Была семья – и нет семьи. Житейская история

Спиваются тихо. Зато громко буянят.

Позвонила сестра с малой родины – небольшого шахтерского городка, в ряду новостей сообщила и о смерти 40-летней соседки, последней в многодетной семье Саяпиных. Светлана представляла третье ее поколение.
И третье поколение пьющих.
У Саяпиных было трое детей: две дочки и сынок.

Только так называл Витьку отец – дядя Петя. Девчонок он в расчет вообще не принимал, они удостаивались только не очень приличных слов. Свою жену Лизу он тоже ни в грош не ставил. Еще в детстве я удивлялась, как могла эта рослая, статная красивая женщина с черной косой и зелеными глазами выйти замуж за этого урода.

Был он здоровым, покрытым толстым слоем твердого жира. Его голова врастала в плечи и походила на перевернутый кверху корнем корнеплод. Маленькие глазки сходились близко к переносице. Я никогда не слышала его смеха. Интеллект у него начисто отсутствовал. Зато эгоизм побеждал все.

Дядя Петя только ел и тиранил семью. Не знаю, за что он регулярно колотил жену. Жили Саяпины бедно. Девчонки бегали к нам за одеждой, когда нужно было куда-нибудь выйти. Лет 20 они пользовались нашими утюгами – своего не было. И в то же время однажды дядя Петя, напившись, порубил топором все обновки, купленные тетей Лизой в рассрочку.

Через дорогу от Саяпиных жила семья Решетниковых. Дядя Федя умер рано, тетя Поля оставалась одна с четырьмя детьми. Кто-то из уличных шутников как-то рассказал, что видел где-то за домами в кустах тетю Полю с соседом Саяпиным.

Этого, конечно, не могло быть. Тетя Поля была лет на 10 – 15 старше дяди Пети, да и вообще он по определению не мог быть героем чьего-нибудь романа. Но тетя Лиза почему-то сильно взревновала мужа и всю силу этого чувства обратила на соперницу. Она караулила ее на улице, бросалась драться, таскала тетю Полю за волосы.
И получала за это от мужа еще больше.

У тети Лизы была одна вредная привычка – она не проходила мимо того, что плохо лежало. Не брезговала и тем, что лежало хорошо. Моя мама много раз заставала соседку за тем, что та шарилась в нашей летней кухне и насыпала в карман своего домашнего фартука конфеты и другие вкусности. Тетя Лиза снимала с чужих заборов стеклянные банки. А в день, когда моего брата провожали в армию и в доме толклось много народа, она украла у моей старшей сестры кофту, которую муж привез ей из Японии. Но кофта была ярко-красной, и кто-то из соседей видел, как Лиза прятала что-то красное под полой куртки. Кофту удалось отбить. При этом тетя Лиза нисколько не была смущена.

В этот же день ее сынок-подросток Витька увел из нашего двора оставленный без присмотра магнитофон и тоже был уличен.

Как-то незаметно тетя Лиза начала выпивать и скоро не стеснялась ходить по улице пьяной. Думаю, не от хорошей жизни. Дядя Петя стал колотить ее чаще. Не раз я видела, как он волочил жену почти бесчувственную, за косу домой, по ходу пиная ее ногами. Однажды я не выдержала этой картины и вызвала милицию. Дядя Петя спрятался на чердаке и больше не устраивал принародных экзекуций.

Две их дочки, подрастая, все больше походили на отца. Красавицами, в общем, не были, и торопились скорее уйти от родителей. Младшая, Надя, вышла замуж первой, за солдата срочной службы. После демобилизации уехала с ним далеко на запад в село Хреновое. Наверное, ее семейная жизнь сложилась созвучно этому названию, потому что скоро Надя вернулась – уже с маленькой Светой.

Старшая сестра Галина тоже создала семью, родила двух мальчишек. На этом хорошее закончилось.

Обе сестры Саяпины никаких профессий не получили, долго на своих работах не задерживались. Как потом выяснилось, у обеих проявилась наследственность: как и мама, они любили брать чужое. Но если тетя Лиза делала это, можно сказать, среди своих, по-соседски, то ее дочки воровали у сотрудников, то есть у чужих, а это не прощалось.

Со временем они переняли от матери и любовь к алкоголю. И выпивали уже втроем.
Когда умерли родители – а ушли они рано, в доме осталась Надя с дочкой. У нее постоянно менялись мужчины. Никто не работал.

На хозяйстве и огороде был поставлен жирный крест. Большую часть огорода Надежда продала соседу за смешную сумму, а хозяйственные постройки: сарай, летнюю кухню – разобрали на дрова. Электричество им отключили. Однажды Надежда шла откуда-то очень пьяная, упала в ручей, протекающий неподалеку, и утонула буквально в ложке воды, потому что ручей был поверхностным. Ей просто не повезло, что упала она лицом в воду и не могла подняться.

В доме оставалась Светка. Она тоже не была приучена к работе и нормальной жизни. Когда я приезжала с семьей в гости к родителям, моя старшая дочка подружилась со Светкой, своей ровесницей. И вот эта «подружка» как-то украла у меня кошелек с большой суммой денег. Случилось это накануне нашего отъезда домой. На подозрении была одна Светка, но при ней ничего не нашли. А ранним утром мой отец поймал ее, когда она шарилась в штабеле досок, лежащих в нашем огороде. Он поймал ее с поличным – с моим кошельком.

Чуть позже пришла тетя Лиза и заговорила с матерью: «Ты смотри, что Светка учудила. Артистка!». «Не артистка, а воровка», – прямо сказала мама, любившая все расставлять по своим местам.

Эта Светка, оставшись одна, будучи еще очень молодой, перебивалась в жизни неизвестно чем. У нее тоже часто менялись мужчины. Но у соседей Светлана больше не крала. По крайней мере, у нас. Последний ее мужчина – Орлов – оказался неплохим. Он был старше ее, военный пенсионер. На его пенсию они и жили. Конечно же, выпивали. Но он Светку не обижал.

К этому времени от цирроза умерла Галина – тетя Светланы, где-то в чужих краях пропал и дядя Витя. Двоюродные братья тоже как-то плохо кончили. От некогда большой семьи осталась только она. В принципе Светлана была беззлобной и безвредной. Спивалась тихо.

А ее последний муж – бывший военный – так и живет в доме Саяпиных – полуразрушенном, запущенном. Моих родителей уже нет на этом свете. Наш дом под присмотром моей старшей сестры. Теперь, когда она появляется там, ее ловит уже не Светлана, а ее бывший – чтобы занять денег. Сестре его жалко – один-одинешенек. Чувствуется, что очень горюет по Светке. Вряд ли он долго проживет при такой-то жизни.

Виктория ДАВЫШИНА.