Украсть внука. И это любовь?

А с дедушкой так хорошо!

Часто встречаю Виктора Муратовича на рынке «Янтарь». Всякий раз борюсь с желанием подойти и спросить, как живет его семья сейчас. Но он держится так отстраненно, проходит по широкому рыночному «проспекту», не поворачивая головы в сторону магазинов и проходящих мимо людей, что я прохожу молча. Тем более, что этот седой человек, кажется, не узнает меня.

Может быть, это и так. Ведь прошло лет 15 с тех пор, как мне пришлось поучаствовать в драме его семьи.

Виктор Муратович пришел в редакцию на грани нервного срыва. Рассказал, что уже года два бывшая сватья пытается отобрать у них шестилетнего внука Костю.

Добровольно мальчика ей, естественно, никто не отдал, поэтому Ольга Петровна открыла войну. Она ходит на приемы, пишет заявления, письма – все с единственной целью: лишить родительских прав мать Костика, их дочь. Семью замучили различные комиссии, приглашения на собеседования, а также судебные процессы. Суд определил время встреч Ольги Петровны с внуком. Мальчик не хотел с ней видеться – так семью обязали приводить Костика на свидание, оно проходило под приглядом педагогических работников.

А почему ребенок не хотел видеть другую бабушку – та настраивала его против мамы, любимых бабушки и дедушки, у которых он жил. Баба Оля уговаривала его уехать к ней в теплые края. Там у него будет все, что он пожелает. Такие любимые им баба с дедом не могут купить ему велосипед, компьютер, а она с удовольствием это сделает, но только там, на материке.

И ребенок потихоньку стал меняться – в худшую сторону, рассказывал Виктор Муратович. Бывшая сватья морально его разлагает. А они ничего не могут сделать: бабушка имеет право видеть внука.

– Какого черта она сюда приехала?! – не в первый, видимо, раз взорвался мужчина.
У меня было время познакомиться со всеми действующими лицами этой драмы, побывать в судебных заседаниях не по одному иску активной заезжей бабушки. Поэтому картинка предыстории этого противостояния сложилась, я думаю, достоверной.

У Ольги Петровны – женщины не из простых, имеющей когда-то общественный статус, – был единственный сын Вадим. Вырос он высоким, статным, самоуверенным – весь в мать. А познакомился с девушкой из рабочей семьи, к тому же далеко не красавицей. Не такого будущего ждала для сына мать. Но девица ждала ребенка, и Вадим женился на ней. Мать игнорировала новую родню.

Когда Костик был совсем маленьким, Вадим как-то загулял с компанией молодых людей ночью в беседке детского сада – тогда еще эти учреждения не были окружены неприступной оградой, а утром его обнаружили мертвым. Вадима убили.
Молодой муж и отец – это выяснилось потом – не утруждал себя заботой о семье, а предпочитал вольную жизнь.

Однако Ольга Петровна обвиняла в его смерти прежде всего нелюбимую – и это еще мягко сказано – невестку. Говорила, что Вадима убил кто-то из ее любовников. Что если бы она создала для мужа дома нормальные условия, то он не уходил бы ночами куда-то и не погиб.

Похоронив сына, Ольга Петровна продала имущество и уехала на ПМЖ на материк – туда, где тепло. Но через три года ей пришлось приехать в Южный по каким-то делам и она случайно увидела внука. Костик был копией отца и ярко напомнил женщине сына в его четыре года.

Что-то, видимо, переключилось в ее голове, и она решила: внук заменит ей безвременно ушедшего сына.

А поскольку она была волевой, целеустремленной и у нее сохранились полезные связи, Ольга Петровна начала действовать. Она писала в различные инстанции, что мать совершенно не занимается Костиком, она вторично вышла замуж, родила второго ребенка, а первого по существу отдала своим родителям, которым внук тоже не нужен.

Ольга Петровна добыла медицинскую карту внука и, потрясая ею, пыталась доказать, что здоровье внука запущено, он часто болеет, но это совсем не волнует родных. Она расписывала в жалобах неподобающие бытовые условия, в которых живет четырехлетний ребенок, и требовала отобрать ребенка у этих людей, лишив мать родительских прав.

И жизнь семьи Костика вдруг стала предметом изучения разных комиссий. Его матери, бабушке с дедушкой пришлось оправдываться, пытаться доказывать и показывать, что мальчик любим, окружен заботой.

Живет у бабушки с дедушкой? Но не потому, что мать променяла его на нового мужа. Просто живет мама с мужем и новорожденным сыном в однокомнатной квартире, ребенок беспокойный, и на семейном совете решили, что пока младший братик требует большого внимания, Костику будет лучше с родителями мамы. А живут эти две семьи почти рядом, и мальчик может навещать маму хоть несколько раз в день.
И если бы не заезжая бабушка, никому бы в голову не пришло считать эту ситуацию ненормальной.

Шло время, и Виктор Муратович с супругой надеялись, что кончится отпущенное время и Ольга Петровна уберется наконец восвояси. Однако они ошибались. Ольга Петровна поставила для себя стратегическую задачу отбить внука и не собиралась от нее отказываться. Если надо, она подождет, когда ему исполнится десять лет и он получит право самому выбирать, с кем жить. А до этого срока она уж как-нибудь лишит бывшую невестку родительских прав и убедит внука, что только она может подарить ему все, что он захочет, что только рядом с ней его ждет достойная жизнь.

Любила ли эта женщина мальчика? Судя по ее поступкам, ею руководили совсем другие чувства.
Ольга Петровна нашла в Южном престарелого одинокого старичка, оперативно вышла за него замуж, а через полгода стала вдовою с двухкомнатной квартирой. Теперь ей было где жить, чтобы вести долголетнюю войну.

С удивлением я как-то увидела ее в православном храме, причем при какой-то общественной должности. И подивилась ее талантам. Она сумела убедить многих людей в ее лучших качествах истинно верующего человека – доброте, честности, бескорыстности. Вряд ли люди из храма знали, что эта набожная женщина превратила в ад жизнь нескольких людей. У супруги Виктора Муратовича обнаружили онкологию. Истинной виновницей этого несчастья он считал, конечно же, Ольгу Петровну. Она разрушила их мир и покой, веру в светлое будущее.

Поэтому я и не удивилась тому, что случилось некоторое время спустя. Разбирая очередное исковое заявление Ольги Петровны на какие-то негативные бытовые условия жизни внука, судья решил организовать выезд суда на место, чтобы самим убедиться в правдивости претензий истца.

И когда в квартире Виктора Муратовича появилась очередная «комиссия», послышался ненавистный голос бывшей сватьи, что-то вдруг взорвалось в голове мужчины: он схватил нож и ударил ее. Он не думал о том, что совершает уголовное преступление на глазах нескольких представителей закона.

Рана оказалась не очень тяжелой. Можно сказать, что пострадавшая отделалась легким испугом. Зато для Ольги Петровны наступил момент торжества. Она была права! Вот с кем живет ее внук – с уголовником! Разве не опасно его здесь оставлять?!
На Виктора Муратовича завели уголовное дело. Пострадавшая требовала надолго упрятать его в тюрьму.

Но, кажется, суд учел все привходящие обстоятельства, и подсудимый реального срока не получил.
Вроде бы, уже после этих событий я как-то встретила жену Виктора Муратовича с Костиком – они ехали с дачи, где внучок помогал бабушке с поливом! Женщина рассказала, что активно борется со своими болячками, а муж лечит нервы. Ольга Петровна вроде бы отстала, но пока не уехала.

Ольгу Петровну я тоже встречала. И не однажды. Услышала в свой адрес проклятия за то, что в публикациях встала на сторону ее противников. Иного я и не ждала от «верующего» человека.

Костику сейчас должно быть около двадцати лет. Сумел ли он противостоять Ольге Петровне? Сохранил ли верность маме и бабушке с дедом? Жива ли сегодня супруга Виктора Муратовича? Этого я не знаю.

Наталья КОТЛЯРЕВСКАЯ.