Молочные реки, ржавые берега. О том, как проблема личного подворья стала проблемой общества

На землю?

Позвонили в редакцию пенсионеры Петровы – Елена Ивановна и Николай Петрович. И рассказали такую историю. Посмотрели они на днях телевизионный сюжет об одном частнике из Долинского района и расстроились.

— Да разве же так можно? — сокрушались пенсионеры. — Мы в войну крохи собирали, не знали, где и что поесть, а здесь молоко ведрами на землю выливают!

Елене Ивановне уже под девяносто, а Николаю Петровичу и вовсе девяносто три года. Что называется, войну знают не понаслышке.

И пьем, и льем

На протяжении двух или трех недель частник выливал полезный продукт. Причина банальна: некуда было его сдавать. В июле комбинат «Южно-Сахалинский» молоко на переработку у частного подворья принимал, а в августе отказался. А что делать, если у тебя 25 коров и летом в сутки получается около 400 литров продукта. Как ценный продукт утилизировать? Морально тяжело и убытки фантастические.

Америка вспоминается времен Великой депрессии. Помните фотохронику тех лет? И молоко выливали, и зерно жгли, и овощи-фрукты в ямы выбрасывали. Правда, по другой причине – чтобы рыночные цены на продукты питания не снижать.

Почему на комбинате молоко отказались брать? Вопрос крайне сложный. На предприятии сослались на отпускное время и комментарий по телефону дать отказались. Предложили отправить в адрес директора предприятия официальный запрос.

А как у соседей?

Навскидку мы позвонили в АО «Холмский молокозавод» – заместителю директора Герману Добрынину. Без официальных запросов и череды телефонных звонков он рассказал, как обстоят дела на молокозаводе портового города. Ежедневно здесь перерабатывают 8 – 10 тонн молока. Выпускают кефир, сметану, творог, ряженку, варенец, масло и прочую продукцию. Проблем с приемом молока от частников нет.

Предприятие собирает молоко со всего Холмского района, приво­зят его также из Томари и из южно-сахалинского «Грин-Агро Сахалин». Но вернемся к тому, с чего начали, — к частнику из Долинского района.

Логично было бы попробовать самостоятельно перерабатывать молоко, но в хозяйстве техники для этого нет. Хозяева даже в местном сельскохозяйственном кооперативе не состоят. Работают сами по себе. Они, быть может, и хотели бы какой-нибудь сепаратор приобрести, но взять его по лизингу не могут, поскольку не обладают статусом крестьянско-фермерского хозяйства. А без этого на государственную поддержку рассчитывать не приходится.

Можно было бы как вариант организовать продажу молока на рынке, но на это тоже нужно время. А коров каждый день доить приходится. Да и при нынешней конкуренции торговать сырым молоком проблематично.

Сегодня сельскохозяйственное производство активно поддерживается государством. Региональное министерство сельского хозяйства и продовольствия постоянно взаимодействует с сельхозпредприятиями, фермерскими хозяйствами, сельхозкооперативами. Ежегодно меры господдержки оказываются десяткам сельхозпредприятий и крестьянско-фермерским хозяйствам.

Частник из Долинского района без поддержки, вероятно, все равно не останется. Хотя бы потому, что сам факт уничтожения продукции — ржавый гвоздь в общественное сознание. И неважно, какие причины тому способствовали.

Игорь КАЛИНИН.