Живые картинки истории. На берегу Татарского пролива ставят мюзикл

В роли призрака – Мария Рыжук.

В Невельском районном доме культуры в минувшую субботу прошло необычное представление: участники самодеятельных клубов и педагоги поставили на районной сцене полноценный мюзикл. В субботу прошел его закрытый показ, а премьеру приурочат к празднованию 75-летия области.

Загадочные коряки

В фойе дома культуры перед показом актеров собралось больше, чем публики.

— Вы кто такие? — спрашиваю вооруженных бутафорскими копьями юнцов, одетых в рубахи с геометрической вышивкой.

— Мы коряки, — важно отвечают ребята.

Почему коряки? Откуда?!

В зрительном зале сидят девочки в костюмах той же гаммы и рисунка.

— Вы нивхи?

— Коряки, — упорствуют актрисы.

— Нивхи в зеленом, — подсказывает библиотекарь Ольга Егурнова. Она пришла с розами для актеров, не дожидаясь премьеры…

Я тороплюсь прорваться за кулисы, поэтому не успеваю выяснить, откуда в Невельск приехали коряки. Впрочем, Камчатка рядом, шустрые коряки могли пробраться сюда по цепочке Курильских островов…

В гримерке

Словно корякам на берег Татарского пролива, мне удалось пробраться даже в гримерку. Хормейстер Юрий Ватутин — он один из авторов, режиссер, главный актер мюзикла — как раз готовился выйти на сцену.

В Невельске Юрий работает с 2013 года. В 2005 году окончил Дальневосточную академию искусств во Владивостоке, после этого восемь лет работал в Хабаровском краевом колледже искусств.

— Мюзикл называется «Живая память прежних дней», действие делится на три картины. В прологе я выступаю рассказчиком и главным героем. — Юрий кратко пересказал мне содержание спектакля, но я обещал ему не раскрывать деталей в статье, чтобы не подпортить впечатление зрителям.

Тут же в гримерной «входят в образ» прочие персонажи: сударыня в рубашке и юбке конца 19-го века (роль исполняет Ксения Хамитова), юноша с бородкой и в очках (ученик школы № 2 Глеб Нурмухамбетов), каторжанка (Екатерина Баюнова), гремящая бутафорским кандалами…

Образ каторжанки невельчане взяли от легендарной авантюристки Соньки «Золотой Ручки» Блювштейн, с которой в 1890 году встречался Антон Чехов.

Советник и самолет

Невельский мюзикл пришлось собирать из чужих музыкальных композиций. Но режиссер и труппа построили сценическое действие на сахалинской истории, украсив хронику любовью, драмой и войной. Так что представление будет не только развлекательным, актеры выполнят большую краеведческую задачу.

Спрашиваю мужчину в старинном сюртуке:

— Вы чиновник?

— Я статский советник, — с достоинством отвечает актер. — Прочитаю и исчезаю.

— На сцене шесть главных персонажей. И еще пятьдесят человек массовки, — объясняет Юрий Ватутин. — Наш Сахалин — край, где кончается земля. Специально подобрали такую песню. А вообще, в мюзикле будет и война, и нивхи, и — открою секрет! — падение самолета… Дай Бог, чтобы все получилось.

И здесь я не успеваю узнать у автора тайну появления коряков, актеры торопятся за сцену, а я бегу к директору РДК.

Призрак школы № 2

— Мюзикл у нас тематический – о Сахалине, истории острова и области, — рассказывает мне Светлана Козлова, директор дома культуры. — Сегодня у нас закрытый показ, как генеральный прогон. Премьера будет в Невельске в октябре. После, возможно, повезем мюзикл на областной театральный фестиваль. Фрагменты покажем на параде народного творчества, посвященном 75-летию области. Он должен пройти в Южно-Сахалинске 11 ноября.

Каждая картина мюзикла состоит из нескольких номеров разных жанров. Одни компоненты картины рисуют сюжетную линию, другие подчеркивают исторический фон. Помогает связать картины мюзикла «призрак оперы» в белом фраке и цилиндре.

В начале спектакля он вытаскивает из темного зала актеров массовки — зрелище масштабное.
А вне сцены призрака зовут Мария Рыжук, она перешла в 11-й класс городской школы № 2.

— Я сегодня чувствовала себя персонажем «Призрака оперы» Гастона Леру, чувствовала эту сцену и людей на этой сцене… и власть! Браво! Браво! Браво…
На следующий год Мария собирается поступать в Щукинское или ГИТИС. Мне кажется, с такой ролью в портфолио она непременно поступит.

Закрыться не получилось

Пестрое музыкальное полотно представления сшито из очень разных кусков — здесь и грохот туземных там-тамов, и оперные распевы, и популярные мелодии, и даже удалое советское ретро. Все вместе воспринимается очень легко, настроения переключаются, и объемный мюзикл пробегает быстро.

Могу констатировать — спектакль удался, лучшее свидетельство тому аплодисменты, которыми зрители встречали и провожали каждый номер. И настоящие овации в финале.

А вот закрытость показа — единственное, чего не удалось добиться труппе. В списке дома культуры мюзикл не значился. Плакаты в городе не клеили, газеты и страницы в соцсетях хранили молчание. И все равно зал был заполнен едва ли не на половину, на представление пришли друзья, одноклассники и семьи актеров.

В Невельском доме культуры полные залы — дело обычное. Причиной тому высокий творческий уровень коллектива и яркие таланты участников клубов.

И здесь импорто­замещение

После зрительских оваций застаю в кабинете директора РДК небольшой «разбор полетов» — обсуждают тот самый самолет… (не буду раскрывать секрет, пусть зрители сами оценят спецэффект).
Директор Светлана Козлова показом довольна.

— Мы еще долго будем разбирать, проведем работу над ошибками. Но в целом все хорошо. И главное, что авторская концепция, сценарий и постановка наши — Юрия Ватутина и Веры Ахметгареевой, руководителя центра национальных культур.

Художник-декоратор Ди­на Ватутина не только исполняла одну из главных ролей, но и готовила реквизит, в частности, кандалы. И даже добилась в процессе актуального импортозамещения.

— Цепи были новыми, пришлось их химическим способом состарить. Это не краска, она сразу бы слезла: — Дина показывает мне кандалы, важный реквизит мюзикла. — А браслеты из нового отечественного материала, он называется баблстар. Это российский аналог швейцарского термопластика Worbla. Из него делают бутафорию – это клей и опилки, его разогревают строительным феном и лепят, как из пластилина…

Загадочные коряки все-таки оказались нивхами. До участия в мюзикле юные актеры этим же составом и с теми же копьями исполняли корякский танец. Потому и отвечали журналисту упрямо:

— Нет, мы — коряки.

Но в субботу на сцене Невельского дома культуры они были нашими родными нивхами.

Николай ШЕЛЕПОВ.