Заморочки вокруг лосося. С каждой путиной он становится все менее доступным для рыбаков региона

В сетях не густо, в карманах пусто...

На недавнем совещании в Южно-Сахалинске обсуждали стратегию промысла на предстоящую лососевую путину. Предварительные прогнозы довольно скромные: на Сахалине и Курилах прогнозируют вылов лососевых чуть более 86 тыс. тонн.

В отличие от прошлых лет вместо расширенного прогноза на совещании были представлены лишь его итоговые цифры. Ни слова не было сказано о том, как отрасль пришла к этим цифрам. И как получилось, что вылов горбуши на Сахалине в 2020 году оказался рекордно низким в ряду четных лет — всего 16 тыс. тонн.

Не секрет, что заполнение нерестилищ в 2020 году было крайне скудным, а соответственно, и скат молоди горбуши в 2021 году — очень низким. Учитывая уловы последних лет, совершенно непонятен оптимизм науки, обещающей в 2022 году вылов горбуши почти в 49 тыс. тонн. А еще 27 тыс. тонн наука обещает дать рыбакам дополнительно в случае удачного развития событий на сахалинских тонях.

Был озвучен и ожидаемый вылов кеты — чуть больше 36 тыс. тонн. А нерка, кижуч, сима в общем улове дадут не более 2 тыс. тонн. Так считает наука.

Чем богаты…

Наука думает так, а у горбуши свои природные задачи. А ну как пойдет рыба валом? И не захочешь, а придется ее ловить, изымать, так сказать, из реки нерестовые излишки. А то ведь так и до замора недалеко.

Заморы, то бишь переизбыток производителей в нерестовых реках, — хроническая головная боль сахалинской рыбной отрасли. Не бывало еще путины, чтобы комиссия по регулированию добычи анадромных видов рыб в Сахалинской области не прибегала к такой непопулярной мере, как установка на реке рыбоучетного заграждения (РУЗ).

Делается это, как нам объясняют, из самых гуманных побуждений. Наука убеждена, что нерестовые площади в сахалинских реках сегодня настолько малы, что физически не могут принять всех желающих отнереститься. А потому этих желающих необходимо от нереста ограждать.

В качестве примера приводят речку Найба в Долинском районе. Естественная популяция кеты здесь практически была уничтожена еще в 90-е годы прошлого века. А рыборазводные заводы уже лет десять как пытаются возродить эту популяцию. Во всяком случае, официально.

Вот только о возрождении естественной популяции, похоже, речь пока не идет. Здесь пытаются создавать свою собственную — искусственную — популяцию. А у нее одна дорога: из океана — в забойку…

— А между тем в бассейне реки Найбы сохранились прекрасные естественные нерестилища кеты, причем их состояние в последние годы улучшилось в связи с сокращением негативного воздействия различных видов хозяйственной деятельности, — говорит руководитель РОО «Экологическая вахта Сахалина» Дмитрий Лисицын. — Это способствовало восстановлению и улучшению качества нерестилищ в бассейне Найбы. Есть все возможности для восстановления дикой популяции найбинской кеты.

Для этого необходимо только пропускать ее на естественные нерестилища и сохранять от браконьерского вылова.

Кому везет?

Говорят, что наука не ошибается. Звучит это обычно в качестве последнего аргумента, когда других доводов как бы уже и нет. Удивительно, но в части прогнозов на путину сахалинская наука хронически ошибается, а вместе с ней ошибается и комиссия по анадромным видам рыб в Сахалинской области. Причем происходит это аккуратно каждый год.

Вот и в прошлогоднюю путину объем квот вылова горбуши по Восточно-Сахалинской подзоне был определен всего в 1246 тонн. Произошло это 12 мая 2021 года. А 10 августа того же года рекомендуемый объем был увеличен более чем в два раза — на 1356 тонн. Через три дня, 13 августа, общий объем добычи увеличили на 4000 тонн. А 25 августа в ОДУ добавили еще 4000 тонн лососевых. И наконец, 6 сентября наука поставила в свои прогнозы последнюю точку: допустимый объем добычи горбуши был доведен до 12,6 тыс. тонн.

Таким образом, в путину-2021 рекомендуемый объем добычи горбуши составил 10 602 тонны. По сравнению с майскими прогнозами он вырос в 10 (!) раз. Вот только радости от этого у рыбаков не прибавилось.

То есть довольные, конечно же, были, но не все. Особенно в Долинском районе, где о богатых тонях помнят разве что старожилы, нынешнее же рыбацкое поколение вынуждено считать уловы чуть ли не по хвостам. Дело в том, что по ходу прошлогодней путины комиссия по анадромным видам рыб постоянно вносила свои коррективы. Причем логика принимаемых решений носила явно избирательный характер, считает генеральный директор ЗАО «Плюс» Сергей Пискунов.

— Простой пример. Наш рыболовный участок № 65-03-10 расположен между участками ООО «Нептун» и ООО «Сэнчери», — рассказывает гендиректор. — В августе прошлого года мы обратились в комиссию с заявлением об определении точки постановки ставного невода. Это в 1,3 км северней речки Дудинки. Однако точку нам так и не определили. А вот ООО «Нептун» определили для неводов сразу две точки, причем разрешено было вывести крыло одного из них на три километра. О какой же тогда стратегии щадящего вылова можно говорить?..

Всего через три дня после этого, по словам С. Пискунова, комиссия вновь пересмотрела свое решение по организации промысла. И определила новые географические точки для рыболовства на юго-восточном побережье Сахалина. Но опять получилось так, что при всех прочих равных условиях (и правах, кстати, тоже!) ЗАО «Плюс» осталось без разрешения на добычу водных биоресурсов. Тогда как другие компании это право получили и реализовали.

Дикий — значит, ничей?

Не менее интересна ситуация с установкой на нерестовых речках специальных рыбо­учетных заграждений. Официально их можно устанавливать только в реках, куда рыбозаводы выпускают лососевую молодь. Действует это правило с 2014 года.

Вот и в июле 2021 года комиссия очередным протоколом № 25 от 30 июля 2021 года определила сроки добычи лососевых на морских рыболовных участках, прилегающих к устью этих водных объектов. В числе прочих в приложении № 1 присутствует, например, ООО «Меридиан» с границами рыболовного участка «1 км южнее реки Фирсовка — 7 км севернее реки Найба». А это 19,5 км речного побережья со всеми его реками и речками.

— Почти двадцать километров побережья! Это как понимать? — удивляется Сергей Пискунов. — В участок входят речки Ай, Большая и Малая Подлесная, Янтарная, Кирпичная, Лиственница, Рыбная. А вот речки Береговая, Айдар и Баклановка в данный перечень не вошли — по причине того, что не являются базовыми водными объектами лососевых рыбоводных заводов (ЛРЗ).

Только за одну летнюю неделю, с 18 по 25 августа 2021 года, комиссия разрешила установить РУЗы на пяти нерестовых речках — Курилка, Баклановка, Пугачевка, Островка и Мануй. Заполнение нерестилищ на этих водных объектах составило, соответственно, 115, 96, 118, 79 и 115 процентов.

Вероятно, комиссия считает установку РУЗов самым эффективным способом борьбы с заморами. Но есть и другое мнение: на практике они просто-напросто облегчают процесс вылова рыбы, вернувшейся на нерест.

— Одна из главных угроз популяциям дикого лосося на Сахалине — это именно РУЗы, — считает Дмитрий Лисицын. — Самое лучшее, что можно с РУЗами сделать, — это обеспечить их полное отсутствие на всех реках. Излишки рыбоводной продукции надо отлавливать на забойках ЛРЗ, а не на рыбоучетных заграждениях. Конечно же, при условии, что такие забойки не перекрывают основное русло реки.

Мимо…

ЗАО «Плюс» — не единственное рыбодобывающее предприятие в Долинском районе, руководство которого от путины к путине наблюдает примерно одну и ту же картину.

Это когда интересы небольшой группы рыбопромышленников практически лоббируются теми структурами, которые призваны сохранять популяцию лососевых на Сахалине, а не поддерживать наращивание объемов добычи всеми имеющимися в распоряжении средствами.

Понятно, что дальневосточного лосося каждому отведать хочется. Но зачем же для этого рыбопромышленные предприятия в неравное положение ставить?

Да вот же, факт из минувшей путины. В августе 2021 года в протокол № 32 комиссией по анадромным видам рыб было внесено весьма существенное изменение. В частности, было определено, что в сроки вылова кеты осуществляется и добыча горбуши. Для рыбаков, добывающих горбушу, это было равносильно отказу добывать кету. Наличие ее в прилове было запрещено: кету, попавшуюся в ставной невод вместе с горбушей, надлежало возвращать в естественную среду обитания, то есть выпускать.

Но кто-то же все-таки добывал кету на юго-восточном побережье? Да, конечно, добывал. Этими счастливчиками были исключительно владельцы и арендаторы рыбоводных заводов.

— Предприятиям, подобных заводов не имеющим, рыболовные билеты на добычу кеты не выдавали, — констатирует сей неутешительный факт Сергей Пискунов.

Герои безрыбного времени

О лососевых рыбоводных заводах наша газета писала, и не раз. В частности, в статье «Оптимизм на вырост» (см. «Советский Сахалин» №¹ 9 от 9 февраля 2021 г.) приводился следующий факт. «Сегодня основным российским регионом по искусственному воспроизводству анадромных видов рыб является Сахалинская область. Здесь действуют до 58 ЛРЗ. Из них 16 — федеральные предприятия, а 42 — частные. Ежегодно сахалинские ЛРЗ выращивают до одного миллиарда штук молоди кеты и горбуши…».

С тех пор прошел год. На сегодняшний день в Сахалинской области действуют уже 68 ЛРЗ. Последними в список рыбоводных предприятий, готовых активно воссоздавать поредевшую лососевую популяцию, вошли три ЛРЗ: один запущен в конце минувшего года в Невельске, а еще два — на Курилах. Число желающих строить и воссоздавать не только не уменьшается, а с каждым годом растет.

При этом, судя по цифрам, чем больше ЛРЗ на Сахалине строится, тем меньше численность естественной популяции кеты и горбуши в нерестовых реках, скромней уловы. И тем организованней рыбу выгребают на забойках, а неорганизованно — вырезают на дальних речках, куда редко ступает нога сахалинской рыбоохраны.
Суть и смысл рыбоводного завода — элементарная замена естественной популяции лососевых на искусственную. Икру для закладки ЛРЗ сами не создают, они ее отбирают у естественных производителей.

Итак, часть мальков вырастает в естественных условиях, а часть в искусственных. Потом и те, и другие уходят в море, чтобы через два года вернуться на нерест туда, откуда они ушли. При этом никто не будет считать, сколько вернется искусственно выращенных особей, а сколько — выращенных в естественных условиях. Зато владелец ЛРЗ гарантированно получит возможность добывать рыбу и икру при любом раскладе.

Так что пока руководители рыбодобывающих предприятий пытаются взывать к здравому смыслу и правилам рыболовства, владельцы рыбоводных заводов ловят себе и ловят, что в ставной невод (вариант: в забойку) попадется.

Игорь КАЛИНИН.