Течет реченька… Течет и не знает, что под городом Макаровом строят очередной рыбоводный завод

Отсюда будущие мальки уплывут во взрослую жизнь.

Есть в Сахалинской области такая речка — Макаровка. Свое начало берет она на западном склоне Западно-Лисянского хребта, протекает по территории Макаровского городского округа и впадает в залив Терпения. Казалось бы, что в этом особенного?

Особенное же здесь то, что Макаровка не только течет и впадает, но и выполняет весьма ответственную функцию — обеспечивает горожан питьевой водой. Все как положено: водозаборное сооружение, насосная станция, плюс санитарная зона источника водоснабжения,  разработанная с учетом данных санитарно-топографического обследования окружающих территорий.
Согласно действующим правилам и нормам, закрепленным в СанПиН, санитарная зона для водозабора включает в себя т. н. пояс строгого режима и два пояса ограничений. Делается это с целью защиты источника водопотребления от случайного или умышленного загрязнения.
Дальше всего границы поясов ограничений отведены вверх по течению реки. Это и понятно: больше шансов, что ничего лишнего до водозабора не доплывет, если кто-нибудь это лишнее в воду уронит.

Сюрприз в аптечке
Так бы и текла себе Макаровка по территории одноименного городского округа, совершенно не предполагая, какой сюрприз уготован ей в обозримом будущем, если бы не депутат местного собрания Сергей Мустяц. Случайно он узнал о том, что на реке, питающей городской водозабор, местный предприниматель Валерий Сафронов строит производственный комплекс — рыбоводный завод для интенсивного выращивания молоди дальневосточного лосося по японской технологии. Оценил депутат перспективы санитарного состояния городского водоснабжения и подготовил соответствующее обращение в Следственный комитет Российской Федерации по Сахалинской области. Так прямо и написал: «Прошу принять меры к прекращению работ по строительству и вводу в действие вышеуказанного рыбоводного предприятия».
А что, вышеуказанное предприятие и в самом деле подлежит закрытию? По мнению депутата, это единственная возможность избежать в предстоящем будущем ухудшения качества питьевой воды. И вот какие он приводит аргументы.
Рыборазводный завод строят выше по течению реки, всего в шести километрах от границы первой охранной зоны водозабора. Между тем в условиях IIБ климатического района граница второго пояса санитарной зоны должна быть удалена вверх по течению реки настолько, чтобы время пробега воды по основному водотоку составляло не менее трех суток.
— При средней скорости течения 1,4 метра в секунду отходы рыборазводного производства достигнут водозабора менее чем за полтора часа, — говорит Сергей Мустяц. — Таким образом, на протяжении всего технологического цикла по выращиванию малька лосося в речную воду будут попадать весьма нежелательные химические и биологические вещества — отходы рыборазводного производства.
Отходы более чем серьезные. Во-первых, это различные антисептики: хлорная известь, хлорамин, аммиак, марганцовокислый калий, формалин и прочие химические прелести в различных концентрациях. Их используют для дезинфекции гидросооружений, инвентаря и рыбоводной продукции. Во-вторых, борьба с бактериальной инфекцией среди подрастающей молоди не обойдется без антибиотиков: канамицина, гентамицина, тетрациклина, эритромицина и прочих лекарств из рыбной аптечки. А в-третьих, депутата смущают сухие гранулированные корма японского, датского, финского производства, которыми предстоит кормить молодь лосося.
Дело в том, что в состав кормов для выращивания рыбы входят биологически активные добавки, концентрация которых обычно весьма высока. А поскольку корма вносятся в проточную воду, остатки пищи размываются и в значительном количестве попадают в реку. Явно не способствуют чистоте речной воды и еженедельные профилактические обработки икры растворами антисептиков, которую опять же проводят в проточной воде.
Если кто-то думает, что депутат сгущает краски, тот может заглянуть в инструкцию по эксплуатации нового технологического оборудования в инкубаторах и цехах-питомниках с независимым водоснабжением на лососевых рыбоводных заводах (ЛРЗ) Сахалинрыбвода. Там все расписано до мельчайших подробностей: и какую концентрацию формалина надлежит готовить для капельной установки, и как именно следует правильно удалять из питомного канала органические остатки корма. А самое главное, куда их потом удалять «усиленным током воды».
Известно, куда удалять: в речку…

А ничего рыбозавод получается, крепенький.

Полный абзац
Выписки из инструкции Сахалинрыбвода Сергей Мустяц приложил к своему обращению. И отправил его сразу в несколько инстанций. Познакомилась с документами и администрация муниципального образования «Макаровский городской округ».
Согласно подготовленной чиновниками краткой справки, строительство рыбоводного завода ведется в границах выделенного «дальневосточного гектара» на землях сельскохозяйственного назначения. А местоположение земельного участка на реке Макаровке определено с учетом рыбоводно-биологического обоснования, полученного из Сахалинского филиала ФГБУ «Главрыбвод» (Сахалинрыбвод). Само собой разумеется, что «при рассмотрении заявления и прилагаемых документов на строительство объекта были учтены зоны санитарной охраны источников водоснабжения г. Макарова», утвержденные распоряжением местной администрации в 2008 году.
Словом, ничего интересного, разве что за исключением последнего абзаца, который не грех процитировать полностью:
«В связи с введением в эксплуатацию в 2019 году новой станции водозабора на реке Макаровке в настоящее время разрабатывается новый проект зон санитарной охраны (ЗСО) источников водоснабжения г. Макарова, который после разработки будет направлен на согласование в Роспотребнадзор по Сахалинской области. При изменении границ ЗСО источников водоснабжения г. Макарова и с учетом расположения рыбоводного завода новые разработанные изменения будут в установленном порядке направлены в Роспотребнадзор по Сахалинской области».
Странно как-то все получается! Сначала вводят в эксплуатацию станцию водозабора, а уж потом только начинают разрабатывать новый проект зон санитарной охраны. Интересно, чем это старая зона не угодила? Не в том месте, что надо, пояс ограничений у нее определен? Вообще, как можно пересматривать основные положения СанПиН в зависимости от того, строят на речке рыбзавод или не строят? И что для местной администрации важнее — разведение мальков кеты или качество питьевой воды?
— Скажите, я похож на самоубийцу, который готов травить город и самого себя? — задает риторический вопрос мэр города Макарова Андрей Красковский. И сам же на него отвечает: — Я вполне адекватный человек и руководитель и не буду делать так, чтобы потом убегать из района. Я жил здесь, живу и буду жить.
Административная риторика — не самый весомый аргумент в споре о целесообразности строительства рыбоводного завода на реке Макаровке. Подробно поговорить на эту тему депутат Мустяц планирует на предстоящей встрече главы муниципалитета с городским собранием. Мэр Красковский предложил каждому из депутатов задать по три вопроса, на которые пообещал ответить. Все три своих вопроса Мустяц предполагает посвятить проблеме городского водозабора.

Строить? Не строить?
Разговор о лососевых рыбоводных заводах — тема долгоиграющая. Дискуссии о целесообразности искусственного увеличения рыбных запасов регулярно вспыхивают в СМИ и тут же затухают, так и не выработав общего мнения по данному вопросу. И пока активисты РОО «Экологическая вахта Сахалина» пытаются доказать необходимость повышения эффективности естественного нереста и охраны природных нерестилищ, ФГБУ «Сахалинрыбвод» продвигает идеи развития рыбоводства в широкие бизнес-массы. И, надо признаться, не без успеха.
Начавшись в конце девяностых — начале «нулевых», строительство ЛРЗ охватило не только большую часть Сахалина, но и Курильские острова. Подобного не наблюдается ни в Хабаровском крае, ни в Приморье, ни тем более на Камчатке. А ведь именно там стабильно самые высокие уловы лососевых, хотя ЛРЗ на всю область всего пять. На Камчатке проблему уловов решает сама природа.
На Сахалине все иначе. На сегодняшний день здесь насчитывается уже около 60 рыбоводных заводов. И хотя заметного всплеска добычи кеты и горбуши от этого не наблюдается, ЛРЗ по-прежнему позиционируются как едва ли не единственная возможность для сохранения популяции дальневосточного лосося. В прошлом году ЛРЗ построены на реке Чеховке в Холмском районе, реке Осенней и ручье Чекист Южно-Курильского района. А в этом году в Макаровском районе ЛРЗ строят не только на Макаровке, но и на речке Горной…
Судя по ситуации, сложившейся сегодня в рыбопромысловой отрасли, вряд ли эти рыбоводные заводы будут последними. Стоит только рыбакам в очередной раз остаться без улова, как количество заявок на строительство ЛРЗ на нерестовых реках увеличивается в разы.
Разрешат построить очередной завод по воспроизводству, и что? Лососевым от этого легче будет?

Сергей ЧЕВГУН.