В фотообъективе – дрозд-рябинник

Дрозд-рябинник.

В прозрачном воздухе – своеобразный чистый аромат осени. Небо безоблачное, солнце близко к закату… Возвращаюсь домой, а заходить пока не хочется. Благодать-то какая!..

На крыльце замечаю перышко – светлое, нежное, легкое, лежит у входа и, несмотря на легкий ветерок, не улетает. Поднимаю его, рассматриваю… Интересно, кто это прилетал в гости?

Вдруг шум, гам, гвалт… Беспорядочное, резкое, громкое щебетание…
На взгорке большую развесистую толстую березу и стоящую рядом тонкую гибкую рябину облепляет стая птиц.

Каждая из этого «цыганского табора» чуть больше воробья. В моей коллекции птичьих фотографий нет таких остроклювых, шустрых, в серо-коричневом оперении фотомоделей…

Забегаю в дом, хватаю расчехленный фотоаппарат, на ходу настраиваю на съемку. Настраиваюсь и сам, предвкушая фотоохоту. Только бы не вспугнуть!

Сразу же с крыльца начинаю снимать. Далековато, объектив слабенький, надо подходить ближе.

При первых моих движениях со ступенек шумная братия срывается с деревьев и улетает. Досадно. Но, быть может, хоть одна птаха задержалась?

Прокрадываюсь на взгорок, не отводя взгляда от намеченной цели. Сквозь подошвы кроссовок ощущаю каждый камушек, каждую сухую веточку, каждую былиночку…

Лишь бы не шумнуть. Только слегка шуршит высокая нескошенная сухая трава. И то скорее всего от легкого ветерка, а не от моего движения…

Есть! В бурых и желтых листьях березы замечаю движение, делаю съемку и продолжаю осторожно приближаться.

Оставшиеся на дереве птицы пока не собираются покидать насиженные места, тем более что рядом рябина, увешанная гроздьями ярких алых спелых ягод.

Перебравшись с березы, несколько птиц приступают к рябинному пиршеству. На меня никакого внимания. Это хорошо. Подкрадываюсь еще ближе к объектам фотосессии.

Из-за ближайшего леска вспархивает основная шумно гомонящая стая и, низко пронесясь над моей головой, присоединяется к трапезе собратьев, оказавшихся не из пугливых.

Ну все, фотоохота началась… Визором выбираю цель, щелкаю затвором, делаю несколько шагов вперед и – очередной кадр.

Боковым зрением замечаю, что не я один интересуюсь птичьим кутежом. Впереди, в сторонке нервно подергиваются рыжие уши, обращенные в сторону моих фотомоделей.

И тут же нервный рыжий хвост выдает засаду соседского кота. Меня он не замечает и не слышит…

Улавливаю объективом отличный ракурс для сидящей на гроздьях ягод щебетуньи. Нажимаю затвор. Щелчок аппаратуры достигает ушей рыжей бестии. Кот высоко подпрыгивает и исчезает в зарослях высоченной травы…

От его неожиданного поведения я тоже вздрогнул и сделал несколько шагов в сторону. Но стаю не спугнул. Одни птицы отлетали, другие подлетали. Казалось, деревья сами по себе ожили, зашевелили ветвями.

С небольшого расстояния, расположившись поудобнее, выбираю из щебечущей стаи фотогеничные модели, делаю кадр за кадром…

Птицы суетливо, не обращая на меня внимания, молниеносно поглощают плоды рябины. Гроздья ягод исчезают прямо на моих глазах.

Пиршество закончилось, дрозды улетели. Довольный удачной съемкой иду домой. Около моего крыльца сидит рыжий кот и недовольно, злобно наблюдает за моим возвращением.

Александр Никитин, с. Весточка.

Справка
Дрозд-рябинник считается новым видом орнитофауны Сахалинской области (в основном он гнездится в Европе и Сибири).

Пять лет назад эту птицу отряда воробьиных стали встречать в Магаданской и Амурской областях. В 2015 году в Александровске-Сахалинском краевед Григорий Смекалов впервые сфотографировал дрозда-рябинника.

Нашему внештатному автору Александру Никитину тоже очень повезло запечатлеть в красивом ракурсе эту редкую для региона перелетную зимующую птицу. Она – сладкоежка.

Летом лакомится смородиной, малиной, черникой, иргой, вишней, яблоками, костяникой, виноградом, калиной.

Осенью и зимой питается в основном плодами рябины, за что ее и назвали рябинником.