Знак качества «Острова»

Как фермер-экспериментатор Сергей Ким пытается развивать животноводство и растениеводство

Экзотика или необходимость?
Перепелиные яйца для среднестатистического сахалинца – это в общем-то экзотика, деликатес. Кто-то когда-то где-то их пробовал, но чтобы каждый день баловать ими свой организм?! Раньше на вопрос «Любите ли вы перепелиные яйца?» сахалинцы могли вопросом же и ответить: «А где их брать?». Сейчас, как выясняется, на юге острова перепелов выращивают в двух фермерских хозяйствах, и их продукция продается в супермаркетах. И сегодня вопрос только в цене: крохотное пестрое яйцо стоит почти столько же, сколько и куриное. Конечно, оно и многократно полезнее, но у нас по одежке протягивают ножки.
Ближайший поставщик перепелиного яйца в Южно-Сахалинск – крестьянско-фермерское хозяйство «Остров». Оно располагается за Троицком. Его хозяин – Сергей Ким – выращивает все, что только можно: корнеплоды, овощи, зелень, крупный рогатый скот, кур, уток, индюков, а два года назад заявил о новшестве – выращивании перепелов. Правда, еще два года до этого он держал эту птицу только для себя, экспериментировал. Эксперимент, видимо, удался, раз сегодня в его хозяйстве уже три тысячи несушек, а вообще перепелов, включая молодняк, 7,5 тыс.
– Перепелки начинают нестись с двухмесячного возраста, – рассказывает Сергей, – но через год их продуктивность падает, несушек надо заменять.
На этот случай в хозяйстве есть инкубатор на 2 тыс. яиц. Шестнадцать дней – и цыплята готовы. Сегодня на перепелиной ферме можно полюбоваться и на несушек, и на птиц-подростков, и на новорожденных цыплят. Хорошенькие пестрые и белые птички, сюда бы пускать детей – то-то было бы им радости, но нельзя, санитарные строгости.
Пока мы с Сергеем прошлись вдоль клеток с несушками, во внешний желоб скатились три пестрых яичка. А вообще-то их бывает около 2500 штук в сутки.
Чудо-яйца
– При настоящем спросе мы можем нарастить объем в очень короткое время, – говорит Сергей, – тогда и яйцо подешевеет. Сегодня мы сдаем его в магазины в двух упаковках: фирменной по 20 штук и пластиковой по 14 штук. Одно яйцо стоит 5 рублей. Торговля накручивает свои проценты. Сейчас мы ожидаем субсидию на перепелиный корм – он дороже куриного, но никакой другой еды эта привередливая птица не приемлет. Субсидия тоже удешевит яйцо. Но если господдержка дело уже решенное, то рост объемов производства пока зависает.
И Сергей Ким рассказал о своем желании обеспечивать перепелиным диетическим продуктом детские сады и больницы. Суточная норма для ребенка – два яйца. Эти яйца не вызывают диатеза и других аллергических реакций, обладают тонизирующими свойствами, положительно влияют на развитие умственных способностей ребенка, усиливают иммунитет, снижают частоту случаев ОРЗ у часто болеющих детей в пять раз! Состав яичной скорлупы у них поразительно совпадает с составом костей и зубов человека, стимулирует кроветворную функцию костного мозга. Сергей показал, как надо есть перепелиное яйцо с большей пользой для здоровья. Хорошо вымыть скорлупу и съесть целиком. Перепела не болеют сальмонеллезом из-за высокой температуры организма, и яйца потому совершенно безопасны в сыром виде.
Об уникальности перепелиного яйца и его пользе он может говорить долго. Не понимает только, почему такой кладезь полезных веществ не востребован сегодня в полной мере. Он обращался в министерства сельского хозяйства, образования и здравоохранения – пока поддержки не нашел. Фермер готов был поставлять перепелиное яйцо в Троицкий детский дом бесплатно, но разрешения не получил. Обидно. Между тем многие чиновники постоянно приезжают покупать это яйцо в фирменный магазин «Остров», до многих уже дошло, как оно полезно. Может быть, во власти считают, что С. Ким хлопочет о своей выгоде? Это тоже есть, он же живет с того, что производит, но ему, как говорится, и «за державу обидно»: сахалинские дети живут в плохом климате, часто болеют, есть возможность поддержать их здоровье, но нет политической воли.
– Для кого создаем такой объемный бюджет?! – недоумевает он. – Разве не для наших детей?
Путь в фермерство
Фермер Ким считает себя больше агрономом, чем ветеринаром, хотя на практике освоил обе специальности, и ему ближе все же растениеводство. Он видит, как там можно заработать деньги, и это его «заводит». Его очень привлекает зелень, пряные травы. Сергей обращался к опыту Израиля, где развиты технологии выращивания специй, заказывал даже анализ продвижения этой продукции на Сахалине. Специалисты говорят, что пока нужная ситуация не назрела. Островитяне хотя в последние годы и распробовали зелень, но спрос до промышленных объемов еще не вырос. Супермаркетов у нас мало, по мнению аналитиков.
Лет 10 назад он попробовал вырастить шпинат – полезнейшее растение – и не смог его продать.
Тем не менее от экспериментов фермер не отказывается. Второй год выращивает в поле арбузы, они достигают веса в 3 – 4 килограмма. Торгуют ими в «Сити Молле». Чтобы покупатель видел, что это местная свежая продукция, на хвостике арбуза работники «Острова» оставляют один зеленый листочек. Это как знак качества. Но объем этих продаж очень мал.
Ну а привычной зеленью «Остров» торгует успешно. Зелень здесь круглый год. И большинство бабушек на уличных рынках Южно-Сахалинска, говорит Сергей, продают не домашнюю зелень, а «островную». Сотрудничают с фермерским хозяйством, покупают продукцию оптом.
Фермерское хозяйство работает и с дачниками. Принимает от них в продажу ягоды, яблоки, чеснок. А взамен помогает им с рассадой.
Сергею 42 года, у него два сына 8 и 14 лет. Очень энергичный, мобильный, решительный мужчина. Интересуется, как работают его коллеги в других регионах, ездит по стране, недавно был на съезде кооператоров в Санкт-Петербурге. Он современен, кругозор его широк, поэтому, наверное, дела его и спорятся.
Его крестьянско-фермерское хозяйство «Остров» родилось в 2000 году с покупки 15 гектаров земли. И самое удивительное, что у него нет состоятельных родителей, мама вырастила его в одиночку, была рабочей на фабрике кожаной и резиновой обуви. Откуда у нее быть капиталу? Но зато у Сергея имелся мудрый дед, который научил мальчишку чтить работу и трудовые деньги. Четырнадцатилетним пацаном он помогал деду на огороде за 3 рубля в неделю. Оттуда, наверное, и его интерес к овощам-зелени, и азарт зарабатывания денег. Одно время у него были в областном центре магазин и автостоянка, но этому бизнесу он предпочел сельский. Начинал с картошки, а теперь у него многоотраслевое мощное хозяйство. И останавливаться на этом фермер не собирается.
Их трудности
Сегодня, когда спрос на вкусную здоровую пищу вырос, можно было бы выращивать и диковинных фазанов, и жирных индеек, и индо-уток… Но…
– Но новое что-то завести у нас чрезвычайно трудно, – признается Сергей, – с первого шага требуются расходы и расходы. Один сертификат чего стоит. Взять тот же шпинат, который не пошел 10 лет назад. Килограммов сто я мог бы за лето вырастить. Но за сертификат надо выложить 3,5 тысячи рублей, а товар может не пойти. Стоят ли три килограмма зелени 3,5 тысячи рублей?  И так во всем. А в животноводстве все еще сложнее. Чтобы завезти сюда новую породу скота или птицы, сколько надо документов, сколько денег! Подумаешь, посчитаешь, а ну их, фазанов и высокоудойных коров!
Фермерское мясо сейчас купить чрезвычайно трудно. Во-первых, нет тех сельскохозяйственных рынков, что были в советское время и где горожане могли купить, причем с большим выбором, свежее мясо, сало, молочные продукты. Фермеры просили местные власти открыть такой в Южно-Сахалинске. Пока реакции нет. Да и современные ветеринарные нормы такие жесткие, что подкосили фермеров-животноводов. Невыполнимые нормы, говорит Сергей. Из-за них он вынужден был отказаться от выращивания свиней. Было 200 голов, 25 свиноматок. Животных запретили забивать без наличия убойного цеха. А его обустройство влетит в такую копеечку! Крупный рогатый скот еще держится. Но и он время от времени требует убоя. «Золотой теленок» готов принимать мясо по 150 рублей за килограмм, но это невыгодно. И птица нуждается в обновлении. Взять тех же перепелов: их с удовольствием берут кафе и рестораны, но их забой сегодня – нарушение. Есть в «Острове» цех, производит творог, сметану, но сертифицировать производство фермер пока не может, покупателей, желающих купить фермерские продукты, – море, поэтому тоже перешагивают через запреты. Потому что сдавать молоко на молокозавод за копейки и существовать за счет субсидии без развития производства – себя не уважать.
Сергей Ким считает, что в области  программа продовольственной безопасности должна опираться не только на крупные сельхозпредприятия, но и на крестьянско-фермерские хозяйства и личные подворья. В ГУСПы делаются громадные денежные вливания, а должной отдачи  и стабильности развития  не видно, фермерство же на грани выживания. До сих пор  висит вопрос о землях сельхозназначения: все они у совхозов,  которые их не осваивают и не передают для  более эффективного использования крестьянам. Китайцам отдали под торговлю центральный рынок в областной столице, они ломают ценовую политику, а фермеры вынуждены трудиться на свой страх и риск.
Спасибо власти за субсидии, она берет на себя 70 процентов расходов за поставку оборудования, техники, удобрений, комбикормов, но, чтобы получить поддержку, надо столько документов оформить, столько кабинетов пройти!  С помощью субсидий Сергей приобрел клеточное оборудование для перепелов, трактор. Но все это «работает» только в последние года два, говорит фермер. Раньше трудно было чего-то добиться, руководили отраслью неспециалисты. Сегодняшнего министра Борисова Сергей Ким уважает именно за то, что он специалист-практик и доступен для общения в любое время, к нему не надо записываться за неделю.
Так что, может, все еще образуется? И животноводство поднимем? Сколько еще можно есть перемороженное мясо  из стратегических запасов Америки?
В Сахалинской области огромный потенциал для роста сельхозпроизводства, считает фермер.
Н. КОТЛЯРЕВСКАЯ.