Тот, кто поднимает со дна. Профессия жителя Корсакова Романа Мирошникова необычна. Так же как и путь к ней. Для него она стала образом жизни

98

В какой-то мере символично, что учреждение, где работает Роман, называется «Жизнь». Эта автономная некоммерческая организация занимается реабилитацией наркоманов, алкоголиков – одним словом, тех, кто имеет зависимость. Можно сказать, попал в ловушку. На Сахалине молодой человек получил квалификацию консультанта, еще раньше – диплом психолога у себя на родине в Кемерово. Стаж его работы небольшой – всего полгода. Но еще в начале года он сам был постояльцем этого центра, потому что долгое время сидел на тяжелых наркотиках.

Новый курс

Пройдя курс реабилитации и избавившись от зависимости, решил помогать людям. Обучился и стал консультантом. Так вот основательно изменил его жизнь далекий остров.

– До приезда на остров у меня было ощущение, что я нахожусь на войне с самим собой, с близкими, со всем миром, – рассказывает Роман. – Несколько лет раздумывал над тем, как избавиться от своей зависимости. Но вскоре ощутил, что такое «мирная» жизнь. И сам решил помогать людям, которые, как и я раньше, ощущают себя как на войне.

На первый взгляд все просто – прием дурмана вызывает выработку гормонов, которые вызывают чувство эйфории. Прекратится выработка – возникнет жуткая ломка, от нее можно даже умереть. Медицина научилась снимать эти симптомы, избавлять человека от пагубного пристрастия. Но за пределами лечебного учреждения все может повториться вновь: слишком много соблазнов. Задача консультанта – убедить человека в том, что возникающая зависимость от алкоголя или наркоты имеет психологические корни. Удастся их вырубить – не будет возникать тяги к получению гормонов удовольствия через бутылку или шприц.

– Поначалу это трудно осознать, но такая порочная зависимость появляется оттого, что человек теряется в реальном мире. Ощущает его враждебность. Хочет от всего этого укрыться, а иллюзия такого убежища – наркотики или алкоголь. Когда созданный ими мир кажется радостным и безопасным, – объясняет Роман Мирошников.

– А мы в процессе реабилитации приводим его к пониманию, что жить в безопасности и в ладу с собой и окружающим миром можно и без этого. Люди открывают для себя, что их в этом мире могут слышать и что здесь они могут быть нужными. По итогу оказывается, что закрываться от мира, а значит, и попадать в зависимость от дурмана незачем.

Коллективный антивирус

Описывать все тонкости этой работы можно долго. Но если подвести общий знаменатель – Роман и его коллеги помогают человеку увидеть выход. При том, что в реабилитационный центр человек приходит, когда выхода не видит. Но у Романа получается повести такого потерянного за собой, убедить личным примером. Потом небольшими порциями приходит вера, что возможно жить без дурмана. А к концу курса (длится он 7 месяцев) люди сами не замечают, что именно так уже и живут.

Мой собеседник хоть и работает недавно, тем не менее сразу заметил, что намного сложнее работать с теми, кто употребляет не «классические» наркотики, а синтетику. Объяснение простое – все эти вещества намного быстрее приводят к «сходу с рельсов».

– Тревожит то, что таких потребителей становится все больше, контингент молодеет, – делится своими опасениями руководитель центра Александр Дуров. – Бывало, за них не брались ни наркологи, ни психиатры. Но нам удавалось их вернуть в обычную, не искаженную реальность. Можно сказать, что мы помогаем людям подняться со дна, которого они сами не заметили как достигли.

«Жизнь» работает по авторской методике одного московского специалиста, она прошла необходимые проверки на безопасность и пр. Здесь уместна аналогия: сознание человека – операционная система компьютера, которая работает со многими программами. Когда туда проникает программа-вирус, начинается сбой. У человека нарушается внутреннее состояние. Это похоже на то, как поезд сходит с рельсов. Задача центра «Жизнь» – поставить антивирус, который нейтрализует действие вредоносной программы и вернет внутреннее состояние на здоровый уровень. То есть на тот правильный путь, по которому поезд двигался.

Для каждого пациента составляют индивидуальный план. Там с учетом его особенностей прописаны задания, с которыми он на протяжении всего курса работает.

Сам реабилитационный центр участвует в грантовых конкурсах, активно сотрудничает с органами власти, с Русской православной церковью, с врачами-наркологами.

Еще один важный момент – из всех семи месяцев реабилитации пять проходят в помещении центра, остальные два за его пределами.

Но и здесь о постояльцах не забывают. Они продолжают ходить на занятия, все это позволяет закрепить нарушенную социализацию. Некоторые, как Роман, сами начинают помогать зависимым.

Труд в центре «Жизнь» – одна из составных частей реабилитации. Люди избавляются от состояния войны самих с собой.

Невидимая сторона

Работу с ними можно сравнить с видимой частью айсберга. А «подводная» составляющая – занятия с ближайшим окружением наркомана. Для него это тоже имеет существенное значение, только со стороны такую взаимосвязь трудно разглядеть и сразу понять.

Парадоксально, но условная мама наркомана, который не год и не два сидит на игле, вынес большую часть квартиры, готова будет лечь грудью на амбразуру, когда ей предложат отправить сына на лечение и реабилитацию.

– Вырабатывается связь – жертва и спасатель,– объясняет Роман Мирошников. – В психологии это изучено достаточно хорошо. Такое спасение стоит немалых душевных сил, материальных потерь. Но когда пропадает объект спасения, люди нередко теряют смысл жизни. Впадают в состояние, близкое к депрессии. Все это составные части такого явления, как созависимость. Поэтому с ними тоже нужно работать. Они также приходят на занятия. Помогают, я бы сказал, снова обрести землю под ногами, потому что она у них уходит.

За все 9 лет в центре помогли избавиться от алкоголизма или наркомании пяти сотням человек. Но, к сожалению, были и такие, кто срывался и после успешного прохождения всего 7-месячного курса. Кто-то из таких снова приходит в «Жизнь», а кто-то нет… По словам Александра Дурова, около года назад был случай: пациент убежал, написал жалобы на то, что над ним издевались. Надзорные инстанции организовали проверки. Проверяли все тщательно, но нарушений не нашли.

Какими бы эффективными ни были методики реабилитации зависимых, эффект от них не бывает 100-процентным, это правда жизни. Вернуть зависимого в прежнее состояние непросто, процесс этот длительный, требует немалой отдачи.

– Но когда тебе говорят спасибо за избавление от кошмара, все трудности кажутся несущественными, – говорит Роман Мирошников.

Григорий РОСТОВЦЕВ.

Фото предоставлено Александром Дуровым.

Кстати

С 2022 года центр «Жизнь» выиграл грант на поддержку военнослужащих, вернувшихся из зоны боевых действий, и родственников погибших в специальной военной операции. Начала работать первая группа. Более подробно на сайте организации zhisn65.ru.