В удушающих объятиях посредников. Сегодня эти «объятия» обходятся государству в сотни миллиардов рублей

Побеждает... слабейший.

Так уж устроена государственная система: она постоянно в чем-то нуждается. Интересы могут быть самыми разными — от канцелярских принадлежностей и продукции сельхозпроизводства до электронных приборов и военной техники. И почти все это государству необходимо приобретать у частного капитала. Регламентирует порядок госзакупок федеральный закон № 44-ФЗ, принятый в 2013 году. С тех пор объемы товаров и услуг, реализуемые через аукционы, постоянно растут. В 2019 году, например, сумма госзаказов составила 9,6 трлн рублей, что выше показателя 2018 года на 15 процентов.

Посредник — фигура активная
Стремясь привлечь к аукционам, тендерам и котировкам максимально большее количество участников, государство практически не задает вопроса, откуда у фирмы деньги. Согласно ст. 3 закона № 44-ФЗ, участником конкурса может стать любое физическое или юридическое лицо (кроме офшорных компаний), при этом место нахождения и происхождение капитала значения не имеют. Государство практически легализовало доходы, полученные в эпоху первоначального накопления капитала. Все остальное лишь следствие, закрепленное законодательным путем.
Например, победитель конкурса вовсе не обязан иметь лицензии и разрешения, необходимые для исполнения контрактных обязательств. Главное — это соответствовать конкурсным требованиям, на остальное государство не обращает внимания. И вот почему. Согласно закону № 44-ФЗ, для исполнения контракта победители конкурсов вправе привлекать сторонние организации, чем, кстати, и пользуются. По некоторым данным, до 80 (!) процентов конкурсов выигрывают посредники, и лишь пятая часть исполненных работ и услуг приходится на реальных производителей.
Посредник — фигура активная. Она в постоянном поиске: с одной стороны, ищет все новые и новые конкурсы, с другой – формирует базу постоянных поставщиков и исполнителей. Доход у посредника зависит от количества выигранных конкурсов: чем чаще победы, тем больше маржа. Затраты же зачастую ограничиваются лишь амортизацией компьютера и стоимостью интернета.
Нет смысла говорить о причинах тотального засилья посредниками отечественного рынка госзакупок. Во-первых, госзаказ предусматривает оплату по факту, а это условие подходит не каждому производителю. Во-вторых, условия конкурса могут предусматривать применение оборудования и материалов, которые не так просто найти на отечественном рынке. А кому этим хочется заниматься, да еще в спешном порядке? В-третьих… ну и т. д. Главное же – это то, что в любом деле обязательно найдутся умельцы делать деньги из воздуха, равно как и любители получать разного рода бонусы за преференции в отношении того или иного участника конкурса.
Накоплен целый арсенал приемов, позволяющих отстранить «неудобного» участника конкурса по формальному признаку. Причем не факт, что федеральная антимонопольная служба (ФАС) сумеет найти признаки предварительного сговора и выставить нарушителю соответствующие штрафные санкции: коррупционная составляющая в России по-прежнему высока.
Практика показывает, что чаще всего исполнение госзаказа срывается из-за некомпетентности подрядчиков, среди которых в основном как раз эти самые посредники. В 2019 году в ФАС было подано 27,5 тысячи обращений о включении того или иного исполнителя в реестр недобросовестных поставщиков (РНП). Это почти в два раза больше, чем в 2018 году. Правда, решение о включении в РНП было принято в отношении всего лишь 52 процентов исполнителей.
Впрочем, недобросовестными могут быть не только исполнители, но и заказчики. Отнюдь не каждый из них душой болеет за государственные интересы. Молва обычно увязывает такие случаи с банальным откатом, который составляет до 10 процентов. Хотя это вовсе не обязательно: исполнитель всегда найдет, как и чем отблагодарить «своего» чиновника. Вопрос лишь в том, как часто ему приходится это делать. При ныне распространенной практике, которую регламентирует закон № 44-ФЗ, посредничество рискует стать одной из самых затратных проблем для страны.

А что же мы?
Для Сахалинской области аукционы и котировки – такая же необходимая часть функционирования органов власти, как и для всей России. Ежегодно в регионе проходят сотни и тысячи конкурсов по госзакупкам. Причем и здесь дело не обходится без посредников. И ладно бы они были местными. Отнюдь! Региональные котировки регулярно примеряют на себя Москва, Санкт-Петербург, Саратов… При этом сплошь и рядом конкурсы выигрывают не мощные компании, а мелкие фирмочки с уставным капиталом в 10 тысяч рублей и «производственной базой» в количестве одного компьютера.
Это же так просто — подготовить пакет документов и послать его на очередной конкурс. Выиграть его и подыскать среди местных организаций подходящего исполнителя. А там, как говорится, трава не расти. При этом то, что исполнитель рискует не оправдать ожидания заказчика, остается за кадром. В итоге иногда контракт срывается. Приходится устраивать очередные конкурсы и выбирать новых исполнителей.
Между тем неисполнение госзаказа — это не только сорванные сроки реализации проектов, но и реальная потеря казенных средств для территории. Согласно бюджетному законодательству, неиспользованные средства на счетах не аккумулируются, они фактически пропадают. А за неисполнение бюджета региональная власть по муниципальной головке не погладит, это факт.
Есть и еще один минус от посредничества. Нанятый исполнитель вынужден работать на ценовом пределе, фактически в ноль, тогда как нормальный договор дал бы ему возможность не только компенсировать свои затраты, но и получать реальную прибыль. А ее можно было бы использовать как минимум на развитие своей материально-технической базы.
Чаще всего договоры расторгаются со строительными и дорожно-ремонтными организациями. В прошлом году, например, было расторгнуто несколько договоров по ремонту дорог в Южно-Сахалинске, подобные дела сейчас находятся в арбитражном суде. Причем в качестве ответчиков выступают не только исполнители, но и государственные структуры, которые по разным причинам отказываются платить за уже выполненную работу.
Вообще, о региональных проблемах с госзакупками можно говорить достаточно долго. Однако дело не сдвинется с мертвой точки, если все ограничится одними только разговорами. Проблему аукционного посредничества можно решить лишь конкретными действиями. И здесь общественность вправе рассчитывать на решительность депутатов областной думы. Закон отнюдь не ограничивает депутатскую инициативу по выработке конкретных предложений для обращения в Госдуму. Так почему бы областным депутатам не стать инициатором внесения дополнений в закон № 44-ФЗ в части условий для признания компании или организации участником госзакупок?
Убрав посредников из конкурсов и котировок, государство получит реальных, а не мнимых исполнителей. А главное, найдет более достойное применение для бюджетных средств — тех самых, которые забирают себе посредники в качестве маржи.
Дело за малым — стать инициатором поправок в закон № 44-ФЗ. Для экономики, заметно пострадавшей от коронавируса, это будет весьма благим делом. А результаты ждать себя не заставят.

Игорь КАЛИНИН.