Только кнутом

 

Законодатели ужесточили ответственность управляющих компаний и населения за долги в сфере ЖКХ  и нарушения правил.

«Советский Сахалин» уже кратко сообщал об увеличении в 2016 году размеров пени за просрочку оплаты жилищных и коммунальных услуг. Размер пени дифференцирован по срокам задолженности и по статусу должников. Для юридических лиц пеня устанавливается с первого дня просрочки и сразу на «полную катушку», для управляющих и ресурсоснабжающих организаций ее размер варьируется в зависимости от сроков неуплаты, и по максимуму она будет взиматься с 91-го дня просрочки.

Более щадящие условия прописаны для граждан и ТСЖ. В течение первого месяца просрочки пеня начисляться не будет, за второй – третий месяц задолженности она сохранится на уровне прошлого года, а потом выйдет на принятый повышенный в 2,5 раза уровень.

Законодатели скорее всего хотели подстегнуть «забывчивых» потребителей, которых не так уж и мало. Возможно, те и сделают правильные выводы, но среди задолжников не одни «забывчивые», есть просто люди, попавшие в трудную жизненную ситуацию, которым просто нечем платить. Для таких начисление пени, возросшей в разы, будет означать увеличение суммы долга и полный тупик.

В трудные условия ставит изменение законодательства управляющие компании. Поскольку для потребителей обязанность платить пени наступает только со второго месяца просрочки, а для УК – с первого дня, то ответственность за долги жильцов, получается, ложится на УК, и управляющая организация вынуждена будет компенсировать разницу в размере пени за свой счет.

Жильцы многоквартирных домов иногда противопоставляют интересы свои и управляющей организации, а они часто взаимосвязаны, и эта связь может ярко проявиться сейчас, когда органы государственного жилищного надзора вооружились новыми статьями КоАП РФ при штрафовании управляющих организаций за нарушение правил содержания общего имущества или других требований в сфере управления многоквартирными домами. Нынче штрафы могут доходить до 300 тыс. рублей, и получить их УК может за разбитое в подъезде стекло, отслоившуюся на стене штукатурку.

– Конечно, если управляющая организация нарушает правила, она должна нести ответственность, но по тем статьям, которые предусматривают санкции именно за нарушение этих правил. Штрафы составляют от 40 тыс. до 50 тыс. рублей, – говорит М. Зубакина, директор подразделения СРО НП «ЖКХ-Групп» в Сахалинской области. – Но с введением лицензирования деятельности по управлению многоквартирными домами органы госжилнадзора за нарушение тех же правил стали привлекать УК к ответственности по другой статье – за нарушение лицензионных требований, за которые предусмотрены штрафы от 250 тыс. до 300 тыс. рублей. И вот еще что вызывает вопросы. Почему правила одинаковы и для УК, и для ТСЖ, но вот ответственность ТСЖ осталась прежней, а для УК она выросла в разы?

И примеры применения колоссальных штрафов к управляющим компаниям по стране уже есть. Если судебная практика пойдет по этому пути, то негативные последствия для собственников будут несоразмерно выше, чем общественная польза от наказания, примененного к УК.

М. Зубакина привела сахалинский пример. Управляющую компанию из областного центра в конце 2015 года проверили на предмет расчистки придомовой территории и тротуаров от снега. Проверяющий установил, что все было расчищено, кроме входа на пандус. Спустя несколько минут после составления акта проверки закончили расчистку и этого небольшого участка. Но, по мнению госжилнадзора, УК должна нести ответственность за это нарушение по статье, предусматривающей штрафные санкции в размере 250 тыс. рублей. Соразмерно ли выявленное правонарушение наказанию?

Если суд привлечет УК к ответственности на сумму в 250 тыс. рублей, а у нее вдруг не окажется средств для своевременной выплаты штрафа (задолженность населения за жилищные услуги все растет), тогда сумма штрафа будет увеличена вдвое! И деньги будут списаны с расчетного счета УК в банке, а это средства, заплаченные жильцами на содержание и ремонт дома.

– Появляется реальная угроза банкротства как управляющих организаций, так и должностных лиц, – говорит М. Зубакина. – И в первую очередь от банкротства УК пострадают собственники, оставшись без накопленных средств, без ремонта и без управления.

Эксперты уже назвали эти штрафы драконовскими. Наши законодатели, кажется, не знают других способов воздействия на улучшение ситуации в ЖКХ, кроме кнута.

Н. КОТЛЯРЕВСКАЯ.