Все это было… Послесловие к материалу, опубликованному год назад

Последняя встреча в редакции «Советского Сахалина».

В один из дней прошедшего августа умер Владимир Медюлянов — известный в профессиональной среде сахалинский геолог. Начиная с далеких шестидесятых каждый год по весне уходил он с геологической партией — проводил геолого-инженерные изыскания на Сахалине и Камчатке. А в межсезонье обрабатывал собранный материал, занимался наукой, работал над кандидатской диссертацией…
Ровно год назад Владимир Иванович пришел к нам в редакцию со своей бедой. Рассказал о том, как в одночасье стал бомжем — лицом без определенного места жительства. Получилось так, что в 2016 году у него почти полностью сгорел дом по улице Авиационной, 16а областного центра. Примерно в то же самое время там же, в Елани, произошло еще с полдесятка пожаров. Невольно складывалось впечатление, что таким варварским способом людей сгоняют с земли — ради земельных участков.
Восстанавливать дом было не на что. И Медюлянов подался на Камчатку. Там геолог, которому было уже за семьдесят, сумел заработать какие-то деньги. Закупил на них стройматериалы и завез на участок. На этом, собственно, восстановление дома и закончилось.
В начале августа 2019 года неустановленные лица пригнали тяжелую технику и зачистили участок Медюлянова. «Все, что там было, либо в кучу сгребли, либо в землю зарыли, — рассказывал нам Владимир Иванович. — Обидней всего было то, что пропали папки с уникальными материалами, которые я собирал много лет в экспедициях. Думаю, они могли бы существенно дополнить уже известные результаты инженерно-геологических изысканий на Камчатке и Сахалине. Мечтал заняться этим на досуге. Теперь об этом приходится говорить лишь в прошедшем времени…».
Обстоятельства дела показались нам любопытными, а человек явно нуждался в поддержке. Об этой непростой житейской истории мы рассказали в материале «По закону бульдозера» (см. «Советский Сахалин» № 60 от 27.08.2019 г.). После публикации Владимир Иванович пару раз заходил в редакцию, говорил, что живет пока у сына, но с мечтой о строительстве дома не расстается… Благо после статьи в газете посягательства на земельный участок больше не проявлялись.
Печально, что эта мечта не осуществилась. Для тех, кто знал геолога Медюлянова, вдвойне печальней, что его уже нет в живых.
— Владимир Иванович был геологом от бога, настоящим профессионалом. А еще он был истинным романтиком, — так вспоминает Владимира Ивановича его товарищ Василий Писарев, тоже геолог с полувековым стажем, прошедший с изыскательской партией тысячи километров таежного бездорожья. — Помню, сколько энтузиазма было у нас, молодых геологов, в начале шестидесятых годов, сколько искренней веры в необходимость того, что мы делали для своей страны! Перед этим большим делом любые житейские трудности казались несущественными. Мы жили одной лишь геологией. Сложные маршруты, многодневные переходы, песни у таежного костра… Такое забыть невозможно.
С тех пор прошло много лет, многое изменилось или ушло безвозвратно. Наше прагматичное время весьма далеко от романтики. Мир держится не на чувствах, а на расчете. Для общества потребления гораздо интересней не бородатый геолог с гитарой, а экономическая выгода от разведанных им месторождений. Бал правят гламурная посредственность и всеобъемлющий ширпотреб.
Если что и осталось у представителей старшего поколения, так это воспоминания о временах, в которых они жили. И память о сверстниках, с которыми им вместе довелось трудиться на благо своей страны.
Хорошо бы еще, чтобы и страна о них чаще вспоминала, причем не только при перечислении пенсии. На это рассчитывал Владимир Медюлянов, когда обратился за помощью в газету.
Мы сделали что могли.
Случись подобное с кем-то еще, мы снова сделаем то, что можем.

Сергей ВОЛГИН.