Фемида отменила засекреченность информации о заполняемости нерестовых рек

159

Почти год ушел у региональной общественной организации «Экологическая вахта Сахалина», чтобы доказать очевидное: информация о состоянии окружающей среды должна быть общедоступной. Вот только потребовалось для этого целых два решения — сначала городского суда первой инстанции, а затем и областного суда.

Под присмотром калькулятора

С целью контроля каждую путину сахалинские экологи обходят и объезжают нерестовые реки и речки. В частности, их интересует заполняемость естественных нерестилищ тихоокеанским лососем — кетой, горбушей. Результаты обследований оптимизмом не отличаются. В последние годы вахтовики регулярно отмечают слабую заполняемость сахалинских нерестовых рек. Особенно это касается юго-западного побережья Сахалина.

Позиция экологов однозначна: нельзя брать от природы больше того, что она может дать. Там, где подходы лососевых ниже нормы, промысловую добычу необходимо запретить. Причем решение необходимо принимать сегодня, поскольку завтра оно может потерять всякий смысл — остров просто-напросто рискует остаться без рыбы.

В нынешнем году удалось запретить промысел лососевых на юго-западном побережье Сахалина. Для восстановления естественной популяции горбуши один год запрета большой роли не сыграет. Потребуется достаточно большой отрезок времени, чтобы в речках снова появилась рыба. Вот как в заливе Анива, где промысел лососевых был запрещен целых 6 лет. Лишь в этом году здесь снова появились ставные невода. Правда, не сразу с началом путины, а лишь после того, как нерестовые реки заполнились производителями не менее чем на 50 процентов.

Об этом наша газета рассказывала в материале «Горбуша прошла, а надежды остались» («Советский Сахалин» № 73 от 11 октября 2022 года). Писали мы также о том, что минувшая путина не обошлась и без рыбоучетных заграждений (РУЗ). Эти устройства, именуемые забойками, выставляют в устьях нерестовых рек, чтобы предотвратить возможные рыбные заморы. В этом году, например, из-за переполнения нерестилищ горбушей РУЗ разместили на речке Фирсовка. А на реках Макарова, Лазовая, Лесная и Нитуй установили рыбоучетные заграждения для кеты — опять же, из-за боязни замора.

Если иметь в виду, что РУЗы разрешено выставлять исключительно на базовых реках лососевых рыбоводных заводов, становится понятным, почему рыбаки прибрежного лова относятся к забойкам крайне отрицательно. В ситуации, когда естественная популяция лососевых истощена настолько, что уже не способна обеспечить прежние богатые тони, возможность запросто черпать рыбу из забоек воспринимается едва ли не как нарушение законных интересов граждан в области охраны окружающей среды.

Официально разрешение на установку РУЗов дает региональная комиссия по регулированию добычи анадромных видов рыб. При этом она опирается на данные, которые предоставляет ей Сахалинский филиал Главрыбвода (Сахалинрыбвод). Именно это учреждение является исполнителем оплачиваемых из бюджета государственных заданий по оценке заполнения нерестовых рек.

Технология оценочных работ довольно проста. Сначала определяют плотность заполнения особями контрольных участков, а затем, зная общую площадь естественных нерестилищ, делают процентный расчет заполнения данной реки производителями. И уже в соответствии с этим показателем региональная комиссия принимает решение: необходимо поставить здесь РУЗ или нет.

По мнению экологов, точные расчеты важны еще и потому, что они позволяют правильно оценить нерестовый потенциал той или иной реки. И в соответствии с этим рассчитать оптимальную промысловую нагрузку. А поскольку площадь естественных нерестилищ со временем меняется, необходимы актуальные данные для основных нерестовых рек, в первую очередь таких, как Набиль, Тымь, Поронай, Лютога, Даги, Найба, Вал…

Вот с актуальными данными и получилась у экологов крупная закавыка.

В полном объеме

В декабре 2021-го экологи обратились в Сахалинский филиал Главрыбвода с заявлением о предоставлении актуальных площадей нерестилищ в водоемах Сахалино-Курильского бассейна. И получили отказ, плюс предложение согласовать запрос с головной организацией — ФГБУ «Главрыбвод».

Экологи так и сделали — попытались согласовать. И снова получили отказ, теперь уже от Главрыбвода. Официальной мотивировкой для такого решения стало отсутствие у данной организации обязанности по предоставлению информации о состоянии окружающей среды.

Прямо не общедоступная информация получается, а какая-то жуткая государственная тайна за семью печатями. Интересно, почему?

Предположения предположениями, а за разрешением вопроса экологам пришлось обращаться в суд. И не без успеха. Решением городского суда Южно-Сахалинска от 28 апреля 2022 года отказ о предоставлении информации был признан незаконным. На Главрыбвод, а также на его сахалинский филиал была возложена обязанность в 30-дневный срок рассмотреть заявление «Экологической вахты Сахалина», что предполагает предоставление запрашиваемой информации в необходимом объеме.

Однако и на этот раз информацией с экологами чиновники делиться не стали, подали апелляционную жалобу в суд.

В обоснование своих доводов Главрыбвод и Сахрыбвод заявляли, что не являются субъектами размещения экологической информации, следовательно, обязанность по ее предоставлению у них отсутствует.

Суд не принял эти аргументы — в соответствии со ст. 42 Конституции РФ, каждый имеет право не только на благоприятную окружающую среду, но и на достоверную информацию о ее состоянии.

В течение 30 дней запрашиваемая информация должна быть предоставлена экологам в необходимом объеме — в частности, о реальной площади нерестилищ, необходимой  для расчета процента заполнения нерестовых рек.

Интересно, количество РУЗов на сахалинских речках после этого начнет уменьшаться или будет продолжать расти? Или количество рыбоучетных заграждений в будущем тоже грозит стать для общественности тайной за семью печатями?

Сергей ЧЕВГУН.