За большим обеденным столом. За ним по праздникам собирались родня и друзья

Когда у нас подросли дети, мы с женой купили новый большой обеденный стол в расчете на то, что они поженятся, семья прирастет и мы будем часто собираться по различным поводам. Наш дом всегда был открытым для гостей, но все это были друзья, а родные остались и у меня, и у жены на материке.

Расскажу о своей большой семье, в которой было трое детей. Мама и папа были простые открытые люди, и у нас любила собираться многочисленная родня, по праздникам за стол садились до 30 человек.

Особенно нравились эти застолья летом, на свежем воздухе в саду, где под старыми грушами стояла вместительная беседка. Рядом под навесом была печь с чугунной плитой и духов­кой. Уго­щение готовилось на ней.

Я уехал учиться, учились и мои сестры. Но они, закончив учебу, остались около родителей, а меня романтика унесла на Сахалин. Всякий раз, когда я приезжал на каникулы, в отпуск, меня встречали большим вкусным столом, им и провожали. Большой родне было интересно знать, как живут в других местах, и мне были очень дороги эти родственные посиделки. Такие же устраивались и по поводу приезда других родных.

За столом не только ели и пили, но также много смеялись и пели песни. У нас было немало красивых голосов, и чаще всего заводили украинские песни – наши деды были переселенцами из тех благодатных краев. В летней вечерней тишине душевные мотивы разносились далеко окрест. И на следующий день люди с соседних улиц говорили родителям: «Как же красиво у вас пели! Так и хотелось присоединиться к вашим голосам». «Так и приходили бы, – смеялась мама, – никого не прогнали бы».

Родственные отношения укреплялись не только застольями. Помню, как у нас строился новый дом. Когда пришла пора штукатурить его внутри и снаружи, собралось десятка два мужчин и женщин. Называлось это «помощь».

Нас, детей, поставили на замес. В большой выкопанной прямоугольной яме развели водой песок, глину, свежий коровий навоз и запустили босых ребятишек. Мы радостно месили ногами это штукатурное «тесто».

А вечером, когда работа была закончена, все дружно ужинали. «Помощь» собирали и на другие работы полегче – например, укладку стогов сена.
Так тепло вспоминаются эти посиделки. Сестры, кстати, продолжают традиции, стараются объединить родственников.

А у нас как-то не получается жить тесно, дружно. Детей трое: два сына и дочь. У всех свои семьи, скоро и внуков женить. Но родственной душевной близости между ними нет. Только один сын с невесткой навещают нас по всем праздникам. У дочки какой-то нелюдимый муж, у второго сына жена не умеет вести себя в людях, обязательно начнет какой-то скандал…

В общем, простаивают горы красивой посуды, лежат невостребованными скатерти и салфетки… Ушли наши с женой мечты о большой дружной семье.

У сестер на родине, конечно, повеселее, но и они рассказывают, что родственники с удовольствием отзываются на приглашения, но к себе почему-то не зовут. Как-то одна из сестер заметила нашему двоюродному брату, что он мог бы позвать их на встречу сына, приехавшего в отпуск. Тот живет в Калининграде и не был дома лет десять. На что братец ответил: «Сейчас не модно звать родню по случаю приездов. Это все деревенские привычки».

Не модно или слишком хлопотно?
Время сейчас, конечно, другое. Сегодняшней молодежи неинтересно общаться со стариками. Да и вообще родственные связи уже не в чести. Такой вывод я делаю не только на примере моей семьи. Все-таки это большой труд – поддерживать родственные отношения, и многие не видят в этом ни интереса, ни смысла.

Василий Анисимович, г. Корсаков.