А. Титов.
А. Титов.

Недавно я познакомилась с Александром Васильевичем Титовым и все эти дни нахожусь под впечатлением его яркой личности. Он прислал в редакцию свои стихи и короткое сопроводительное письмо.

«Несколько лет назад, – написал Александр Васильевич, – моим хобби стало сочинение стишков. Они, конечно, корявые, непрофессиональные, но почему-то нравятся людям. Я при случае читаю их в очередях за получением пенсии и в поликлинике, в автобусах, соседям по даче. Когда лежал в последний раз в областной больнице с сердечным приступом, меня спросили, почему я не публикую свои стихи. Отшутился, сказал, что сегодня слишком многие претендуют на роль творческой личности. Себя я к таким не отношу».

Александр Васильевич, конечно, поскромничал. Может быть, его стихи и несовершенны, но человек он несомненно творческий и, что самое главное, неравнодушный. Ему 88 лет, он нездоров, ко всему прочему плохо видит, но на удивление жизнелюбив и оптимистичен. Несмотря на все свои хвори, оказывается, ведет большую переписку с федеральными и областными властями, отстаивая права самых немощных – ветеранов и инвалидов.

Причем Титова нельзя отнести к разряду жалобщиков – он пишет эмоциональные, но очень аргументированные, корректные письма-предложения, письма-советы. Иногда, как он считает, к ним прислушиваются. Например, он обратился в период подготовки к празднованию 70-летия Победы к президенту РФ с рядом предложений, в том числе провести празднование не только как триумф разгрома фашизма, но и как день прощания с поколением победителей, ведь до следующего юбилея Победы вряд ли кто из них доживет. Ему ответили, что учтут его предложения. И действительно, эмоциональный накал праздника был необычайно силен.

Однако до обращения к президенту были письма в правительство Сахалинской области и в областную Думу с теми же предложениями. Кроме уже упомянутого было и такое – пощадить самолюбие ветеранов и по примеру 53 российских регионов принять закон «О знамени Победы». Чтобы в дни празднований украсить улицы наших городов дубликатом этого знамени и выносить красное знамя впереди государственных флагов. Ведь как неловко чувствуют себя седые ветераны, прошедшие самую кровавую войну, когда в дни Победы их заставляют вставать при внесении государственного флага Российской Федерации. Не секрет, что под этим флагом воевали предатели-власовцы. И это затрагивает честь и достоинство ветеранов Великой Отечественной войны.

Александр Васильевич обращался, чтобы восстановили справедливое отношение к части ветеранов, которых еще недавно называли участниками трудового фронта, а сегодня они стали тружениками тыла. Это было обидно и лично ему, который в 14 лет был мобилизован на сплав березовых поленьев, предназначенных для изготовления прикладов для стрелкового оружия. Там, где месяц назад проходил фронт, по существу детские бригады, голодные, без отдыха и сна, толкали по речушкам эти дрова. А берега были нашпигованы немецкими противопехотными минами. Под тяжестью тающего снега они постоянно взрывались, и пацаны падали, истекая кровью. И это тыл?

Когда фронт отступал, поля вдоль больших дорог оставались заминированными. Промышленные, гражданские сооружения, сами дороги очищались от смертоносных зарядов, а до полей руки у минеров не доходили. И эту работу делали сами землепашцы. Шли, щупом протыкая землю, выискивая деревянные ящики, набитые толовыми брусками, в одном из которых был взрыватель. Саша Титов был трактористом и пахал начиненную смертью землю. Но его бог миловал.

– Мы не считали, что совершаем что-то героическое, то ли в силу возраста, то ли из убеждения, что герои – там, на фронте, и они решают судьбу Родины, – рассказывал Александр Васильевич.

Но когда ему после окончания войны вручали медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов», он был необычайно горд. И ему на сердце на долгие годы легли поэтические строки «Из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд».

Но от властных областных структур в 2014 году Титов получил однотипные ответы, что подготовка и порядок празднования 70-летия Победы определены указом президента и в мероприятия, утвержденные правительством, на местах никто никаких изменений вносить не будет. Тогда Александр Васильевич и написал президенту РФ…

А еще раньше Титов обращался к президенту по поводу заявительного характера получения льгот ветеранами. Президент неоднократно выражал недоумение, почему со дня принятия закона об улучшении жилищных условий ветеранов прошло много времени, а с поставленной задачей власть все не может справиться. Тогда-то Александр Васильевич и попытался объяснить руководителю государства, что всему виной заявительный характер исполнения законов. Кто из ветеранов мог ходить – тот о себе заявил вовремя, а многие ведь и не могли – и о них позже беспокоились родственники, просто сердобольные граждане.

Об этом же писал Титов и региональной власти, когда в 2010 году был принят областной закон «О социальной поддержке некоторых категорий граждан в Сахалинской области». Исполнение закона носило заявительный характер, и это вызвало возмущение Александра Васильевича. Для того чтобы воспользоваться правом на помощь властей, человек должен заявить, что нуждается в ней, и подкрепить это справками. А если человеку 90 лет, если он прикован к койке? Большинство тех, для кого писался этот закон, находятся как раз в такой ситуации. Сейчас столько технических новшеств, столько сотрудников работают в социальных учреждениях! Неужели нельзя обойтись без этой бюрократии? Все во имя человека, во благо человека?! Разве не так?

Почти ежегодно напоминал Титов об этом областным властям, но ответа не дождался.

В результате такой односторонней переписки ветеран и пришел к выводу, что выполнение закона о порядке обращения граждан РФ находится у нас на очень низком уровне. Сложилась система, когда любое письменное обращение в любую государственную структуру или к должностному лицу без ознакомления спускается вниз по служебной лестнице, пока не дойдет до клерка, который некомпетентен решать ни одного вопроса, но может соста-вить однотипную отписку. Сколько их уже у Титова! Смысл такой: спасибо за вашу активную позицию, но мы в ваших подсказках не нуждаемся.

– Может быть, я борюсь с ветряными мельницами? – спросил меня этот неспокойный человек.

Я не стала его расстраивать, хотя лично у меня нет никаких надежд, что наша бюрократия когда-нибудь прикажет долго жить. Как и Александр Васильевич, я на собственной практике убедилась в ее живучести. Журналисты часто просят власти ответить на какие-то читательские вопросы, помочь разобраться в трудных жизненных ситуациях сахалинцев. Чаще всего мы не получаем однозначного конкретного ответа в виде «да, гражданин прав» или «нет, должностные лица не правы». Приходят пространные ссыл-ки на законы – и понимай как знаешь! Но если журналисту не под силу толковать такой ответ, то что говорить о какой-то бабушке из глубинки?! А ведь они постоянно получают такие ответы на обращения во власть!

Но Титов хотя бы попробовал донести властям свое мнение по льготным проблемам. Писал в федеральные министерства, в Госдуму, в региональное правительство.

У Александра Васильевича трудная биография. Мать умерла, когда ему не было и шести лет. Отец погиб на фронте в 1943 году. Его и младшую сестру Зину воспитывала бабушка. В шесть лет его записали в школу. Ее он вспоминает очень хорошо. Большинство занятий проходило в поле, в лесу, в походах. Ребята смотрели, откуда вытекает их речка, около больших камней, разбросанных в округе, им рассказывали о ледниковом периоде. Показывали, из каких пород леса можно строить дома, какие травы лечебные. О бородинской битве дети услышали на Бородинском поле, куда пришли за 25 км. Познания эти отпечатались на всю жизнь.

Когда началась война, подмосковному пареньку, окончившему 7 классов, пришлось стать участником трудового фронта. После войны – армия, военно-политическое училище, по окончании которого он попал в далекий Долинск, женился на дочери квартирной хозяйки, у молодой семьи родилось двое детей. Сейчас у них с Марией Михайловной два внука и пять правнуков. Кстати, супруга Титова почти всю жизнь проработала в совхозе «Тепличный», имеет за свой труд орден «Знак Почета». В феврале Титовы отметят 60 лет супружеской жизни.

Военная стезя недолго привлекала Александра Васильевича – много лет он проработал в партийных и советских органах. На пенсии с 1983 года. Персональный пенсионер республиканского значения.

Кстати, Александр Васильевич работал в обкоме партии с Павлом Артемовичем Леоновым, был заведующим протокольной частью. Рассказывает, что был наделен правом в аппарате высказываться о недоработках партийного органа. И иногда им пользовался. Но главное в его воспоминаниях не это, а мощная фигура Леонова, который за 18 лет так много сделал на Сахалине и для Сахалина. До него люди приезжали и уезжали, а благодаря его стараниям было создано население, именуемое сахалинцами. Когда он прощался с аппаратом, то признался: почти все, о чем мечтал, удалось сделать, кроме того, чтобы переселить людей из бараков.

Титов говорит, что если бы пришлось писать автобиографическую повесть, то эпиграфом поставил бы строки поэта Вадима Стрельченко:

О любви, о силе без печали,
О геройстве пела мне
не мать,
Что другие с молоком
всосали,
Мне пришлось уже руками
брать.

До недавнего времени Титов не был знаком с творчеством этого поэта. Но осенью 2014 года по пути в поликлинику у мусорных баков нашел затоптанную в грязь книжечку. Дома привел ее в порядок, отдельные страницы были сильно повреждены. Это был сборник стихов пяти поэтов, погибших на фронте. И его – в грязь?! Титов был потрясен.

Я спрашивала Александра Васильевича: почему он читает стихи в общественных местах?

– А где бы я мог прочитать их? – вопросом на вопрос отвечал Титов. – Я обращался к областным властям, просил для ветеранов помещение, где бы они могли пообщаться. Столько церквей настроили, а клуба для стариков нет ни одного!

Титова однажды напечатали в «Советской России», были его стихи в партийной газете «Возрождение». Пишет он на темы, которые отзываются в сердцах старшего поколения: сколько сделали сегодняшние пенсионеры, ветераны для Родины и как она о них забыла; как изменилась не в лучшую сторону жизнь в стране. Есть у него и юмористические творения. Очень мне понравился поэтический рассказ о том, как он лежал в городской больнице. Кстати, написано стихотворение на очень хорошем уровне.

Александр Васильевич не жалуется на жизнь, хотя она у него нелегкая. В его семье три инвалида, кроме него и жены еще и дочь, 20 лет прикованная к кровати. Как при этом еще сочинять стихи и писать многостраничные послания во власть – и это при очень плохом зрении?!

– Почему вам не живется спокойно? – спросила я его.

– Люблю жизнь, – как-то очень вкусно сказал он. – Жизнь – это когда что-то делаешь, а ничего не делаешь – и не живешь.

Он в последние годы обитает в основном на даче. Смеется: весной пять минут поработает – и с сердцем плохо, а к осени уже вроде бы ничего не болит. Хоть живет на отшибе, но «скорая» добирается за 10 – 15 минут. Врачи в поликлинике сами предложили делать необходимые медицинские процедуры на даче. Так что он еще повоюет!

Н. КОТЛЯРЕВСКАЯ.