Последний день рождения пилота. Подробности одной спасательной операции

903
Слева направо: пилот отряда медицины катастроф Вадим Рыков, пилот Дмитрий Пятаев, авиатехник Алексей Аксенин, резервный пилот площадки «Оленья горка» Владимир Швец.

Месяц назад на горном склоне у пика Чехова произошло крушение частного вертолета Robinson-44 с двумя пассажирами на борту. Погибли пилот и женщина-пассажир. Чудом остался в живых ее супруг. Мужчина получил тяжелые травмы.

Слева направо: пилот отряда медицины катастроф Вадим Рыков, пилот Дмитрий Пятаев,
авиатехник Алексей Аксенин, резервный пилот площадки «Оленья горка» Владимир Швец.

Что могло привести к крушению? Следствие покажет, изучит результаты экспертиз. Вину пилота Дмитрия Пятаева коллеги отметают. Дмитрия характеризуют как очень опытного пилота-инструктора. Он – военный летчик, окончил Сызранское вертолетное училище. В свое время осваивал и летал на вертолетах Ми-24 и Ми-8 разных модификаций. На Robinson-44 подготовил не одного пилота. И этот полет с туристами на борту был рядовым. В иные дни и по семь раз в день летал на экскурсии на пик Чехова.

В день катастрофы у Дмитрия был день рождения. Коллеги собирались после его возвращения из полета на базе «Оленья горка» угоститься именинным тортом с чаем.

– Я отправил Дмитрию забавное видеопоздравление и спросил, зачем он на свой день рождения находится на работе? В авиации это плохая примета. Он ответил, что все равно один дома, ему скучно. Мол, слетает на полчасика – семейную пару прокатит на пик Чехова и сразу назад, – рассказывает Вадим Рыков, пилот отряда медицины катастроф, дежурный руководитель полетов на частном аэродроме «Орел» (в Старорусском).

Потом связь пропала на час-полтора. Рыкову позвонил старший смены управления воздушного движения, поинтересовался, не знает ли он, что случилось. На Robinson-44 сработал аварийный радиомаяк. Дозвониться до пилота не могут, попросили с ним связаться и напомнить, чтобы он проверил переключатель.

Специалисты знают: аварийный радиомаяк устроен так, что его можно включить принудительно. Для этого имеется переключатель, расположенный между двух передних сидений, как ручник в автомобиле. Его можно включить нечаянно, особенно если люди в зимней одежде с отвисшими рукавами. Либо он срабатывает от удара, например, при грубой посадке. Ну и сразу начинает «голосить» на аварийной частоте, посылая сигналы на все спутники международной поисково-спасательной системы «Коспас-Сарсат».

– Я выйти на связь с Пятаевым не смог – набираю его, гудок есть, а трубку не берут.  Авиационный техник вертолетной площадки «Оленья горка» Алексей Аксенин уже знал о возникшей проблеме, у него на площадке сработал тревожный датчик.

Он тоже попробовал, но не смог связаться с Димой, – рассказывает Вадим Рыков. – Тогда позвонил Максиму Муравьеву. Максим – бизнесмен, владелец такого же вертолета Robinson, только нового, более мощного. Он сиреневый с белыми полосками, бортовым номером 06362, припаркован на вертолетной площадке.

Узнав о срабатывании аварийного радиомаяка, Максим сказал, что его вертолет заправлен и готов к вылету…

Вдвоем с авиатехником Алексеем Аксениным выкатили вертолет из ангара. Считанные минуты ушли на прогрев двигателя, а дальше – взлет.

Погода в тот день была «кислая» – местами солнце, местами облачно, снежные заряды… Северо-восточный ветер полету не мешал – был бы сильный, раздул облака.

Макушку пика Чехова укрывала облачность. Облетели пик с севера – ничего подозрительного на склонах не увидели. Зашли с противоположной стороны – облака, снег, видимости нет, как будто дымовая завеса. Решили зайти с северо-запада…

У пика две «головы»: одна острая и высокая, где триангулятор стоит и японское бетонное сооружение, а вторая на метров 40 ниже, имеет плоскую верхушку, как маленькое плато. На этом плато вертолетчики увидели следы от полозьев на свежем снегу. Судя по всему, здесь садился вертолет Пятаева. Остались следы пассажиров – видимо, они выходили погулять, после чего поменялись местами в вертолете: девушка села назад, а ее муж вперед, чтобы впечатления сменить. Похоже, сам пилот из кабины не выходил, следов не было. Возможно, отвечал на поздравительные SMSки.

Пассажиры сфотографировались на память, здесь впечатляющие виды на город, на залив Мордвинова. После чего все отправились в обратный путь.

Вертолет стал снижаться между этих двух «голов» к городу… Но что-то пошло не так. Тут, на горном склоне, его и нашли. Обломанный красный стабилизатор, торчащий из снега как акулий плавник, вырванные шасси вместе с частью пола… Похоже, что вертолет «срикошетил» – ударился раз, два, а в третьем месте так и остался.

На видеорегистраторе, как отметила комиссия МАК (межгосударственный авиационный комитет. – Прим. авт.), видно, что все произошло за две секунды с небольшим, после чего регистратор вел съемку уже лежа на боку на снегу.

Вертолет, пришедший на помощь.

Что же случилось с вертолетом?

Версия пилота Вадима Рыкова:

– Мне кажется, сошлись разные обстоятельства. Может, карбюратор «воздуха хватил», плюс сработал попутный ветер вдоль склона вниз. Вертолет на 40 – 50 сантиметров «кивнул» и правым полозом задел за скалистый «клык», торчащий из склона. Представьте, каково пилоту: все белое, сливается с фоном, тем более что вертолет летел лицом на солнце, дело было во второй половине дня. Направлялся на юго-западную часть города. Двигатель работал на взлетном режиме, после задевания препятствия произошел хлесткий «изгибающий» удар, сразу разрушилась хвостовая часть, а после этого и вариантов для спасения не оставалось.

Пилот инстинктивно бросил шаг-газ (рычаг «шаг-газ» изменяет положение лопастей несущего винта и одновременно режим работы двигателей. – Прим. авт.), чтобы исключить разворачивающий момент. Дальше вертолет потерял всякую несущую способность…

Как остался жив мужчина-пассажир? Прочность этой машины зависит от состояния силовой части пола. При ударе в машине все полопалось как фольга, а пассажира выбросило вместе с сиденьем, он как бы «катапультировался». Освободился от ремней и отполз, пытался прийти в себя…

– Как много времени потребовалось второму вертолету на спасательную операцию?

– В 15.36 сработал аварийный радиомаяк, в 16.34 вертолет «Robinson» уже прилетел к месту ЧП. По меркам авиаторов-спасателей, это почти мгновенно. Но человек, получивший тяжелые травмы, провел на снегу час и уже готовился распрощаться с жизнью. Его сразу повезли в аэропорт.

Что касается государственной службы спасения, по моим данным, вертолет Ми-8 вылетел в 18.37. Говорят, вертолетчики ждали команды. Хотя по горячим следам, когда руководитель полетов сказал про срабатывание АРМ, самолет Ан-26 взлетел сразу, сделал круг над городом с включенным пеленгатором и определил направление поисков. Предполагаемое место ЧП располагалось на удалении 10,8 километра от контрольной точки аэродрома, расположенной в середине взлетно-посадочной полосы. На следующий день зарядил снегопад, и Ми-8 уже не вылетал…

– Получается, частная авиация выполняет государственную задачу – спасает попавших в беду людей?

– Да, и не один раз. В феврале на юге острова оторвало льдину с рыбаками. Опять же Максим Муравьев и Алексей Аксенин  по счастливой случайности оказались в том районе. Но увидели уносимых на льдине в открытое море трех рыболовов. Посадили на лед вертолет и взяли на борт замерзших людей. Поскольку в салоне мало места, как у автомобиля Honda Fi, пришлось на время высадить на лед Аксенина. А после успешной доставки рыболовов на берег вернуться за ним.

– Сам собой напрашивается вывод: хорошо, что в распоряжении спасателей на Сахалине есть большие вертолеты. А в дополнение к ним, в подобных случаях, для супероперативной реакции было бы логично задействовать и такие вот малые воздушные суда. Ведь спасательная малая авиация – тоже часть региональной, которую сейчас активно развивают!

– Частная авиация всегда готова к сотрудничеству, и, мало того, в нашей истории немало примеров успешного взаимодействия с властями региона.

Впрочем, это уже тема отдельного разговора.

Ярослав САФОНОВ.

По теме:

18 февраля 2023  – Вертолет потерпел крушение у горы Красная

23 февраля 2023 – От удара вертолет разлетелся на куски. По следам ЧП