В нашу гавань заходили корабли. Курильчане в сравнении познают, какими были и какими будут их морские пути-дороги

Теплоход «Мария Савина».

Приход на Итуруп нового пассажирского судна «Адмирал Невельской», построенного на Невском судостроительно-судоремонтном заводе специально для работы на Сахалино-Курильской линии, безусловно, стал историческим событием. Почти таким же, как и первая швартовка пассажирского теплохода к новому пирсу в бухте Китовой 20 апреля 2013 года. Ведь с того дня рейдовая обработка судов ушла в прошлое.

А в памяти курильчан остались только яркие воспоминания о той поре, когда на Итурупе не было глубоководного причала, теплоходы обрабатывались на рейде, и до них надо было добираться на плашкоуте.

Возможно, уже настали времена, когда надо объяснять значение слова «плашкоут»? Это небольшое судно, чаще всего несамоходное, типа баржи, предназначенное для перевозки грузов и пассажиров в прибрежной зоне, если берег не оборудован для обработки теплохода. Наш плашкоут крепился к катеру и, наполненный пассажирами до отказа, «на привязи» добирался до судна.

Был период, когда плашкоут оборудовали для более-менее удобного размещения пассажиров – над палубой соорудили укрытие, поставили лавки. Но так было недолго: вместимость баржи значительно уменьшилась, а это ни в чьи интересы не входило. И в основном люди, плотно прижавшись друг к другу, стояли на палубе, нередко ускользающей из-под ног из-за волны; сверху поливало дождем, с боков обдавало брызгами морской воды.

Вот швартуется плашкоут к теплоходу, но на него еще надо подняться по трапу, а это не всегда было просто: баржу раскачивает, спущенный на палубу трап прыгает-ползает. Надо умудриться попасть на лесенку, удержаться и, крепко взявшись за поручни, подняться на судно.

Паротурбоход «Советский Союз».

Та же история с высадкой. Есть в районе люди, которые еще помнят, что такое высадка в строп-сетке. В особо экстремальных условиях такие канатные сетки, предназначенные для подъема грузов, использовались и для спуска-подъема пассажиров. Представить страшно: усаживаешься в такую «авоську» и плывешь в ней над бушующим морем, над прыгающим плашкоутом…

– Страшно, конечно, было, а куда деваться? Приходилось лишь доверяться мастерству моряков, – вспоминает жительница Курильска Галина Некрасова. 40 лет назад ее малолетних детей именно в строп-сетке поднимали на теплоход.

Курильчане – народ терпеливый и непритязательный. Сами обстоятельства жизни не побуждали привередничать. Конечно, кому бы не хотелось прокатиться на шикарном морском лайнере? Но вместо этого предлагался, например, пароход «Курильск», где для пассажиров был уготован… трюм. Правда, с матрацами. На некоторых судах, вспоминают старожилы, в трюмах были оборудованы нары чуть ли не в три этажа.

Вспоминали мои собеседники названия пароходов, о которых, наверное, уже мало кто помнит: «Смольный», «Якутия», «Норильск», «Глинка». Чаще упоминался «Балхаш». Вот что о нем удалось узнать.

Это товаро-пассажирское судно было построено в 1913 году в Сан-Франциско. В 1942-м по ленд-лизу Соединенные Штаты передали его Советскому Союзу. После переоборудования оно вмещало 683 пассажира, ходило по маршруту Владивосток – Курильские острова – Владивосток. Время рейса – около 11 суток. Служило до 1978 года. После отправки в утиль корпус судна стал одной из причальных стенок Владивостокского порта.

То, что «Адмирал Невельской» построен в нашей стране, – это, кажется, первый случай в истории плавания теплоходов на Курилы: все известные местным жителям суда на нашей линии были построены за границей. Особняком среди них стоит «Советский Союз». Судно было спущено на воду в Германии в 1922 году для трансатлантических рейсов из Германии в Америку. Могло перевозить 1800 пассажиров. Названо было в честь президента судоходной компании «Гамбург-Америка лайн» Альберта Баллина. В 1935-м его переименовали в «Ганзу». В марте 1945-го судно подорвалось на мине и затонуло. Через два года началась операция по его поднятию, успешно завершившаяся в 1949 году.

Восстановительные работы велись в ГДР, Бельгии. В 1955-м паротурбоход передан в СССР под именем «Советский Союз». Он совершал круизные рейсы из Владивостока до Камчатки. В 1980-м списан с баланса пароходства, его ждал «распил». Но как на лом пускать «Советский Союз»? Судно переименовали в «Тобольск». Год оно простояло на приколе, а в 1982 году его передали в Гонконг для разделки на металлолом. Такая вот история.

Заходил «Советский Союз» и на Курилы, привозил сюда туристов. Событие было долгожданным для обеих сторон (есть о том страницы в повести Зои Журавлевой «Островитяне»). Жительница Китового Татьяна Стрельцова вспоминает:
– Мы тогда были малыми детьми, но запомнилось, как взрослые ждали туристов. Припасали икру, угощали, может, и продавали, но, как мне помнится, обменивали ее на какие-нибудь интересненькие вещи и вкусняшки для детей.

Захаживали «в нашу гавань» и теплоходы «Мария Ульянова», «Серго Орджоникидзе», «Феликс Дзержинский». На четырехпалубном «Дзержинском», например, было около 400 пассажирских мест, два просторных ресторана, бары, кинозал…

«Ульянова» была построена в 1960-м в ГДР, «Дзержинский» – в 1978-м в Чехословакии. Пришедшие им на смену «артистки» – теплоходы, названные в честь актрис Ольги Андровской, Ольги Садовской, Любови Орловой, Антонины Неждановой, Марии Савиной, – построены в Югославии в 1974 – 1978 годах. Говорили, что по личному распоряжению Леонида Ильича Брежнева.

И следующие теплоходы, работавшие на линии Сахалин – Курилы, имели заграничное происхождение. «Марина Цветаева», построенная в 1989 году специально для Российской академии наук, «родилась» в Польше, так же как и в 1991 году «Игорь Фархутдинов». Кстати, у последнего (до трагического для области 2003 года) тоже были иные имена – «Нева» и «Адмирал Лазарев».

Вообще-то у всех «наших» теплоходов имелось по нескольку наименований. Та же «Цветаева» из научно-исследовательского судна после модернизации превратилась в круизный теплоход «Ортелиус». Сложной была ее жизнь во время работы на Курилах: то во льдах окажется надолго, то во время шторма с нее смоет несколько контейнеров, то обнаружится на борту контрабандный груз…

Не стану прослеживать смену наименований «артисток», но и они при новых хозяевах стали называться иначе. А кто стал их хозяином? «Орлову» продали американской фирме, перепродали, и на переходе из Канады в Доминиканскую Республику теплоход попал в шторм, трос лопнул, и судно ушло неизвестно куда. До сих пор о нем говорят как о «летучем голландце».

«Андровскую» продали в Сингапур сразу на металл. «Нежданова» в 2004-м ушла в Японию, перевернулась, через год ее «распилили». В 2004-м утилизирована «Садовская», в 1996-м продана на Филиппины «Савина»…

Большинство вышеназванных теплоходов ходило не только на Сахалин и Курилы, но и во Владивосток. Три дня прямого хода от Итурупа без захода на Южные Курилы – и ты в столице Приморья. Очень удобно! И рейсы были очень востребованы. Сейчас можно лишь удивляться, почему в те годы было непомерно сложно попасть на теплоход? Народу на Курилах если и жило побольше, то не намного. А пассажирские суда (одновременно по три-четыре) заходили в портпункт через два-три дня.

С ужасом вспоминают курильчане, что творилось в здании корсаковского морвокзала, где приходилось ночевать (дети – на подоконниках), чтобы с утра (возможно) купить билет. Помнится картина: теплоход отходит от причала, а на берегу остается женщина с двумя детьми, которых она забрала из санатория: они так и не смогли «прошмыгнуть» на «Ульянову».

Понятно, что и отсюда выбраться было сложно. Особенно осенью по окончании путины. Такой пример: женщина с новорожденным ребенком в конце октября вынуждена была выехать на Сахалин. Приехала в портпункт. Теплоход стоит на рейде. Объявляют посадку на плашкоут, и толпа потенциальных пассажиров хлынула, буквально смяв наряд пограничников. Они требуют всем вернуться и предъявить документы, никто не слушает.

Почти два часа «бодались», погода окончательно испортилась, и капитан теплохода принял решение сниматься с якоря, не дождавшись, пока на плашкоуте наведут порядок. Ушел без итурупских пассажиров. А следующий рейс теплохода состоялся лишь в мае будущего года.

Нельзя сказать, что сегодня ситуация изменилась коренным образом. Но местные граждане в большей степени предпочитают пользоваться услугами авиакомпании «Аврора» (благо самолеты стали летать чаще и надежнее), и проблему с морским транспортом в основном испытывают сезонные работники и туристы. Но вот на подмогу «Игорю Фархутдинову», долгое время работавшему в одиночестве, прибыл «Невельской», скоро к ним обещает присоединиться «Павел Леонов». Жить станет легче и веселее!

Галия Кунченко, г. Курильск.