Не так давно старейшую и крупнейшую сахалинскую компанию ООО «Роснефть-Сахалинморнефтегаз» возглавил Н. Прохоров. Генеральный директор Сахалинморнефтегаза всегда был одной из ключевых фигур в нашей области. Потому вполне понятен интерес к этому назначению.
– Николай Николаевич, долгое время компанией руководили исключительно люди, делавшие карьеру здесь, на Сахалине. Вы же прибыли с материка…
– Да, кое-кто из журналистов уже называл меня «варягом». Я, собственно, не обиделся. Во-первых, с «варягов» начиналась история России. А во-вторых, я или первый, или второй генеральный директор за всю многолетнюю историю Сахалинморнефтегаза, который родился именно на Сахалине. Мой дед приехал на остров в 1934 году из Поволжья по оргнабору, работал плотником на эхабинских промыслах – тогда ведь все, и вышки в том числе, было деревянным, поэтому профессия была одной из основных. Отец закончил в 1947 году охинский нефтяной техникум и работал буровым мастером. Я родился в Эхаби, учился в Тунгоре. В 1967 году, после того как были открыты богатейшие месторождения Западной Сибири, родители уехали туда и, естественно, забрали меня с собой. Скажу честно, Сибирь после Сахалина мне особо не приглянулась – кругом одни болота. Уже учась в Тюменском индустриальном институте, я приезжал на родину на практику, работал на Восточном Эхаби, занимался подземным ремонтом скважин. И все-таки бурное развитие сибирской нефти затянуло. Туда ехали целыми предприятиями и промыслами со всех уголков Союза, строились новые города, там создавалась история, все было крайне интересно. И с 1974 по 2002 год я в Нижневартовске. Начинал оператором добычи, потом дошел до главного инженера объединения «Нижневартовскнефтегаз» (это знаменитое Самотлорское месторождение), был генеральным директором объединения. Являюсь почетным гражданином  Нижневартовска. Но, как понимаете, и Сахалин для меня не чужой.
– Тем более что здесь сейчас делается история российского шельфа…
– О шельфе, конечно, можно было бы и поговорить, но давайте определимся сразу. В структуре компании «НК Роснефть», которая является стопроцентным учредителем нашего ООО, Роснефть-Сахалинморнефтегазу определена нефтегазодобыча на суше острова или, по крайней мере, с суши. Шельфовыми проектами Роснефти занимается ЗАО «Сахалинские проекты»…
– Но, как утверждается, месторождения суши иссякают и будущее именно за шельфом…
– Перспективы есть и на суше. Компания поставила перед нами задачу сохранить многолетний уровень добычи – в пределах 2 млн. тонн нефти в год – и постараться перекрыть этот объем. Понятно, это непросто. Ведь обводненность скважин достигает 84 проц. Наряду с 2 млн. тонн нефти мы добываем 12 млн. тонн жидкости. Порядка 250 тыс. тонн составляет добыча высоковязкой нефти на самых старых наших месторождениях – Охинском и Катанглинском. Там приходится применять дополнительные меры. Например, на Катангли мы закачиваем в скважины свыше 700 тыс. кубометров пара.
В стране только нефтепромыслы Грозного, наверное, да еще Краснодара могут похвастаться столь длительной историей. Но на что обращу особое внимание – вот уже практически 80 лет добывается на Сахалине нефть, а уровень добычи стабилен. Это говорит о высоком профессионализме наших нефтяников, многие из которых мастера в третьем-четвертом поколении. Сахалинморнефтегаз эксплуатирует более 1700 скважин на 30 нефтяных и нефтегазовых месторождениях и 5 газовых. Мы обеспечиваем газификацию Хабаровского края, поставляя туда ежегодно 600 млн. кубометров своих и еще газ проекта «Сахалин-1». Мы обеспечиваем нефтью Комсомольский НПЗ, который после коренной модернизации является одним из наиболее современных в стране.
Но надо помнить и о том, что если шельфовые компании начинают работать с нуля, то есть имеют возможность использовать самое современное оборудование и технологии, то наша производственная инфраструктура складывалась десятилетиями, модернизацией приходится заниматься постоянно и на ходу. А, если помните, был очень тяжелый период в 90-х годах, когда на фоне структурных преобразований в отрасли рухнул рынок нефти. Прекратилось финансирование, прекратилась геологоразведка, были потеряны годы, и это сильно сказалось на модернизации нефтегазодобычи.
Сейчас приходится нагонять. В частности, планируем провести техническое перевооружение парогенераторных станций на месторождениях Катангли и Углекуйты – с последнего ожидаем неплохие приросты. Ожидаем отдачи и от месторождений Монги, им. Мирзоева – там проводится бурение боковых стволов. Идет поиск еще не отработанных структур и горизонтов…
– То есть не все еще месторождения суши открыты?
– Да, мы продолжаем геологоразведку. Компания получила лицензию на Восточные Монги, проводим там сейсмику. Есть еще ряд перспективных площадей.  Какую бы мы работу ни проводили по интенсификации действующих скважин, нам обязательно нужны свежие запасы. Сейчас кратность запасов Сахалинморнефтегаза по нефти – 14,5, то есть при нынешнем уровне добычи месторождения можно разрабатывать еще 14 лет. А по газу запасов лет на 45. Словом, пока есть на чем работать. Хотя 14,5 – хорошая кратность, но 20 – лучше. Поэтому будем вести геологоразведочные работы как на суше острова, так и на побережье, смотреть продолжение береговых структур в море, в частности на Одопту – месторождении, на которое мы возлагаем особые надежды. Мы продолжаем его активно разрабатывать, в этом году надеемся сделать еще три скважины, свыше 5 километров длиной каждая. В планах – идти еще дальше, для чего в недалеком будущем будем либо серьезно модернизировать, либо полностью менять буровой станок на более мощный.
– В последнее время с особой остротой ставятся вопросы экологии…
– Как я уже говорил, компания постоянно занимается вопросами модернизации производственной инфраструктуры. На этот год запланирован очень большой объем работ по реконструкции трубопроводной системы, установке нового оборудования – все это как раз и направлено на снижение экологических рисков. Ну а прямые вложения в экологические программы – в нефтеловушки, рекультивацию и сдачу земель – составят примерно 85 млн. рублей.
Я ведь помню свое детство и юность, сахалинскую природу, рыбалку, грибы, ягоды. Моя мечта, да и всего коллектива компании, чтобы на севере нашего острова всегда были чистые реки, хорошая охота – словом, природная среда в своем естественном состоянии. Раньше и денег на это особых не было, и силы все бросались прежде всего в «бой» за каждую тонну нефти. Сейчас все изменилось, и экология – наш первоочередной приоритет.
– Сахалинморнефтегаз всегда отличался мощной социальной политикой, на протяжении многих лет компания становится победителем областного конкурса «Благотворитель года». Будет ли продолжена эта линия?
– Безусловно. Компания имеет множество социальных программ, в которых мы так-же принимаем участие. Одно из главных направлений, на мой взгляд, жилье. Месторождения вырабатываются, из поселков уходит большое производство, жить там становится трудно, и содержать эти поселки крайне затратно. Но мы своих людей не бросаем. Есть совместная программа Роснефти, области и муниципальных образований Охи и Ноглик. С 2004 по 2006 год было построено 9 многоквартирных домов, на этот год планируем еще 6 – по 3 дома в Охе и Ногликах. Будем переселять в них жителей из Пильтуна и Эхаби. Эта программа будет действовать до 2009 года.
Кроме того, в следующем году грядут две юбилейныt, даты – 80 лет Роснефть-Сахалинморнефтегазу  и 75 лет городу Оха. Естественно? мы готовимся к ним: финансируем строительство спортивных комплексов в Охе и Ногликах, спортивных площадок, благоустройство улиц. Учитывая огромную важность надежного тепло- и электроснабжения севера, мы взяли на себя Охинскую ТЭЦ, продолжаем серьезную ее реконструкцию.
 Что касается благотворительности, то помогаем  в первую очередь тем, кто в этом больше всего нуждается: поддерживаем детский спорт, оказываем помощь  детям-инвалидам, ветеранам Великой Отечественной войны. Есть отдельная программа помощи коренным малочисленным народам Cевера… Наша компания не может оставаться в стороне от этих проблем.
Однако самое приоритетное направление для нас – работа с будущими кадрами. Коллектив компании большой, но стареет. В 90-е годы по известным причинам случился кадровый провал. Поэтому мы делаем все возможное, чтобы обучить и закрепить молодых специалистов. В Охе уже создан Роснефть-класс – компания поставляет в школу необходимое компьютерное оборудование, ведет профориентационную работу. Надеемся, что в нефтяную промышленность, а точнее, именно в Роснефть-Сахалинморнефтегаз придут молодые инициативные ребята, которые придадут работе компании новый импульс.
Записал В. ГОРБУНОВ.