Владимир Сунгоркин: «В Хабаровске здравый народ, просто не надо его обижать»

Журналист Роман Голованов и главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин в программе радиопередачи «Что будет» поговорили о митингах в поддержку задержанного губернатора в Хабаровском крае.
– Неделю мы следили за всей этой историей с арестом губернатора Фургала, которого обвиняют в заказных убийствах. Я все задавался вопросом: вот люди организуют пикеты в защиту какого-нибудь политзаключенного, а когда выйдут за какого-нибудь чиновника? И тут жители Хабаровска выходят на митинги, причем такой толпой, что даже Москве это не снилось. Вы же знаете Хабаровск как никто другой. Скажите, почему это происходит?
– Да, это мой родной город. Я считаю, что эти митинги не за губернатора Фургала, а за честь и достоинство граждан Хабаровского края. Вот это очень важно понять. Скажем так, унижали достоинство хабаровчан в последнее время не раз. По разным причинам, наверное, разными чиновниками принимались решения. И это было, на мой взгляд, довольно легкомысленно по отношению к жителям региона.
У Хабаровского края отняли звание столицы Дальнего Востока. Для дальневосточников это было такое вечное соперничество: кто столица ДВ – Хабаровск или Владивосток? И там, и там большие амбиции.
И вот каждый из этих городов при первой возможности объявлял себя столицей Дальнего Востока. Остальные регионы в этот спор не ввязывались. И после того, как избрали Фургала губернатором, а во Владивостоке, наоборот, были большие проблемы с легализацией главы региона, было принято решение официально перенести столицу из Хабаровска.
К этой вечной проблеме Москва отнеслась немножко легкомысленно, как к какой-то бюрократической игре. Вот это и был недооцененный властью сильный удар.
– А как тут выкрутиться – определить две столицы Дальнего Востока или передать этот статус Магадану?
– Хороший вопрос – как выкрутиться. А никак не выкручиваться. Не надо было вообще этого делать. Тот, кто советовал это сделать, видимо, не оценил последствия. Ну, как это обычно бывает? Приходит какой-нибудь большой человек и говорит: а давайте мы перенесем столицу.
– Да это же была политтехнология чистой воды.
– Конечно. Политтехнологи придумали таким образом подбодрить жителей Приморья правильно проголосовать.
Второй момент. Фургал победил в борьбе с официальной кандидатурой центра, неким Шпортом, и победил только во втором туре, и т. д. Знаете, население считало: это наш губернатор, мы его выбрали. И когда его рано утром этим жестом…
– Заламывая голову вниз, чтобы он не мог ее поднять. Это как в колонии «Черный дельфин».
– А теперь мы перешли к тому, что надо было сделать. Население вышло на митинг в таком количестве – официально 12 тысяч, а я как хабаровчанин, прикинув и посчитав, думаю, это тысяч 30… Значительная часть активного населения.
Арестовав губернатора утром 9 июля, тут же нужно было выложить в СМИ, на сайты, в соцсети, на телеканалы информацию о его пути в криминале.
Но ничего нет. По всем каналам транслируют, как губернатора ведут в кутузку в очень такой унизительной позе, а дальше – тишина. Информационный вакуум.
Есть гипотеза, что арестовывают одни ведомства, а за пиар отвечают другие ведомства, и они между собой не договорились. И вот только сейчас, спустя неделю, эта государственная машина начинает объяснять, что Фургал злодей, появляются интервью с матерями убитых.
Знаешь, это отставание нашей государственной машины сплошь и рядом связано с недооценкой медийности нынешней эпохи. И это при том, что наше государство тратит то ли 70, то ли 170 миллиардов на медийные нужды.
– А кто должен возглавить Хабаровский край? Как встретят его жители?
– Знаете, в Хабаровске абсолютно нормальный, здравый народ. Просто не надо его обижать. Это относится и к Ижевску, и к Кургану, и к Талды-Кургану, и к любому городу. С народом надо считаться, его надо уважать и т. д. Поэтому, коль скоро там так все случилось, конечно, туда должен приехать человек (если говорить о губернаторе), во-первых… По привычке так говорю. Приехать желательно с соседней улицы. Он должен быть хабаровчанином, комсомольчанином…
– То есть с Дальнего Востока.
– Да, он должен быть местным. Это очень важно. Второе. У него не должно быть мощного своего бизнеса. У нас многие губернаторы в тех краях еще и великие бизнесмены. Кстати, Фургал был крупным бизнесменом, совладельцем металлургического завода. И он никуда этот бизнес не дел, ну, кому-то переписал из многочисленной родни. Я так представляю, условно говоря, губернатора – ректор какого-то крупного учебного заведения, директор какого-то успешного предприятия.
Я посмотрел из любопытства кейсы, которые уже были. Когда арестовали губернатора Сахалина Хорошавина, около двух месяцев искали нового главу региона.
В итоге он приехал, по-моему, это был человек из Росатома. Но там не было каких-то народных расколов…
У Хорошавина была коллекция золотых часов, с ним было все понятно.
– Вот нам пишут: «Дальний Восток для Москвы – всего лишь слой икры на бутерброде с маслом». Насколько это правда?
– Это такое художественное чье-то выражение – слой икры… С той точки зрения, что регион поставляет стране что-то ценное – ну да, слой икры, если страну считать бутербродом с маслом. Я всегда отношусь несколько иронично и без восторга к этим художественным обобщениям.
– Тут все просто, как мне кажется. Имеется в виду, что владеют всеми предприятиями и выкачивают из Дальнего Востока деньги, ресурсы те, кто там не живет.
– Совершенно верно. Безусловно, правда в этом состоит, и я уверяю, что одна из причин того, что люди вышли на улицы, это огромное количество олигархов, которые кормятся с этого региона. Кормятся – это мягко сказано, процветают благодаря этому региону. Хотя сами даже никогда там не были. И семьи их, родственники там не живут.
Я встречался с одним таким владельцем нефтепереработки. Так вот он мне так и говорит: «Я там не был ни разу».
Поэтому – да, это проблема.

(Интервью публикуется в сокращении).