Волна ударила под утро… 5 ноября будет 70 лет со дня сильнейшего цунами, смывшего с лица земли Северо-Курильск

630

Об этой трагедии знали мало, любая информация была под запретом. Документы о жертвах и разрушениях долгое время имели гриф «секретно». Рассекречивать их начали спустя десятилетия.

С интервалом в 10 минут

Свидетельства той беды хранятся в том числе и в Государственном историческом архиве нашей области. По ним можно воссоздать картину того ноябрьского дня 1952 года, когда погибло свыше 2 тысяч человек.

Ночью в океане, в 250 км от Северо-Курильска, произошел мощный толчок. Он дошел до Парамушира, где расположен город, а также островов Шумшу, Алаид и Онекотан. Во многих домах разрушились печи, потрескались стены, осыпалась штукатурка, побилась посуда, в земле кое-где образовались трещины размером от 20 до 35 сантиметров. Землетрясение ощутили даже на южной оконечности соседней Камчатки. А через 40 минут хлынули потоки воды. Высота волны составляла примерно 13 – 15 метров, скорость ее была как у самолета – 300 – 500 км/час. На часах было около 4.30 утра…

Цунами, образовавшееся от подводных толчков, разрушило в Северо-Курильске и прибрежных поселках почти все жилые дома, промышленные предприятия и административные здания. Примерно через 10 минут хлынула вторая волна, примерно таких же размеров, но мощнее. Как свидетельствуют архивные документы, она зацепила уцелевшие постройки, до основания разрушила те, что повредились частично.

Возникла паника, люди побежали в сопки. Некоторые не успели даже толком одеться. Отголоски толчков ощущались несколько дней…

С рассветом над островами появились военные самолеты из Петропавловска-Камчатского. Сообщение о произошедшей трагедии оперативно ушло по рации с борта стоявшего у берегов судна. В тот же день, 5 ноября, пошла первая помощь пострадавшим – с воздуха стали сбрасывать теплую одежду, палатки и продовольствие. Некоторые самолеты смогли приземлиться на аэродроме острова Шумшу и начали вывозить пострадавших. Избежавшие повреждений катера рыбаков пошли в море искать тех, кого туда унесло вместе с обломками строений. Согласно отчетам, спасти удалось 192 человека.

Комиссия на смену населению

Уже 6 ноября с Камчатки и из Владивостока к берегу подошли суда для эвакуации населения. Основную часть жителей северных Курил вывезли к 11 ноября. Гражданских лиц отправили во Владивосток и Находку; военные части и семьи офицеров – в Корсаков; авиаторов с пограничниками – в Петропавловск-Камчатский.

Приехавшая в разрушенный Северо-Курильск комиссия Сахалинского обкома компартии подсчитала потери: 2336 человек, погибших в катастрофе, в том числе гражданского населения – 2138 человек, 15 офицеров, 169 солдат, 14 членов семей военнослужащих. Северо-Курильск разрушило полностью, среди его жителей было больше всего жертв – 1200 человек из 6 тысяч прописанных. Почти всех смыло в море, на берегу оставалось несколько десятков трупов…

Гигантская волна не пощадила предприятия рыбной промышленности, они располагались в 14 населенных пунктах. Невредимым остался только рыбокомбинат в поселке Шелехово и его базы – строения располагались на берегу Охотского моря, высота волны там была не более 5 метров.

После эвакуации на острове Парамушир осталась оперативная группа из работников районных и областных органов власти.

Им вместе с военными предстояло восстановить нормальную жизнедеятельность.

Вскоре заработали почта, телеграф и телефонная связь, небольшая сеть торговли и общественного питания. Восстановили работу подразделений государственного банка и сберегательной кассы. Уцелевший флот вывели на стоянку. Удалось собрать и выживший скот, товарно-материальные ценности. Среди них были сейфы местного отделения Госбанка, где хранилось 9 с лишним миллионов рублей наличности.

Как указано в докладной записке тогдашнего начальника областной милиции Наймушина (долгое время она была под грифом «Совершенно секретно»), их нашел недалеко от места, где располагалось отделение, начальник контрразведки дислоцированной в районе дивизии Никифоров.

Морально не устоявшие

Военные, как и органы правопорядка, несмотря на разрушения, быстро включились в спасательные работы. Правда, тогдашний начальник областной милиции отметил один неприятный момент: «Пограничники в первые дни после катастрофы полностью эвакуировались из поселков Океанский, Рифовый, Шелехово, Галкино и с острова Алаид, чем деморализовали оставшееся гражданское население и навели панику… Из-за их бегства осталось без охраны все государственное имущество, кунгасный флот, магазин, склад и другие ценности, а также военная техника и наземные сооружения». Позже выяснилось, что пограничники выполняли приказ вышестоящего командования и отчалили на Камчатку. Назад они стали возвращаться с 15 ноября.

Милиция также выявила многочисленные факты мародерства – немало жителей не устояло перед соблазном присвоить товары и ценности из разрушенных складов и хранилищ. В первые дни особой популярностью пользовалось спиртное. Потом, когда шок прошел, люди стали собирать куда более ценные товары, выброшенные стихией из складов. Поэтому для выявления и изъятия расхищенных ценностей на пароходы с эвакуируемыми садились оперативники. На берегу подключались дополнительные силы. У нечистых на руку граждан не оставалось шансов проскользнуть незамеченными. Среди морально неустойчивых попадались занимавшие немаленькие должности, члены партии, например руководитель Козыревского рыбкоопа (позарился на имущество пошивочной мастерской), заведующая магазином ¹ 6 в Северо-Курильске (забрала выручку в размере 20 тысяч рублей при эвакуации, а по прибытии во Владивосток деньги не сдала).

«Отличились» и военно­служащие – один лейтенант с женой присвоили лежавшие на складах рыбкоопа кожаное меховое пальто, меховую шубку, 29 дамских сорочек, 19 флаконов одеколона и пр.

Супруга другого офицера, работавшая в магазине Военторга, похитила 100 штук наручных и карманных часов. Один майор хотел прикарманить бочку спирта и погрузил ее на борт пароход в числе своих личных вещей…

В итоге правоохранители изъяли в общей сложности денег 1 млн 368 тыс. 110 рублей; облигаций госзаймов на 90 тыс. рублей; паевых марок потребкооперации на 150 тыс. рублей; различных промышленных товаров на 667 тыс. рублей. Возбудили уголовные дела, кое-кого прямо с борта отправили под арест.

Восстановление разрушенного цунами района шло в течение нескольких лет. Пришлось полностью перестроить всю рыбную отрасль. Не все пострадавшие захотели вернуться на северные Курилы. Население достигло прежней численности только через 5 лет – когда на острова стали приезжать новые люди.

Евгений АВЕРИН.

Справка

О северокурильском цунами руководству области сообщили из Сахалинского морского пароходства. Там в 4.30 утра приняли радиограмму с парохода «Красногорск», стоявшего на рейде Северо-Курильска.

В 9 утра, после подтверждения радиограммы «Красногорска», о катастрофе доложили в Москву, в Центральный Комитет Компартии. В обком перезвонили Лаврентий Берия и Георгий Маленков. Министру обороны, одному из маршалов Победы Александру Василевскому было поручено заняться эвакуацией людей. От него поступил приказ командованию камчатской группой военно-морского флота.

В тот же день был создан областной штаб по ликвидации последствий стихии.

Цифры

Во время цунами в Северо-Курильске 5 ноября 1952 года погибло 2336 человек:

  • – 2138 – гражданского населения,
  • – 15 офицеров,
  • – 169 солдат,
  • – 14 членов семей военнослужащих.

Кстати

Засекреченными архивные материалы оставались до начала 90-х годов. Когда с них частично сняли гриф, в 1997 году появилось исследование сахалинского историка-архивиста Ларисы Драгуновой «Северо-Курильское цунами 1952 года». Остальные документы рассекретили в 2000 и в 2013 годах.