Селедка в Сталинграде. Как Сахалин поздравил армию с годовщиной Октябрьской революции

99
Государство зовет общество помочь фронту.

Сегодня наша армия проводит специальную военную операцию. Ставки высоки: страна в очередной раз сталкивается с Западом, стремящимся экономикой, пропагандой и военным давлением навязать народам России удовлетворение чужих интересов. Восемьдесят лет назад наша армия сошлась с гитлеровским вермахтом в смертельной схватке на берегах Волги. Люди, оставшиеся в тылу, самоотверженно помогали фронту: в ноябре 1942 года сахалинцы переслали фронтовым частям Сталинграда праздничные подарочные наборы.

Загадочная эскадрилья

Парадокс: казалось бы, самая известная областная инициатива народной поддержки фронта Великой Отечественной — сбор средств на эскадрилью «Советский Сахалин» — на деле едва знакома сахалинцам.

Да, журналисты дежурно вспоминают сбор денег на строительство нескольких боевых самолетов в декабре 1942 года. Где-то публиковали и номер счета в банке, и сумму собранного — больше трех миллионов рублей… Но о том, где были построены самолеты эскадрильи «Советский Сахалин», на каких фронтах воевали, достоверной информации нет.

Вполне может быть, что средства, собранные островитянами на боевые самолеты, было решено потратить на другую статью расходов государственного комитета обороны, краевого или областного исполкомов — нужно разбираться.

Но пока есть твердый факт, своего рода точка отсчета: 15 декабря колхозники артели имени Сталина Логвинов, Афанасьева, Трухина, Шалыгин, Кирсанов, Козлов и Козлова, Пахал, Киселева, Деткова, Шурляев, Скурятин и начальник политотдела Тымовской машинно-тракторной станции (МТС) Старченко от лица коллективов обратились к сахалинцам со страниц газеты…

По примеру тамбовских товарищей

Обращение сахалинцев вдохновил пример тамбовского колхоза «Красный доброволец», собравшего почти 40 миллионов рублей на строительство танков Т-34.

За счет этих денег танковые заводы построили 161 боевую машину. Каждая единица бронетехники стоила примерно 200 тысяч рублей, но государство добавило недостающие деньги, и «тридцатьчетверки» с надписью «Тамбовский колхозник» пошли освобождать города и села Родины от фашистов.

9 декабря 1942 года газета «Правда» написала об этом статью «Патриотический порыв тамбовских колхозников». Через два дня «Советский Сахалин» перепечатал материал. А уже 15 декабря газета публиковала своеобразный ответ сахалинцев тамбовским товарищам.

«С великой радостью встретили мы замечательную весть о благородном патриотическом почине тамбовских колхозников, которые в течение двух недель собрали 40 миллионов рублей на строительство танковой колонны (речь идет о танках «Тамбовский колхозник». — Прим. ред.)… Колхоз наш первый в области на 4 месяца раньше срока выполнил годовой план по надою молока… В результате стахановского труда в этом году денежный доход нашего колхоза увеличился вдвое, намного выросла стоимость трудодня… Мы решили обратиться ко всем колхозникам и трудящимся Советского Сахалина с призывом о сборе средств на постройку эскадрильи боевых самолетов «Советский Сахалин»… Всего за несколько часов в колхозе было собрано более 60 тысяч рублей. Сбор средств продолжается».

Не одними самолетами

Сбор денежных средств на строительство эскадрильи, судьбу которой мы постараемся выяснить, не был единственной помощью островного тыла советскому фронту.

Островные предприятия проводили субботники и воскресники, перечисляя заработанные в эти дни деньги в фонд обороны. Работники сельского хозяйства, перевыполняя план заготовок, сдавали излишки продукции государству, которое реализовало их в магазинах. Отдельно колхозники, нефтяники, рыбаки, промысловики, школьники собирали для фронта теплую одежду.

«Приближается вторая военная зима, — писал «Советский Сахалин» в октябре 1942 года. — Только в августе и сентябре по нашей области было сдано для бойцов фронта более 1000 пар валенок, более 500 полушубков, 1265 шапок-ушанок… За последнее время резко усилился сбор теплых вещей в Александровском районе. Только за 15 дней сентября здесь собрано 103 полушубка, 163 пары валенок, 400 пар меховых рукавиц и т. д.».

Главная газета области в военное время не стеснялась критиковать местные власти: «…Ослабили за последнее время работу по сбору теплых вещей для воинов фронта в Широкопадинском районе …».

Документ свидетельствует: остаток средств пошел на самолеты.

Cдавали теплую одежду

Свидетельства тыловых усилий для помощи воюющей Красной армии сохранились и в фондах Государственного исторического архива Сахалинской области (далее — ГИАСО). В документах сахалинской исполнительной или партийной власти помощь фронту обсуждается едва ли не в каждом решении или протоколе заседания.

Наш регион, занимавший в годы войны северную половину острова, подчинялся тогда Хабаровскому краю и был разделен на шесть районов: Александровский, Рыбновский, Кировский, Охинский, Восточно-Са­халинский и Широкопадинский. Северным Са­халином руководили председатели облисполкома Дмитрий Крюков (с мая 1940 по октябрь 1944 года) и Алексей Малков.

Наша газета приводила примеры поддержки армии ежедневно. 31 августа 1942 года «Советский Сахалин» публиковал телефонную корреспонденцию из села Иркир Тымовского района: «…Когда все мужчины, женщины и подростки колхоза «Красный партизан» уходят на работу и становится совсем безлюдным этот таежный поселок, на свое крыльцо с прялкой выходит Евлапия Яковлевна Сычева. Управившись с внучатами, она быстро прядет шерсть для теплых носков и рукавиц героическим защитникам родины».

Журналист рассказывает: Евлапии Яковлевне восьмой десяток лет, но пока женщина чувствует силы, обещает помогать «родным воинам громить проклятого немца». Два сына Сычевой служат в армии, третий работает в колхозе.

Подарки в руины Сталинграда

7 ноября 1942 года воюющая страна готовилась отметить 25-ю годовщину Великой Октябрьской социалистической революции. В это время наша армия уже оправилась от страшных ударов вермахта, на фронт пошли грамотно подготовленные в тылу солдаты и офицеры, проверенная боевая техника. Тем не менее, гитлеровские войска уверенно наступали на многих направлениях. С лета 1942 года две почти миллионные армии сцепились насмерть в руинах Сталинграда — бывшего купеческого Царицына, ставшего мощным промышленным городом СССР.

Советский народ — сам или по подсказке партии — решил отправить своим бойцам на передовую подарочные наборы, чтобы защитник Родины мог хоть немного отдохнуть в страшной чехарде окопных будней. Сахалин подключился к общегосударственному процессу, в нашей области подготовкой подарков занималась специальная комиссия. Она контролировала сбор денег, закупку по отпускным ценам компонентов наборов в торговых предприятиях области, упаковку и отправку на фронт.

В каждый подарочный набор, упакованный в аккуратный ящик, входили пара килограммов пряников, несколько пачек папирос и табака, бумага для самокруток, конфеты нескольких сортов, помазок и стаканчик для бритья, швейные иглы, нитки, подворотнички, перочинный нож, вино и дальневосточная рыба — копченая кета и соленая или маринованная сельдь.

В кратчайшие сроки на подарки бойцам была собрана сумма в 691451 рубль 49 копеек.

Сколько «стоили» деньги?

Вклад сахалинского тыла в победу станет понятнее, если привести стоимость продуктов и товаров, о которых мы ведем речь. Итак, областной исполком в 1942 году установил следующие розничные цены:

  1. Рукавицы военного образца с двумя пальцами стоили 10 рублей 30 копеек, с одним пальцем — 10 рублей.
  2. Шапка-ушанка пыжиковая из цельного меха на ватной прокладке — 148 рублей; такая же, но с хромовым верхом — 96 рублей 60 копеек.
  3. Шапка из меха нерпы на ватной прокладке — 115 рублей; с хромовым верхом — 66 рублей 80 копеек.
  4. Кроме пыжика (телят северных оленей) и нерпы для ушанок использовали мех собак и кошек. Цельная шапка из такого меха стоила 92 рубля 70 копеек. Если верх был хромовым — 67 рублей 20 копеек.
  5. Для подарочных наборов килограмм пряников стоил 3 рубля 94 копейки, шоколадные батончики отпускались по цене 31 рубль 90 копеек.
  6. Пачка табака стоила 1 рубль 60 копеек, табак марки «Ява» — 12 рублей, папиросы «Спорт» продавались за 1 рубль 35 копеек.
  7. Килограмм копченой кеты — 6 рублей 50 копеек; сельдь свежего посола была дороже — 8 рублей за килограмм. За банку маринованной сельди нужно было отдать уже 9 рублей 20 копеек.
  8. В подарочные наборы бойцам РККА входило и вино. Бутылка (0,9 литра) производства сахалинского пищекомбината народного комиссариата пищевой промышленности стоила от 105 до 150 рублей.

Самый дорогой «музыкальный инструмент»

Кроме продуктовых наборов и вещей первой необходимости (бумаги, подворотничков, ниток и швейных игл), в ноябре 1942 года островитяне подготовили к отправке на фронт несколько комплектов музыкальных инструментов.

В фондах ГИАСО хранится распоряжение, данное начальнику «Сахалинторга» тов. Пивоваровой заместителем председателя обл­исполкома Александром Емельяновым. 4 ноября он распорядился отпустить ответственным лицам за счет средств подарков бойцам РККА семь патефонов с пластинками, 25 гармоний, восемь балалаек, 13 гитар, семь мандолин или домр.

Самой дорогой позицией музыкальной сметы был патефон — он стоил 900 рублей. За патефонную пластинку нужно было заплатить 223 рубля. Балалайка стоила 27 рублей 30 копеек, мандолина 106 рублей, гитара — 92 рубля 40 копеек.

Остатки денег «пустили на воздух»

Согласно отчету тов. Матвеева, председателя комиссии, занимавшейся подарками, на составление, упаковку и отправку посылок потрачены 413963 рубля 67 копеек.

Типография нашей газеты печатала этикетки на подарочные ящики и изготовила лозунги — отчетные документы хранятся в ГИАСО. Для сопровождения груза на материк командировали двух сотрудников. И подарки островного тыла отправились в действующую армию.

Собранных народных тысяч оказалось более чем достаточно. Поэтому председатель комиссии Матвеев попросил областную контору Госбанка перевести остаток средств со счета № 160/701 на счет № 350, где со второй половины декабря собирали деньги на ту самую эскадрилью «Советский Сахалин», судьбу которой мы обязательно выясним.

Николай Шелепов.