Воскресенье, 16 июня, 2024

Ультиматум Тихой. Жители микрорайона № 25, расположенного близ улицы Железнодорожной, выступают против соседства с агентством ритуальных услуг

В июле жильцы домов южно-сахалинского микрорайона № 25 на территории бывшего так называемого «Шанхая» собирали подписи под обращением к мэру и областной думе. Людей возмутило появление агентства ритуальных услуг возле жилых домов. 9 августа инициативная группа собрала соседей на митинг.

Улица Тихая громко протестовала на Железнодорожной.

Тихая оказалась громкой

Собрать больше полсотни человек будним вечером — дело непростое. Очевидно, жители домов на улице Тихой сочли повестку народного собрания весьма важной, отложили дела и собрались на площадке перед торговым центром, выходящей на Железнодорожную улицу.

На месте выяснились еще два обстоятельства: за прошедшую неделю накал противостояния возрос; кроме горожан с «похоронным» агентством конфликтует соседний торговый центр.

Впрочем, как я ни искал коммерческую составляющую в массовом собрании горожан, найти ее не смог: вне зависимости от «спора хозяйствующих субъектов», люди не желают обитать в одном квартале с бюро ритуальных услуг.

Митинг был организован грамотно: собрание вовремя согласовано с городской администрацией, ораторы обеспечены микрофоном и динамиками, некоторые участники держали в руках самодельные плакаты. Порядок оберегала полиция — следует отметить очень ответственную и вежливую работу земляков в мундирах.

Один из организаторов митинга Игорь Расторгов — улыбчивый и спортивный молодой человек — живет на улице Тихой. Вот что он рассказал:

— Жители квартала пере­ехали сюда из разных концов города. Наш район хороший, перспективный. Многие считают, что здесь есть, так сказать, криминальные элементы. Но это в прошлом. Даже те люди, кто находится в алкогольной зависимости, уже не докучают соседям. Основная масса их дисциплинирует… Все спокойно, дети допоздна гуляют. Сейчас здесь садики и школа будут строиться…

— … как раз еще и зал прощания, — пытаюсь разрушить идиллию.

Игорь не меняет тон.

— Зал прощания — это хорошо. Мы все не вечные, все там будем. Но такие вещи нужно размещать обособленно. Дальше по Железнодорожной, в стороне от жилых домов, есть другое агентство. На Бумажной тоже есть. Там все понятно: люди приехали, попрощались… Но здесь жилые дома, магазин, куда люди за покупками ходят. И на третьем этаже здания еще детская комната. Зачем это совмещать?!

Люди против забора

Василий Иванович, один из участников митинга держит в руках плакат «Защитите наши дворы».

— Никто меня не звал, я сам сюда пришел. Откуда узнал о митинге? Разговоры были…

Его соседка Валентина более разговорчива. Ее заботит не только соседство с агентством ритуальных услуг. Новый владелец здания построил забор у торгового центра. Как раз на пути, которым горожане привыкли ходить за продуктами. Теперь вместо широкого прохода узкая щель, возмущается женщина.

— Железнодорожная развивается, она будет очень красивая. И вдруг у нас здесь … такая радость. Сейчас не те времена, когда можно было воротить что захочется. Здесь было просторно, а теперь магазин подперли забором, пожарным не проехать, снег не почистить.

Екатерина ведет меня тесной галереей к тылу здания. Я неловко протискиваюсь, едва не порвав рубаху.

— Как пожарные могли пропустить этот забор?! Зато теперь никто не видит, как гробы будут заносить в здание, — иронизирует горожанка.

Перед собравшимися соседями уже выступает Игорь Расторгов.

— … это то же самое, как если построить детский садик на территории областного морга или ночные клубы на территории средних школ. У каждого заведения должно быть свое место, чтобы оно не мешало другим людям…

Не без провокаций

После организатора слово берет народный представитель Светлана Иванова.

— Впервые в жизни сталкиваюсь с тем, что такое мероприятие инициировано не какими-то политиками, не властями, а каждым из вас. Вы поднялись дружно и стали мощной силой, которая требует защиты своих прав.

Депутат объяснила землякам: жить в комфортной среде предписывает Конституция. А какой комфорт добавит агентство ритуальных услуг? Общественница указывает на близость остановки и социальную составляющую соседнего магазина с детской комнатой.

— Но, самое главное, это спальный район, — обращается оратор к собравшимся. — А в спальном районе не должно быть таких объектов. Их нужно вынести за пределы жилой застройки, пусть они там работают…

Внезапно речь Ивановой прерывают люди, подошедшие к митингу со стороны ритуального агентства. Они перекрикивают динамики, уверяя собравшихся, что это предвыборный пиар. Впрочем, успеха не достигают, их вежливо останавливают полицейские.

Та сторона забора

Одним из эмоциональных критиков митинга оказывается юрист, представляющий интересы владельцев «похоронного» бюро.

— А они нам не дали бы все равно выступить!

Юрист объясняет мне: агентство закон не нарушает, административное здание стоит отдельно от жилых домов, зала прощания в нем не будет. И забор установлен совершенно законно, к тому же согласован с городской властью. Так что магазин ритуальных услуг на Анивской откроется.

Прощания не будет?

— Это что у вас? – меня интересует громоздкая конструкция из железных труб.

— Это? Установка под гробы.

Вместе с юристом иду по территории ритуального агентства, захожу внутрь здания. Там еще идут отделочные работы, но вдоль стен уже установлены гробы в упаковке — выбирай себе любой!

— Собственник участка Пе Хе Вон построила одно здание, провела межевание участка и продала часть Людмиле Бархатовой. В июне месяце Пе Хе Вон продала вторую часть предпринимателю Любови Агеевой. Предприниматель вызвала кадастрового инженера, определила, где находится граница, приступила к установке забора. Территория находилась в свободном доступе, но нововведения другому собственнику не понравились.

По мнению юриста, забор и является корнем зла, который подытожил готовую резолюцию митинга. Владелица торгового центра предложила передать часть соседней земли в сервитут (пользование другому собственнику). Но, по словам юриста, территория, где продаются ритуальные принадлежности, должна быть обязательно ограждена забором. И на ней должна быть обустроена крытая зона для погрузочных работ.

— Люди переживают, что будут видеть гробы. Я их прекрасно понимаю: они не должны это видеть.

Но как же быть с ритуальными услугами, размещенными в жилых домах?! Их не огородить забором. И забор не решает проблему с залом прощания. Задаю вопрос владелице бизнеса.

Хозяйка «похоронного» агентства отвечает прямо: никакого зала прощания не будет. Внутри здания будут оформлены витрины, чтобы человек мог прийти и выбрать товар.

— Здесь будут сидеть диспетчеры, работать по каталогу, — утверждает Любовь Агеева. — База у нас находится на «Ласточке», мало ли, когда-нибудь будете проезжать мимо, понадобится вам что-нибудь на «Ласточке» — сами увидите.

Надеюсь, на «Ласточку» поеду не скоро…

Еще две сотни подписей против

Митинг завершается, люди встают в очередь, чтобы подписать резолюцию. Вообще, количество участников собрания определить сложно, организатор насчитал больше сорока человек. Мне казалось, что по площадке прошло не меньше сотни горожан. Одно можно утверждать точно: за исключением немногочисленной группы, возглавляемой юристом предпринимательницы, все участники митинга были резко против открытия ритуального агентства.

Светлана Иванова объясняет: подписанную резолюцию митинга отправит губернатору и мэру. В подготовке документа она не участвовала. Люди вышли на нее сами.

Народный ультиматум, который подписали уже больше 220 человек, пойдет по инстанциям. А юристы сторон вступят в документальное состязание. Мир на Анивской никто заключать не собирается, митинг проблему не разрешил, но еще больше накалил страсти.

Николай Шелепов.

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ
баннер2

СВЕЖИЕ МАТЕРИАЛЫ