Пионеры-отличники одной из сахалинских школ. 1930-е. (Из фондов Сахалинского краеведческого музея).

В год основания газеты «Советский Сахалин» (а это был 1925-й) на Северном Сахалине возник первый пионерский отряд. С него и началось объединение детворы на добрые дела, поступки, помощь младшим ребятам и взрослым. Так что у островной пионерии, как и у нашей газеты, в этом году 95-летний юбилей.
Но не только это обстоятельство сближает оба события. Как выяснилось, по инициативе обкома партии и облисполкома «Советский Сахалин» с 1937 по 1940 год выпускал приложение – областную детскую газету «Юный сахалинец». Нынешним сотрудникам нашей газеты этот исторический факт стал известен благодаря южносахалинцу Алексею Киму – сотруднику государственного исторического архива Сахалинской области, автору книжки «Остров юных ленинцев. Пионерское движение на Северном Сахалине в 1925 – 1941 годах». Эта брошюра открыла новую серию изданий ГИАСО «По следам архивных находок».

Главный архивист Государственного исторического архива Сахалинской области Алексей Ким.

Как отметил директор ГИАСО Сергей Чарочкин, уже прошли десятилетия и выросли поколения, которые ничего не знают о всесоюзной пионерской организации имени В. И. Ленина. Между тем к 1980-м годам в ней состояло 25 млн школьников Советского Союза.
Алексей Ким выбрал для своего исследования тему зарождения и становления детского коммунистического движения на Северном Сахалине не для того, чтобы политизировать или сравнивать настоящее с прошлым, и тем более не для того, чтобы заниматься нравоучениями по работе с детьми. Своей книжкой в полсотню страниц он дополнил палитру островного краеведения интересными и малоизвестными фактами о создании первых пионерских отрядов на Сахалине и пионерском движении с 1925 по 1941 год.

Обложка книжки Алексея Ким.

Да, в советский период работа с детьми была идеологизирована, тем не менее для многих поколений пионерия стала важным и светлым явлением в жизни. Юные пионеры чувствовали свою сопричастность к строительству новой лучшей жизни, к воплощению мечты о справедливом обществе.
Автор брошюры – из числа таких красногалстучных. Быть может, именно поэтому в архиве он не скользнул равнодушным взглядом по тексту письма вожатой пионерского отряда с. Рыковское Натальи Лазаревой, датированного 1927 годом. Адресованное бюро юных пионеров Александровска, оно было криком о помощи в обустройстве пионерского уголка. Это письмо и стало отправной точкой для дальнейшей поисковой работы.
К сожалению, сохранилось очень мало документов о пионерском движении на Северном Сахалине, да и те рассеяны по архивным фондам – партийным, комсомольским, областным, городским, районным. На исследование у Алексея Кима ушло более пяти лет.
В областном краеведческом музее он нашел уникальные письма и воспоминания пионеров 1930-х. Еще одним источником информации для него стало несколько номеров издания «Юный сахалинец» 1937 – 1940 годов, сохранившихся в музейных фондах. Это то самое приложение к «Советскому Сахалину», о котором говорилось выше.
Детская иллюстрированная газета выходила 10, 20 и 30 числа каждого месяца, печаталась двумя красками. Подписка на «Юный сахалинец» принималась во всех почтовых отделениях, оформить ее за 1 рубль в месяц можно было и у письмоносцев.
«Советский Сахалин», время от времени обращаясь к своим читателям, призывал родителей, учителей, пионерских вожатых обеспечить своих детей газетой и возобновить подписку. Ее корреспондентами были и учителя, и ученики, и комсомольцы. Они рассказывали о том, как школы соревнуются за стопроцентную успеваемость, сообщали об отличниках, коллективных просмотрах и обсуждениях пьес и кинофильмов, о проведении вечеров и конференций. А еще – разбирали проступки ребят, призывали пересмотреть свое поведение тех, кто был недисциплинирован и груб с учителями и товарищами.
Используя архивные «раскопки», Алексей Ким объективно рассказал о плюсах и минусах детского движения. Рецензенты отметили, что особое достоинство книги – ее научность и живой язык изложения. Автор нашел интересные иллюстрации – репродукции рисунков, редкие фотографии сахалинских пионерских отрядов, снимки комсомольцев – шефов и вожатых.
Впервые о необходимости создания на Сахалине пионерской организации заговорили на совещании при уполномоченном Дальбюро ЦК РКП (б) при ВКП (б) 25 мая 1925 года, в первые дни установления советской власти на севере Сахалина.
Первой пионервожатой была молодая коммунистка, супруга начальника штаба Сахалинского погранотряда Анастасия Прищепа. Летом того же года она отобрала в пионерский отряд 11 детей шести – восьми лет. Первая церемония принятия в пионеры прошла 6 сентября 1925 года на главной площади имени 15 мая в Александровске. В торжественной обстановке при большом присутствии горожан детям повязали галстуки.
В 1926 году на Северном Сахалине было уже 8 пионерских отрядов, в 1930-м – 40 численностью полторы тысячи человек. Через десять лет пионерское движение насчитывало уже 7 тысяч ребят.
Жизнь пионеров 1920 – 1930-х скучной не была. Проводились беседы на разные темы, громкие читки газет с обсуждением. Ребята музицировали, разучивали песни, хором исполняли революционные песни. Летом работали лагеря и пионерплощадки с питанием. На пионерские костры к детворе приходили участники гражданской войны.
Ребята увлекались художественным словом, занимались в театральных и авиамодельных кружках. В школе № 1 г. Александровска участники балетного кружка поставили даже спектакль «Красная Шапочка». Популярны были подвижные игры, гимнастические упражнения, занятия физкультурой и спортом.
Но, конечно же, главными пионерскими мероприятиями были слеты. Отличников отправляли в Москву. Так, в августе 1932 года 26 юных островитян встречались в наркомпросе с Надеждой Константиновной Крупской. Они рассказали ей, что после окончания школы хотели бы учиться дальше, но продолжить образование на острове особо-то и негде.
Ответ Крупской был оптимистичен: «Скоро на Сахалине откроется средняя школа. А пройдет время, и будут у вас свои техникумы и институты…». Ровно через год в Александровске и Охе открылись школы-десятилетки и библиотеки. Не исключено, что Крупская имела прямое отношение к этим событиям.
Завершая свое исследование, Алексей Ким пишет, что к пионерии Советского Союза можно относиться по-разному. Есть всякие, причем диаметрально противоположные мнения. Но неоспоримо одно: самая массовая детская организация – неотъемлемая часть общей истории нашей страны. А к собственному прошлому следует относиться бережно.
«Отрадно, что есть города и села, где, несмотря на радикально изменившиеся условия, пионерские организации до сих пор действуют, – отмечает архивист. – Устаревшие методы и прежняя заидеологизированность ушли. Ну а занятия добрыми делами для многих детей в нашей стране, к счастью, по-прежнему свою привлекательность не потеряли. Пламя пионерских костров еще не погасло».

Людмила Степанец.