В распоряжении редакции оказалось несколько документов, подписанных руководителями ряда областных департаментов. Во всех бумагах примерно одно и то же. От нижестоящих начальников, возглавляющих, в частности, учреждения здравоохранения, культуры, требуется информация о пофамильной явке работников на выборы, прошедшие 8 октября. При этом бывший в тот момент начальником департамента здравоохранения И. Золотухин в своем официальном запросе от 18 октября доводит до сведения руководителей учреждений здравоохранения области, что делается это в соответствии с письменным поручением вице-губернатора Л. Шубиной. Ну а дальше соответствующие запросы по цепочке были направлены чиновниками муниципального уровня. В Южно-Сахалинске, например, первый замначальника департамента здравоохранения администрации города О. Плотникова в телефонограмме от 25 октября просит руководителей дать ту же информацию в срок до 15 часов 26 октября. Все официально и совершенно серьезно…
Как отреагировали на эту «указивку» руководители на местах? По-разному: кто-то счел за лучшее похоронить бумагу под сукном и отмолчаться, а кто-то воспринял очень болезненно и дал волю эмоциям. Как, например, мой собеседник, один из руководителей муниципального учреждения, пожелавший, впрочем, остаться неназванным:
– Это что же, возврат к диктатуре, к «ежовщине», получается? Значит, теперь, чтобы хорошо выглядеть в глазах вышестоящего начальства, руководитель муниципального уровня должен наладить у себя в учреждении тотальный политический контроль и точно знать, ходил ли, скажем, Иванов на выборы, а если нет, то почему? Это ни в какие рамки не лезет, и уж точно демократией тут и не пахнет! И потом, интересно, как себе представляют инициаторы таких вот акций техническое воплощение «светлой» идеи взять под контроль явку на выборы? Работники одного учреждения проживают по разным адресам и соответственно в сферах действия разных избирательных участков. Значит, руководитель должен отложить в долгий ящик все свои насущные дела и заняться беготней по этим участкам, чтобы отследить поведение своих подчиненных? На руках у него нет и не может быть списков избирателей. Тогда нужно по одному вызывать на ковер каждого подчиненного и устраивать строгий допрос… Дураков нет, все скажут, что ходили… Тогда кому нужны такие вот данные? Мое твердое мнение – подобные мероприятия устраивают чиновники, которым заняться больше нечем! Кстати, подобных примеров административного давления в практике любого руководителя муниципального учреждения немало. Вот, скажем, одна из последних команд сверху: рекомендовано, причем самым строгим образом, выписать официальные печатные издания, которые муниципальному учреждению в работе не нужны. Ладно бы при этом выделялись средства на подписку – нет, выписывай за собственный счет! И попробуй при этом не отчитаться!..
Что происходит? С какой целью появляются на свет телефонограммы такого содержания?
Кому и зачем понадобилось брать под контроль явку избирателей на выборы? И неужто руководитель, решивший взять на карандаш подчиненных, может запросто получить доступ к спискам избирателей?
Насчет последнего и в Южно-Сахалинской территориальной избирательной комиссии, и в облизбиркоме журналиста заверили: это исключено. В процессе проведения выборов к работе со списками избирателей допускаются только члены участковых комиссий с правом решающего голоса, а к ознакомлению с ними – члены комиссии с правом совещательного голоса. И никто более.
После выборов списки опечатываются и хранятся в сейфе теризбиркома в течение одного года. Это на случай возможных судебных разбирательств. Свободного доступа к ним у посторонних нет, члены комиссий предупреждены об ответственности за разглашение каких-либо данных, в том числе персональных. Доступ к спискам может быть разрешен только по решению суда… Каких-либо жалоб, тревожных сигналов о том, что списками интересуются посторонние, в избиркомы не поступало…
Зачем понадобилось рассылать по городам и весям запросы на получение столь деликатной информации? Вот что ответила на это вице-губернатор Л. Шубина. Оказывается, после проведения выборов прошло рабочее совещание, на котором и было принято решение подвести итоги предвыборной работы, нацеленной на убеждение подведомственных, так сказать, избирателей принять участие в голосовании.
– Может быть, я где-то и перегнула палку, – говорит Л. Шубина, – но тем не менее направление, считаю, выбрано верное. Люди, работающие в органах власти, получающие немаленькую зарплату, не должны стоять в стороне от выборов. По моим данным, например, только в областном департаменте соцзащиты на выборы не явились 35 сотрудников. Сейчас выясняем причины неявки. Люди, работающие  в органах госвласти и проводящие политику федеральной и областной исполнительной властей, не должны быть людьми с двойными стандартами. Нелогично получается, когда госслужащий убеждает людей прийти на выборы, а сам их игнорирует… И, на мой взгляд, такая работа принесет свои плоды, на следующие выборы явка должна возрасти. Глядишь, таким образом кое у кого и проснется задремавшая гражданская позиция и гражданская ответственность. Моя принадлежность к партии «Единая Россия» здесь ни при чем, мы разбираемся с причинами невысокой явки избирателей без какой-либо политической подоплеки…
А вот как прокомментировал ситуацию депутат областной Думы С. Пономарев:
– По-моему, это продолжение того самого административного ресурса, который не сработал на последних выборах. Ходить на выборы в приказном порядке, согласитесь, как-то странновато. Областная администрация, на мой взгляд, в этом случае выходит за рамки своей компетенции. Нигде не записано, что госслужащий должен в обязательном порядке являться в день выборов на избирательный участок. Хотя здравое зерно в этом есть. Ведь еще со времен Древнего Рима заведено, что гражданином может считаться лишь тот, кто отдал свой воинский долг, служа в регулярной армии, кто платит налоги и ходит на выборы… Между прочим, в этом вот случае как раз очень бы пригодился этический кодекс государственного (муниципального) служащего. Но его, увы, никто до сих пор не создал и не принял…
Что тут добавить? Можно предположить, что, если бы выборы в Госдуму завершились победой кандидата, которого поддерживала администрация области, никто бы в этой администрации и не пытался выяснить, кто из служащих ходил на выборы, а кто проявил гражданскую «несознательность». Но «их» кандидат проиграл – вот и решили выяснить, почему это случилось.
Одну из причин, похоже, увидели в низкой явке тех, кто по идее должен был проголосовать за «своего» брата чиновника. Теперь этим несознательным пытаются вправить мозги, напоминают, кто в доме хозяин и что лучше этого хозяина не сердить ни низкой явкой, ни тем более «неправильным» выбором.
А по мне если и надо администрации области за что-то спрашивать с медиков, учителей, работников культуры, так только за то, насколько хорошо все они выполняют свои профессиональные обязанности. Они, кстати, и зарплату получают именно за это.
Когда вы приходите на прием к врачу, разве вы думаете о его политической ориентации, о том, ходит ли он на выборы, а если ходит, то за кого голосует?
Вас, как и любого другого нормального человека, волнует только одно: хорошо ли доктор разбирается в своем деле, сможет ли быстро и эффективно помочь? Вот и власть должно волновать это, и только это. И если у такого рода волнения будут конкретные  положительные результаты, глядишь, в дальнейшем и по поводу исхода выборов не придется больше переживать. 
Я. САФОНОВ.