Завоевала, чтобы потерять. Житейская история

В вашей газете появились две житейские истории, которые я бы объединила под рубрикой «Судьба человека». Встречаются такие судьбы, перед которыми бледнеют потуги сценаристов.

Мне захотелось рассказать об одной. События излагаю реальные, может быть, какие-то детали помню неточно, что-то подзабылось, ведь прошло много времени.

Я была народным заседателем в областном суде, участвовала в одном затянувшемся деле, где познакомилась с женщиной-адвокатом, имевшей имя в судейских кругах.

Она-то и рассказала об одном деле, в котором участвовала и которое не «отпускало» ее уже четыре года, хотя женщина, осужденная по нему на пять лет, уже отбыла наказание и выпущена на свободу условно-досрочно.

Адвокатесса была убеждена, что женщина не совершала преступления, за которое пошла в тюрьму, что уголовное дело «сшили». В нем было столько противоречивых фактов, столько нераспутанных узелков…

Судили молодую женщину за убийство новорожденного ребенка.

Якобы она родила его дома, потом вынесла завернутого в тряпки на улицу и выбросила в мусорный контейнер, где он скончался.

Зачем ей, благополучной замужней женщине, имеющей трехлетнюю дочь, надо было избавляться от долгожданного сына? И избавляться так глупо, выбросив новорожденного около своего дома?

Меня эта история тоже впечатлила, но я и думать не могла, что стану свидетельницей ее продолжения. Как-то подруга привела меня к своей родственнице, а у той в гостях сидела соседка – молодая высокая белокурая женщина, которая сразу же ушла.

А родственница тут же рассказала, что у Тани (так звали соседку) большие проблемы, они с мужем в разводе, и он не разрешает шестилетней дочке видеться с матерью.

– Почему же такого маленького ребенка оставили отцу? – удивились мы.

– Видите ли, Таня сидела в тюрьме, год как вышла, – смущенно ответила родственница подруги. – Но мы не верим, что она совершила то преступление, за которое была наказана.

Мы попросили позвать Таню, накрыли стол. Молодая соседка вернулась, мы нормально пообщались. Если бы нам не сказали, что Татьяна побывала за колючей проволокой, мы бы никогда об этом не догадались.

Три года заключения никак не отразились ни на ее внешнем виде, ни на речи, ни на поведении. Это была спокойная, хорошо воспитанная молодая женщина.

Наше знакомство потом продолжилось. И я как-то спросила, не о ней ли и ее деле мне рассказывала женщина-адвокат? Татьяна подтвердила и рассказала свою историю.

В тот злополучный зимний вечер ей нездоровилось, поднялась температура, и муж ушел в гости один. Маленькая дочка была у бабушки.

Вернулся муж поздно, был пьян и зол. Она попала под горячую руку, ударил так, что упала и потеряла сознание. Начались роды. Муж испугался, не стал вызывать скорую. Сыграло роль и опьянение.

В общем, это он вынес новорожденного на помойку. Надеялся, что содержимое контейнеров увезут на полигон, и концы в воду. А может быть, вообще не способен был тогда ничего соображать?

Но мусоровоз на следующий день пришел только к обеду, и дворничиха обнаружила страшный сверток.

Узнав о находке, муж призвал своих друзей, имевших отношение к закону и порядку, и было решено, что Татьяна должна взять вину на себя.

Ей как женщине, имеющей малолетнего ребенка, светил, по их словам, совсем маленький срок. Ее роль заключалась в том, чтобы вывести мужа из этой криминальной истории.

Он якобы пришел домой только под утро, когда все уже случилось.
Ей обещали любовь и заботу.

Но женщине дали пять лет, и, как только был вынесен приговор, муж подал на развод и вскоре женился.

В заключении Татьяна старалась не думать о нем, о его поступке. Она сосредоточилась на оставленной дочери. И чтобы быстрее оказаться с ней, показывала чудеса трудового героизма.

Прибыв в родной город после трехлетнего отсутствия, в тот же день побежала по адресу, где теперь жил бывший муж с новой семьей и с их дочерью Верочкой. Татьяну не пустили на порог и грубо послали, посоветовав забыть о дочке.

Татьяна узнала, в какой детсад ходит Верочка, и пришла туда во время прогулки. Узнав дочку, она подошла к ней и сказала: «Я – твоя мама. Ты помнишь меня?».

Реакция дочки ввергла ее в шок. Девочка побледнела, потом страшно закричала и побежала от нее со всех ног.

Позже Таня узнала, что отец и мачеха заранее стали готовить ребенка к возвращению матери, рассказывали ей страшилки, что мама уже убила маленького братика, убьет и ее.

И сколько Татьяна ни билась, ей не удавалось установить контакт с дочерью. Даже когда по решению суда ей установили время общения с ребенком, встречи не состоялись. Дочка боялась, и ее было не уговорить. В отделе опеки говорили: «Что мы можем сделать? Это ваша проблема – контакт с ребенком».

Несколько лет Татьяна пыталась установить этот контакт. Кто ей только не помогал в этом! Даже мы с подругой договаривались в школе со знакомыми учителями, чтобы отпускали девочку с уроков для встречи с матерью. И все попусту.

Сколько игрушек, подарков переносила Татьяна для передачи дочке! Все они оказывались на помойке.

Татьяна была уверена, что Верочка семье бывшего мужа не нужна, ее там не любят, а держат из вредности и выгоды: она нянчит двух маленьких детей, и благодаря ей семья считается многодетной и пользуется льготами. Татьяна даже как-то вызвала жену бывшего мужа на разговор, чтобы через нее убедить его отдать ей дочь.

Забрать Верочку к себе стало главным смыслом жизни женщины. Она жила и работала только для этого. И все искала подходы к дочке.
Не знаю в точности, что было дальше, потому что я на несколько лет уезжала с мужем на материк, по месту его новой работы.

Знаю, что Верочка все же переехала к матери, случилось это, когда ей было лет 14. Татьяна тогда светилась от счастья. Ее только беспокоило здоровье дочери. Она рассказывала, что нервы у той не в порядке.

Потом выяснилось, что и психика у девочки расшатана. Татьяна ее лечила, окружила заботой и любовью.

Шоковой стала для меня информация, что Верочка умерла. Говорили, что причиной стала неразделенная любовь. Девочка свела счеты с жизнью.

Татьяна, похоронив дочь, уехала, оборвав все контакты. Пережила ли она этот удар судьбы?

Больше чем уверена, что причиной смерти Верочки стали отношения взрослых. Того, что она пережила, было бы много и для окрепших душ…

Александра ШУРАНОВА, г. Южно-Сахалинск.