Жизнь как поиск счастья. Такой она видится островной писательнице Любови Безбах

Как прозаик Любовь Безбах известна читателям не только по книгам «На хвосте креветки» и «Шепот ночного дождя», но и по интернет-площадке, где есть возможность виртуально общаться с любителями художественного слова.

Осенью прошлого года за сборник «Шепот ночного дождя» (а это девять рассказов и почти 200 страниц текста с иллюстрациями самой писательницы и художника Владимира Овченкова) Любовь получила премию имени Владимира Арсеньева.

Все истории этой книги имеют строгую хронологическую линию – с лета 1905 года до августа 1945 года. В ХХ веке в России об этом периоде писали Алексей Новиков-Прибой, Николай Максимов, Валентин Пикуль и Анатолий Ким. Знаковое сорокалетие в истории Сахалина не обходят вниманием и историки.

Однако в художественной литературе нашего времени эта часть прошлого Сахалина относится к «terra incognita» (неизвестной области знания). Возможно, именно это и вызвало интерес к прозе Любови Безбах у жюри, высоко оценившего сюжетное и стилевое своеобразие ее письма, и у читателей, встреча с которыми состоялась недавно в областной универсальной научной библиотеке.

Первый эпиграф книги «Шепот ночного дождя» сразу же отсылает читающего к историческим романам Валентина Пикуля. Но главный посыл произведения островной писательницы таков: жизнь – высшая ценность человеческого бытия, а поиск счастья – цель существования каждого. Согласитесь, нет в мире людей, которые бы заведомо хотели быть несчастными.

Примечательно, что Любовь Безбах бережно говорит о своих героях, не похожих между собой и по-разному стремящихся к своему счастью. И писательница представляется очень открытым, доброжелательным и лучезарным человеком. Вот почему хочется глубже вчитаться в ее книги и ждать новых произведений.

Литературоведение от критики отличает дистанция. Критика – это первый, иногда спонтанный взгляд на книжную новинку, а литературоведческий подход учитывает протяженность, отделяющую книгу от ее потенциальных исследователей. Чем длиннее дистанция, тем больше информации попадает в поле зрения ученого, тем объемнее и понятнее становится прошлое. Но об этом еще предстоит сказать позже.

Елена Иконникова, профессор СахГУ.