Как известно, по программе реструктуризации угольной промышленности в семи районах области было закрыто 11 шахт. Возникла проблема переселения 4455 семей, однако за последние шесть лет она благополучно решилась только для 1088 из них. Ибо на беду многих остальных появился федеральный закон № 122 и постановления, отсекшие от очередников сразу 1317 семей. Причем самых обездоленных – вдов погибших горняков, инвалидов, получивших травмы на шахтах, пенсионеров и работников, уволенных до момента ликвидации предприятий угольной отрасли.
Таким образом, очередь на переселение состоит теперь из 2050 семей и продвигается очень медленно, поскольку для переезда требуется сумма в 1 млрд. 668 млн. руб. Между тем в 2005 году на эти цели из федерального бюджета было выделено всего 92 млн., а в 2006-м – 95 млн. руб. При таких темпах финансирования последний очередник получит жилье на материке не раньше чем через 18 лет. Но будет ли он к тому времени жив и дееспособен? Вопрос, как говорится, риторический.
Согласно письму федерального агентства по энергетике от 25 ноября 2005 года, комплекс мероприятий по завершению реструктуризации угольной промышленности и переселению шахтеров намечено завершить в 2010 году. А вот объем господдержки на переселение работников ликвидированных организаций угольной отрасли Сахалинской области в 2009 – 2010 годах составит лишь 1 млрд. 220 млн. руб. (чуть более 70 проц. от необходимого). Вполне естественно, что бывших горняков тревожит перспектива оказаться невыездными, а жить в условиях разрухи (без работы, денег, воды, света) невыносимо.
Судьба неперспективных населенных пунктов известна – средства в них вкладывать никто не собирается. Дилемма такова: следует либо переселять людей, либо срочно принимать местные программы, позволяющие создать для бывших горняков и их семей наиболее благоприятную обстановку для проживания и занятости. В этом убеждена депутат Госдумы от Сахалинской области С. Иванова. Она побывала практически во всех депрессивных шахтерских поселках, своими глазами увидела, в каких нечеловеческих условиях находятся уже немолодые люди с подорванным нелегким трудом здоровьем. Ей было адресовано несколько коллективных жалоб, в том числе и от сахалинцев, исключенных из очереди на переселение.
С. Иванова изучила этот давний больной вопрос на уровне муниципальных образований и подготовила ряд депутатских запросов в адрес президента, правительства, профильных министерств, полпреда президента в Дальневосточном федеральном округе К. Исхакова.
– Официальные ответы покажут, в каком направлении придется действовать дальше, – поясняет С. Иванова. – Параллельно пытаюсь внести поправки в трехлетний бюджет России с тем, чтобы в нем были предусмотрены средства, достаточные для переселения горняков-сахалинцев.  Нуждается в корректировке и программа переселения. В ней должны значиться наряду с материковскими и южные территории Сахалинской области, ведь далеко не все бывшие шахтеры хотят покидать острова. Так почему бы не помочь им с приобретением жилья в городах и селах юга Сахалина?
 Задавала эти вопросы министрам В. Яковлеву и М. Зурабову. Но они, как оказалось, практически не владеют ситуацией и полагают, что развязать этот узел проблем обязаны министерство регионального развития и субъект федерации, то есть наша область. И все же вышеназванные министры пообещали письменно ответить, какие дополнительные меры можно будет предпринять для ликвидации неблагополучия в шахтерских поселках Сахалина.
Кроме того, С. Иванова направила обращение в Конституционный суд, чтобы он выяснил, на каком основании из федерального закона № 122 была исключена самая обездоленная категория граждан, отработавших в забоях и на других участках угольных предприятий десятки лет и стоявших в очереди на переезд из горняцких поселков в другие регионы. В компетенции Конституционного суда проверить законность этого нормативного акта, ущемляющего права людей, не имеющих в трудовых книжках записи «уволен по ликвидации предприятия».
С. Иванова также взяла под депутатский контроль последние две островные шахты, балансирующие на грани закрытия – «Долинскую» и «Углегорскую». Первая располагает значительными запасами угля, имеет участки, где можно добывать топливо открытым способом. Ее директор В. Стокоз как может борется за сохранение градообразующего предприятия, ведь на карту поставлена судьба с. Быкова, где проживает свыше 5 тыс. человек.
– Руководство шахты предлагает технологически грамотную схему выхода из сложной ситуации, – рассказывает С. Иванова, – и его надо поддержать. Тем более что возникла уникальная возможность вернуть предприятие государству практически за бесценок – оно находится на стадии банкротства, так как частные владельцы отказались его содержать и вкладывать средства в его развитие. Разве нам не нужен уголь хорошего качества? Доходит до абсурда: в Ленинградской области, к примеру, освоили производство сланцев-полуфабрикатов и такое топливо намереваются сбывать в районах Дальнего Востока. А территория, имеющая большие запасы угля, вынуждена сворачивать его добычу на острове.
Обращение к депутату Госдумы трудового коллектива шахты и жителей с. Быкова имело продолжение. Запросы С. Ивановой ушли в высшие инстанции, в том числе президенту страны. 19 июня депутат получила положительный ответ от заместителя министра минэкономразвития России А. Белоусова. В нем говорится: «Минэкономразвития России рассмотрело ваше обращение о государственной поддержке предприятия «Шахта «Долинская» Сахалинской области и сообщает. В соответствии с поручением аппарата правительства РФ от 31.05.2007 № П9-15872 минпромэнерго России является головным исполнителем по рассмотрению вашего письма к председателю правительства М. Фрадкову по вопросу утверждения программы развития ООО «Шахта «Долинская» и привлечения инвестиций на федеральном уровне для финансирования модернизации предприятия.
По указанному поручению аппарата правительства минэкономразвития России направлены в минпромэнерго России предложения в части, касающейся источника привлечения инвестиций для финансирования модернизации ООО «Шахта «Долинская».
При подтверждении экономической эффективности предлагаемой программы развития ООО «Шахта «Долинская» в качестве источника привлечения инвестиций для финансирования модернизации указанного предприятия минэкономразвития России считает целесообразным рассмотреть возможность использования средств, предусмотренных в федеральном бюджете на 2007 год Росэнерго на субсидирование  процентных ставок по привлеченным кредитам в российских кредитных организациях для угольной отрасли».
Немало заморочек и у бывших горняков шахты «Тихменевская», ждущих переселения вот уже 12 лет. Таких семей там 55. В своем письме к С. Ивановой они сообщают: «Если нам придется еще столько же ждать, то многие из нас просто не доживут, так как шахтерский прожиточный возраст составляет немногим более 60 лет. Отработав под землей до 25 лет, мы уже практически изношены».
Но это еще не вся беда. Дело в том, что предприятия-банкроты угольной промышленности долгое время не производили обязательных отчислений в пенсионный фонд. Так поступали, к примеру, в ООО «Сахалинуголь-1» и на Поронайской центральной обогатительной фабрике, входящих в состав управляющей компании «Сахалинуголь». В итоге работники потеряли право на льготную пенсию, так как те периоды, за которые не производились отчисления, при назначении пенсии в стаж не засчитываются. А работающим пенсионерам пересчет пенсии не дает никаких результатов.
– Нынешние пенсионеры угольной отрасли теряют от 240 до 900 рублей прибавки к пенсии, –  уточняет С. Иванова. – К тому же работодатели годами не делают отчислений по подоходному налогу, и штрафы со временем начинают превышать суммы самих обязательных платежей. Налоговые органы через арбитражный суд банкротят предприятия, оставляют долги. При таком положении дел будущие пенсионеры лет через пять пенсию вообще не получат. Ситуация осложняется еще и тем, что руководители предприятий работают по доверенности вышестоящей компании и решения, связанные с выплатой пенсионных отчислений, принимать не уполномочены.
Получается замкнутый круг. Чтобы его разорвать, С. Иванова адресовала генеральной прокуратуре аналитический материал по этой проблеме, подкрепленный коллективными письмами из районов. Она настаивает на внесении поправки в закон об ужесточении ответственности работодателей за отчисление платежей в пенсионный фонд, вплоть до уголовной ответственности.
С. Иванова убеждена, что при разного рода преобразованиях, смене форм собственности, банкротстве
и т. д. в обязательном порядке следует определять правопреемника по долгам в пенсионный фонд. Надо предусмотреть субсидарную ответственность предприятий по социальным взносам и долгам, ужесточить спрос с руководителей налоговых органов и пенсионного фонда, с тем чтобы они также несли ответственность, вплоть до уголовной, за несвоевременное реагирование на факты образования значительной задолженности по налоговым и пенсионным платежам.
Должна быть четко прописана в законе и степень ответственности судебных приставов, с тем чтобы при наличии судебных решений они приостанавливали производственную деятельность должников до уплаты ими налогов. Вполне приемлемы и такие формы наказания нерадивых, как недопущение их к участию в аукционах, лишение лицензий на право пользоваться недрами территории и прочее.
Горняцкие проблемы многоаспектные, их решение не терпит отлагательства, убеждена С. Иванова. К сожалению, в правительстве не знают их истинной остроты. Поэтому депутат Госдумы от Сахалинской области в полный голос поднимает их и на совещаниях в Дальневосточном федеральном округе, и в Москве. Только так можно обратить внимание высшей власти на нужды людей и, как показывает практика, все же добиться перемен.
Л. СТЕПАНЕЦ.