Гектар нам в помощь. Сахалинские аграрии осваивают свободные территории

Кому поднимать сахалинскую целину?

В 2018 – 2020 годах прирост численности населения отмечен в 21 российском регионе. Такими оптимистичными данными порадовало на днях РИА Новости. Верхнюю строчку демографического рейтинга занял Севастополь, увеличивший свое население за два года на 16,8 проц. А вот в количественном выражении впереди других оказались Москва, Краснодарский край и Московская область.

Романтизм на диване

А как у нас на Дальнем Востоке? Признаться, не густо: численность дальневосточников сокращается гораздо быстрее, чем успевает увеличиваться за счет приезжих и новорожденных. Всего за три года за счет естественной убыли и миграции населения в другие регионы ДФО недосчитался 114,3 тыс. человек. Некоторый рост численности местных жителей отмечается лишь в Якутии, и то цифра относительно небольшая — всего 14,9 тыс.

На Сахалине картина несколько лучше, чем в большинстве дальневосточных регионов. В общероссийском рейтинге мы занимаем 32 место. Тем не менее, в 2018 – 2020 годах островное население сократилось на 4,4 тыс. человек.

Реальность довольно печальна. С каждым годом все меньше желающих жить у самого восхода. Область теряет былую привлекательность, как бы пессимистично это не звучало. Романтики уже не едут на Сахалин за туманом и запахом тайги. А молодые специалисты, по большей части, предпочитают зарабатывать хорошие деньги в Москве.

Сегодня мы имеем то, что имеем: при численности населения всего 8,1 млн человек ДФО занимает примерно 40 проц. территории России. При этом плотность населения составляет чуть больше одного человека на квадратный километр, тогда как в остальной части страны этот показатель достигает 13,6. Понятно, что такие цифры государство категорически не устраивают.

На карте значатся

Массовым порядком привлечь россиян на Дальний Восток должна была программа «Дальневосточный гектар», принятая в 2016 году по инициативе президента РФ Владимира Путина. Бонусом стала возможность оформить в безвозмездное пользование сроком на 5 лет земельный участок в одном из регионов ДФО. А по истечении этого срока взять землю в долгосрочную аренду на 49 лет либо оформить ее в личную собственность.

Понятен замысел государства, озабоченного сокращением населения ДФО. Где как ни здесь, на дальневосточных рубежах, следует укреплять границу, поддерживать в рабочем состоянии то, что построено предыдущими поколениями, и развивать региональную экономику. Тем более что здесь есть что развивать. На Дальнем Востоке добывают 98 проц. российских алмазов и 50 проц. золота, здесь сосредоточено более 30 проц. запасов угля и до 40 проц. шельфовых запасов нефти и газа. Примерно 70 проц. водных биоресурсов (ВБР) добывают опять же в ДФО.

Дальнему Востоку люди безусловно нужны. Другое дело, на какие земли и где они могут рассчитывать. Лишь малую часть участков потенциальным переселенцам удалось выбрать вблизи населенных пунктов, большинство же бесплатных гектаров расположено вдали от автомобильных дорог и железнодорожных станций. Нет ни коммуникаций, ни подъездных путей. Собственно, такие гектары лишь занимают место на кадастровой карте ДФО, в реальности же спросом не пользуются.

Земля в заначке

Переселенцам из Нечерноземья, подавшимся на Дальний Восток после земельной реформы 1906 года, достаточно было пилы, топора и лопаты, чтобы начать обживать новые места. В XXI же веке одного лишь шанцевого инструмента для сельской жизни недостаточно. На сегодняшний день возможностью оформить земельный участок в ДФО воспользовались всего лишь около 87 тыс. россиян. Таким образом, примерно 147 млн га дальневосточных земель до сих пор остаются невостребованными.

На Сахалине на сегодняшний день оформлено около 7 тыс. земельных участков — больше всех в ДФО. Но это на бумаге и с учетом тех, кто проживает на материке. В действительности все гораздо скромнее. По некоторым данным, обустройством гектаров в регионе занимаются не более 300 – 400 человек. Остальные оформили землю «на всякий случай»: если ее раздают, отчего же не взять, тем более бесплатно?

Не хотят россияне срываться с насиженных мест и ехать за тридевять земель обживать дальневосточный гектар. Не готовы они променять налаженную городскую жизнь на хлопоты переселенца.

Так что, похоже, не выбиться ДФО в передовики роста численности местного населения. По крайней мере, до тех пор, пока государство пытается делать ставку на голый энтузиазм там, где все решают коммуникации и дороги.

По гранту в руки

Строительство муниципальных дорог, обустройство подъездных путей, подводка коммуникаций к земельным участкам возложены на местные органы самоуправления. Они и рады бы все проложить, подвести и обустроить, вот только денег на это нет.

Может, когда-нибудь и появятся, но не завтра. Не удивительно, что прежнего ажиотажа среди населения по поводу раздачи дальневосточных гектаров уже не наблюдается. Программа явно не оправдывает надежд, которые на нее возлагают.

На Сахалине дальневосточные гектары оформляли так же, как и везде — для коммерческих целей: кто-то планировал построить турбазу, а кто-то — лесопилку.

Однако большинство сахалинцев оформляло землю под личное подсобное хозяйство — для занятий полеводством, животноводством, птицеводством. Собственно, лишь благодаря местным жителям у дальневосточного гектара появился шанс выполнить свое предназначение — дать региону реальный импульс развития личных подсобных хозяйств и производство сельскохозяйственной продукции в рамках самозанятости населения.

География дальневосточного гектара охватывает практически весь Сахалин. Больше всего землепользователей на юге острова — в Долинске, Аниве, Корсакове, Невельске… Очень много их в Смирных, занимаются сахалинцы сельским хозяйством в Макарове, Поронайске, Тымовске, Александровске-Сахалинском…

По словам начальника отдела малых форм хозяйствования регионального министерства сельского хозяйства и торговли Ольги Шкардюк, реальную помощь владельцам дальневосточного гектара оказывает система поддержки работников аграрной отрасли. В частности, система грантов предусматривает получение 100 тыс. рублей на ведение хозяйственной деятельности. С 2016 года гранты получили около 230 сахалинцев. Средства были потрачены на приобретение техники, оборудования для теплиц, удобрений, семян, сельскохозяйственных животных и птицы.

На финансовую поддержку могут рассчитывать и те, кто приобретает технику по лизингу. Предусмотрена 50-процентная компенсация затрат на малую механизацию общей стоимостью до миллиона рублей.

— Владельцам гектара лучше развиваться в кооперации, — отмечает Ольга Шкардюк. — Сегодня у нас насчитывается уже 16 кооперативов. Государство их также поддерживает. Для членов кооператива предусмотрены региональные субсидии в сумме 3 млн рублей, а до 10 млн субсидируют предоставление аграриям различных услуг, связанных с приобретением техники и оборудования.

И ещё

Обустроив земельный участок и ощутив на себе все преимущества работы в кооперации, владелец гектара вправе зарегистрировать себя в качестве крестьянско-фермерского хозяйства. Для таких, кстати, также предусмотрены гранты: в зависимости от направления деятельности хозяйства, они могут быть на 3 и 4 млн рублей. В прошлом году средства на развитие получили 30 глав личных подсобных хозяйств.

Добавим, что это лишь часть государственной поддержки, которую региональный минсельхозторг оказывает сахалинцам, пытающимся организовать на дальневосточном гектаре производство сельхозпродукции. С развитием хозяйства у аграриев появляются дополнительные возможности получить столь необходимую им помощь в виде различных льгот, доплат и субсидий.
Была бы земля и желание работать на ней, и тогда все получится.

Сергей ЧЕВГУН.