у себя дома на цыпочках, не смотреть поздние телепрограммы и разговаривать вполголоса? Мы не раздражаемся на плач новорожденного, смиряемся со скулением тоскующей днем без хозяев собаки, с пониманием относимся даже к желанию соседской девочки-подростка слушать тяжелый рок. Даже молодежные посиделки под окнами дома воспринимаем философски: не забыли еще своей молодости. Пока, конечно, все эти шумовые эффекты не переходят границы.
Чтобы люди куда-то обратились с жалобой, их надо все же очень сильно «достать». И хорошо, когда их там, куда они пишут, тоже понимают.
Вот, например, на обращение жильцов дома № 171 по ул. Ленина среагировали. Областное УВД сообщило, что городскому отделу ГИБДД дано задание снизить до минимума звуковой сигнал на светофорах перекрестка, а директору ООО «Сити ТВ» – предписание на отключение звука светодиодного экрана с 20 часов вечера до 8 утра. Кажется, и волки сыты, и овцы целы. Но почему и там, и там дожидались жалобы, неужели без указивки УВД, только из соображений гуманности нельзя было с самого начала все приглушить?
Еще пример. В начале года в редакцию пришло письмо от жителей 9-го микрорайона. Они писали, что в школе № 21 «квартирует» компьютерный салон. И после 23 часов соседние дома не спят из-за громкой музыки, нецензурной брани, часто возникающих драк. Такая веселая жизнь летом продолжается до самого утра.
Директор школы подтвердил, что так было до 2007 года, потому что в предыдущих договорах с руководством компьютерного салона не был оговорен режим его работы. С января салон открыт только до 20.00. Так что к руководству салона, школы у жителей претензий уже быть не должно. Правда, ухоженная, облагороженная территория учебного заведения все же остается летом местом сбора местной молодежи. Но если молодые мешают жителям соседних домов спать, обращаться надо не в школу, а в милицию, считает директор школы. И правильно считает.
от мы и подошли к главному защитнику наших прав на тишину и покой, т. е. к милиции. Что в ее компетенции, что – нет, всегда ли она на высоте, какова результативность ее работы по охране общественного порядка?
Заместитель начальника милиции общественной безопасности УВД Южно-Сахалинска В. Базанов, к которому я обратилась за разъяснениями, начал разговор с закона Сахалинской области, установившего временные границы всеобщей тишины: с 22 часов вечера до 6 утра. Несоблюдение ее в эти часы считается нарушением. И если в доме после 22 часов затягивается ремонт, шумят за стеной соседи, сверкают и взрываются во дворе фейерверки – это все повод для обращения в милицию. Виталий Анатольевич заверил, что она обязательно отреагирует и на звонки граждан, и на их письменные заявления.
Правда, набор мер воздействия на нарушителей у милиции невелик: профилактическая беседа и административный штраф. Для кого-то и этого, может быть, хватит. Однако у тех, кому общественное мнение до лампочки, воспитательные разговоры и небольшой штраф могут оставить ощущение безнаказанности.
Вообще-то есть и более строгие меры, реальные, как говорят в правоохранительных органах. Например, административный арест на 15 суток. Но эти меры в руках у судей, а они почему-то их не применяют, хотя в городском управлении внутренних дел условия для содержания 15-суточников имеются. На такое наказание чаще всего напрашиваются скандалисты, дебоширы, устроители постоянных шумных застолий. В. Базанов привел пример с семейными дебоширами, которые не дают покоя и жизни не только своей семье, но и всем соседям. Наряд милиции выезжает по звонку, составляет протокол, везет нарушителя к судье, а тот наказывает его штрафом в 500 рублей. Такой человек может вовсе не работать или перебиваться случайными заработками, поэтому штраф платится из семейных денег (кого наказывают?!) или вовсе не платится. Но главное, что эта мера совсем не воспитывает. Соседи или жена вызывают милицию в надежде, что скандалиста и выпивоху «закроют», а он через три часа после задержания является домой и затевает новый скандал на тему: «Зачем меня сдали милиции?».
– В свое время, – говорит В. Базанов, – милиция получала много благодарственных слов от женщин как раз за административные аресты семейных хулиганов. Мы много сил прилагали, чтобы эта мера применялась. Когда человек временно лишается свободы, у него есть время подумать. И женщины потом рассказывали, что после 15-суточного заключения их мужья бросали пить и устраивались на работу.
Часто ли обращаются горожане в милицию по поводу нарушения покоя? «Чаще, чем хотелось бы», – полушутя-полусерьезно сказал В. Базанов. И объяснил, что южносахалинцы считают милицию ответственной за все, хотя это не так. Например, они часто звонят и жалуются, что дворовые собаки воют или лают, не дают спать. Но полдома этих собак подкармливает, да и вообще это забота коммунальных структур. В милицию обращаются, когда вдруг прорвет водопроводные трубы, когда затопят соседи, когда в подъезде кто-то серьезно намусорил.
Все эти жалобы поступают участковым инспекторам, и они вынуждены с ними разбираться, хотя у них и своих «прямых» обязанностей немерено. А потом население обижается, что не знает участковых инспекторов в лицо, что они не ходят для знакомства по квартирам, не проводят собрания на своих участках, заметил В. Базанов.
не много лет приходилось разбираться с жалобами горожан по поводу нарушения их прав на покой и тишину. Особенно большое количество их было на соседей, ведущих асоциальный образ жизни. У меня создалось впечатление, что такие «орешки» либо не по зубам правоохранительным органам, либо последние не хотят сильно заморачиваться по их поводу. Даже конфликты, дошедшие до суда, не получали разрешения, оставляя потерпевших в унизительной беспомощности.
Но если у нас такие беззубые законы, надо добиваться их пересмотра. В области есть структуры и лица, обладающие правом законодательной инициативы.
Очень спорной кажется мне строгая установка на оговоренные законом часы тишины. Все остальное время, получается, можно отравлять жизнь окружающих? Мой сосед, например, в пять утра включает громкую музыку. Пять – это, конечно, чересчур, но вот с шести утра областной закон ему это разрешает. Одна пожилая пара потеряла остатки здоровья, пока пережила четырехмесячную реконструкцию соседней квартиры. Больные пожилые люди вынуждены были все дни проводить во дворе – благо стояло лето – вместо того, чтобы отлеживаться в покое. Шум был ынеимоверный. Но строители закон соблюдали, работали с 8 утра до 22 вечера. А только ли пенсионеры страдают от дневных шумов? В квартирах остаются родители с грудными или больными детьми. Как им переносить звуковой прессинг?
Однако давайте не будем пессимистами. Надо бороться. Как видим, у некоторых все-таки получается отстоять право на тишину.
Н. КОТЛЯРЕВСКАЯ.