Нашла ведомственная коса на инвестиционный камень. Именно так и получилось с законопроектом о втором этапе инвестквот в рыбную отрасль

На днях в Госдуме РФ состоялись парламентские слушания по законопроекту о втором этапе инвестиционных квот. После весьма продолжительных дебатов спорный документ был отправлен на доработку.

Не сошлись интересы инициаторов законопроекта и тех, кому этот документ исполнять. На то есть весьма существенная причина. Три года назад, когда был запущен в работу первый этап инвестквот, программа развития рыбной отрасли предусматривала два отдельных вида инвестиций: в строительство флота и в строительство рыбоперерабатывающих предприятий. Рыбаков это вполне устраивало. Открыть предприятие намного дешевле, а главное, гораздо быстрей, чем построить пусть даже и не слишком большое рыболовное судно.

Так было на первом этапе. А вот второй этап инвестквот деление на инвесторов — строителей судов и инвесторов — строителей предприятий не предусматривал. Вопрос был поставлен ребром: либо инвестор строит одновременно и то и другое, либо скромно отходит в сторону и на доли квот не рассчитывает.

Вот и нашла коса на камень.

Без ежиков

По замыслу минсельхоза и Росрыболовства, второй этап инвестквот предусматривает распределение 24 процентов допустимых уловов минтая и сельди исключительно под инвестиции — в рыбопромысловый флот и перерабатывающие заводы. Поскольку вышеозначенные проценты будут изъяты непосредственно из общего допустимого улова (ОДУ), доли компаний, не участвующих в инвестпроектах, уменьшатся на десятки тысяч тонн сельди и минтая.

Еще одно новшество для рыбаков касается крабовых аукционов. В число их участников войдут исключительно те компании, которые планируют строить… ну конечно же, заводы и флот. Росрыболовство предлагает выставить на аукционы 50 проц. квот на добычу крабов. При этом на долю остальных компаний придется лишь половина тех промысловых объемов, которые они имели прежде.

Что же касается морских ежей, гребешков, трепангов и трубачей, то, по замыслу авторов законопроекта, все 100 процентов квот на добычу этих видов водных биологических ресурсов (ВБР) следует распределять только среди инвесторов. Тем же, кто не желает строить заводы и пароходы, не видать морских ежиков, как своих ушей. Добывать как прежде трепангов, трубачей и все остальные ВБР на Сахалине и Курилах уже не получится.

Вот такой, уже второй по счету, этап инвестквот был разработан на ближайшие несколько лет. Понятно, что предложенные новшества рыбакам, мягко говоря, не понравились.

Все, что было…

Вплоть до конца 80-х годов прошлого века за счет государственных дотаций тогдашний Сахалинрыбпром регулярно получал с отечественных и зарубежных стапелей новенькие сейнеры и траулеры. Тогда на советский рыболовный флот работали судоверфи Польши, Германии, Голландии… И это не считая отечественных судостроительных заводов — например, в Николаеве, Ярославле, Клайпеде. Не удивительно, что СССР имел самый большой в мире рыболовный флот. И держал 2 — 3 место в мире по добыче рыбы.

Потом пришли лихие 90-е. Сахалинский рыболовный флот, приватизированный предпринимателями, был большей частью поставлен на прикол, продан за границу, списан на гвозди, а то и попросту брошен в портах и портпунктах. До сих пор на побережье Сахалина и Курильских островов ржавеют остатки старых МРС и БМРТ. По самым скромным подсчетам, их количество доходит до 80 единиц.

Это лишь видимая часть брошенного рыболовного флота, когда-то составлявшего гордость сахалинских рыбаков. А ведь есть еще и суда, погибшие в море. Один БАТМ «Дальний Восток», затонувший в 2006 году, чего стоит…

Некоторые любят шхуну

За последние несколько лет на Сахалине построено 4 рыбоперерабатывающих предприятия. А вот что касается промыслового флота, то здесь желающих вкладывать деньги в плавсредства — единицы. Причина одна: больно дорого. Да и масштабы большинства сахалинских рыбодобывающих предприятий таковы, что строительство собственного флота для них просто нереально.

Не спешат строить флот и те немногочисленные предприятия, которые чувствуют себя на плаву. Для них гораздо проще не строить судно с нуля, а взять его в аренду. Или приобрести подходящий сейнер из вторых, а то и третьих рук. Нынче с этим проблем нет. Буквально за пять минут в интернете можно подобрать себе недорогое рыбопромысловое судно. Например, БМП-74-У всего за 17 млн рублей. Или японскую рыболовную шхуну постройки 1989 года под ловушечный, ярусный и сетевой промысел, причем всего за 13 миллионов (не долларов!). А можно приобрести, опять же японский, краболов 1992 года рождения. Отдал 46 млн руб. и лови себе крабов спокойно. Если, конечно, квота на него есть.

Впрочем, промысловый флот на Сахалине пусть и мало, но все-таки строят. Например, в августе 2022 года на Курилы пришел построенный в Китае по заказу АО «Северо-Курильская база сейнерного флота» траулер «Владимир Никора» стоимостью 1,5 млрд рублей.

А буквально на днях к промысловым испытаниям у берегов северных Курил приступил еще один траулер — «Капитан Вдовиченко». Судно построено на судоверфи Санкт-Петербурга, инвестор — АО «Русская рыбопромышленная компания», кстати, весьма активно поддерживающая второй этап инвестквот.

Супертраулер «Капитан Вдовиченко» способен выпускать до 80 тонн рыбного филе в сутки. Объекты промысла для него — сельдь и минтай. Какие именно промысловые объемы для этого судна придется в будущем выделять из ОДУ, пока не известно.

Планов громадье

Предлагая рыбопромышленникам новые правила распределения инвестквот, разработчики законопроекта рассчитывают построить дополнительно не менее 65 рыбодобывающих судов и краболовов и до 20 перерабатывающих комплексов. А строительство еще 36 объектов планируется инвестировать для обеспечения добычи крабов, а также переработки и хранения морских ежей, гребешков и прочих моллюсков.

В целом финансовые перспективы грядущих нововведений в рыбной отрасли выглядят достаточно весомо. Затраты на освоение второго этапа инвестквот, по предварительным подсчетам, составят не менее 500 млрд рублей. Из них не менее 300 млрд будет потрачено непосредственно на строительство рыбокомбинатов и промыслового флота.

Возможно ли это — в ближайшие несколько лет столько создать и построить? В минсельхозе и Росрыболовстве уверены: конечно, возможно! Главное, чтобы у рыбопромышленников был хороший стимул. А что может быть лучше возможности получить инвестквоты на добычу валютоемкого камчатского краба, который практически весь уходит за рубеж?

В рыболовном ведомстве считают: флот строить надо, и делать это следует быстро. В 2019 году, на первом этапе инвестквот, отечественные рыбопромышленники обязались построить всего за 5 – 7 лет целых 105 судов! И это не считая более 30 рыбоперерабатывающих заводов.

По информации Росрыболовства, на сегодняшний день уже построены 21 завод и 7 судов. Минпромторг уточняет: не 7, а 10! А еще 69 траулеров, сейнеров и краболовов находятся в разной степени готовности. Правда, 26 судов пока еще даже не заложены, но чиновников это не смущает. В минпромторге уверены, что весь запланированный флот будет спущен на воду в ближайшие 3 – 4 года.

Что имеем — не храним?

Планы по модернизации отечественного рыбодобывающего флота выглядят довольно впечатляюще. Однако на Дальнем Востоке, и в частности, на Сахалине, как это уже было сказано, отраслевой оптимизм не разделяют.

Незадолго до парламентских слушаний на Старой площади вопрос о втором этапе инвестквот обсуждали депутаты Сахалинской областной думы. В частности, были озвучены такие цифры: на промысле морского ежа, гребешка и прочего сегодня заняты 35 сахалинских предприятий. Из них 19 только тем и занимаются, что добывают и реализуют исключительно моллюсков. Если их лишить долей квот, предприятия могут запросто обанкротиться, а региональная рыбная отрасль потеряет примерно 500 рабочих мест.

— В 2018 году были перезаключены договоры на доли квот, распределенные по так называемому историческому принципу, — отмечает президент Ассоциации рыбопромышленных предприятий Сахалина (АРСО) Максим Козлов. — Однако, не смотря на то, что договоры были заключены на 15 лет, уже через год часть квот на промысел краба поменяла владельцев: квоты были выставлены на аукцион. Таким образом, уже первый этап инвестквот снизил объемы добычи краба сахалинскими предприятиями с 22 до 16 тыс. тонн. А много ли судов было построено в рыбной отрасли за последние три года? Единицы!

Возможные убытки, которые может принести региональному рыбпрому второй этап инвестквот, обозначил в своем обращении в Госдуму губернатор области Валерий Лимаренко. В частности, глава региона обратил внимание главных законодателей страны на то, что из-за недостаточной проработки документа областной бюджет рискует потерять примерно 1,7 млрд рублей ежегодных налоговых поступлений.

* * *

В итоге спорный законопроект депутаты Госдумы рассматривать так и не стали. Было принято решение создать согласительную комиссию, в которую войдут авторы законопроекта и представители регионов — губернаторы, председатели законодательных собраний, рыбопромышленники.

Найдет ли комиссия компромиссное решение? Возможно, и найдет. Должна найти.

Сергей ЧЕВГУН.