Чужих детей не бывает. Общество не должно забывать об этом, иначе трагедии неизбежны

Любовь Устиновская: «Каждому из нас нужно относиться к любому ребенку, как к своему собственному».

Гибель восьмилетней Вики Тепляковой из Новоалександровска, ставшей жертвой насильника-педофила, заставляет в очередной раз задуматься о положении детей в современном обществе. Насколько надежно маленькие граждане страны защищены от насилия и что делает государство, чтобы детство и в самом деле было счастливым?
Об этом мы беседуем с уполномоченным по правам ребенка в Сахалинской области Любовью УСТИНОВСКОЙ.

— То, что произошло с девочкой, — это ужасно. Трагедия, страшней которой для родителей не существует. Подобные преступления, на мой взгляд, могут иметь только одно наказание — пожизненное заключение.
Вообще, любой случай педофилии должен восприниматься обществом как покушение на самое святое — на жизнь и здоровье ребенка. Реакция на такие чудовищные преступления должна быть адекватной. И здесь я целиком поддерживаю позицию коллеги — уполномоченного по правам ребенка при президенте РФ Анны Кузнецовой, которая считает необходимым создать реестр педофилов и сделать их объектами постоянного надзора.
— Возможно, такой закон будет принят. Но это будет завтра, а трагедии с детьми происходят сегодня. Как защитить их от насилия?
— Есть только одна возможность: каждому из нас относиться к любому ребенку, как к своему собственному. Ведь и трагедии с Викой можно было бы избежать, если бы взрослые повели себя правильно. Почему-то никому не пришло в голову сообщить полиции о маленькой девочке, которая идет вдоль обочины и пытается остановить проезжающие мимо машины… Вот это равнодушие и привело к трагедии.
И здесь невольно вспоминаешь вопиющий случай, произошедший минувшей зимой, когда ребенок был высажен из автобуса только потому, что у него не оказалось денег на билет. Цена вопроса — двадцать два рубля! Что можно сказать о таком взрослом, который ради нескольких рублей выгнал ребенка на мороз? Только одно: пока у нас возможны такие ЧП, вероятность трагедий с детьми заметно возрастает.

Более 100 родителей
в нашей области
ежегодно лишаются судами
родительских прав.

Еще около 30
ограничиваются
в этих правах на время

— Но ведь для того и существует институт уполномоченных по правам детей, чтобы сводить вероятность трагедий к минимуму?
— Разумеется. Нам делегирована обязанность контролировать соблюдение прав ребенка, и если мы фиксируем какие-то нарушения, то обязаны добиваться, чтобы они были устранены. В зависимости от ситуации приходится подключать прокуратуру, следственный комитет, управление внутренних дел, региональные министерства — образования, соцзащиты, спорта, агентство по делам молодежи…
Сегодня приоритет отдается семейному воспитанию. Государство отнюдь не стремится лишать родителей их прав, напротив, пытается помочь неблагополучной семье: трудоустраивает, организует лечение от алкоголизма, помогает материально…
И первыми на контакт с детьми из неблагополучных семей выходят уполномоченные по правам ребенка. Особое внимание мы уделяем доверительному разговору с детьми один на один, что называется, по душам. Это помогает принять правильное решение.
— Но ведь лишать родительских прав все равно приходится?  
— Для нас это очень болезненная тема. Лишение родительских прав является исключительной мерой семейно-правовой ответственности родителей за ненадлежащее осуществление родительских прав и обязанностей, когда исчерпаны другие способы воздействия на недобросовестных родителей. Такое решение принимает суд.
К сожалению, ежегодно более 100 родителей в нашей области лишаются судами родительских прав, еще около 30 ограничиваются в этих правах на время. Число таких горе-родителей год от года становится меньше, но не так быстро, как хотелось бы.
При уполномоченном в целях сохранения целостности семьи и защиты детей третий год на постоянной основе работает межведомственная группа, в которую входит 15 человек — две группы из чиновников и представителей общественности.
Мы собираемся ежеквартально, при необходимости, бывает, и чаще. Просматриваем материалы очень внимательно, поскольку хорошо знаем, какие тяжелые последствия может вызвать ошибка. Изучаем положительный опыт работы с семьями, находящимися в социально опасном положении, для трансляции его в муниципальные образования области.
Скажу, что за те четыре года, что я защищаю права ребенка, у нас не было ни одного незаконного изъятия ребенка у родителей. Да и их количество стало меньше вдвое, возможно, благодаря активизации работы органов и учреждений системы профилактики, направленной на сохранение и коррекцию семьи. Мы не допускали изъятия ребенка из семьи за невыполнение родителями своих обязанностей, когда домашние проблемы обусловлены не их виной, а тяжелым материальным положением, сложной жизненной ситуацией либо болезнью.
— Если лишение родительских прав — мера сугубо вынужденная, то потеря родителей, например, из-за несчастного случая, лежит в иной плоскости. И здесь вмешательство государства в судьбу ребенка, оставшегося сиротой, стоит только приветствовать?
— По ныне существующему закону, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, государство поддерживает до 23 лет. Соответственно, ими занимаются уполномоченные по правам ребенка. А по достижении этого возраста сироты переходят под защиту уполномоченных по правам человека.
Ежегодно я получаю 160 – 180 письменных обращений, они самые разные. Вот несколько ситуаций из последних.
Позвонила женщина с материка и сообщила, что в Южно-Сахалинске живет ее дальняя родственница, сирота. Из-за пандемии не может устроиться на работу, нигде на учете не состоит. Дала контакты. Я связалась с этой девушкой, выяснила обстоятельства дела, подключила различные государственные службы. И вот теперь девушка получает пособие, это на уровне средней зарплаты по региону, мы подыскиваем ей работу.
Или еще пример. Обратилась к нам женщина, сама она из Бурятии, там зарегистрирована, а живет в областном центре. Она многодетная мать. Хотела получить помощь в областной кассе взаимопомощи — той самой, что была организована в марте, с началом пандемии, но получила отказ. Обратилась к нам.
Мы стали разбираться и оказали ей помощь в сборе документов для получения продовольственного пайка. Вообще, мы стараемся поддерживать многодетные семьи: например, все школьники из таких семей получают бесплатное питание, хотя еще совсем недавно такой меры поддержки у нас не было.
— Есть ли сложности в вашей работе?
— Поперек дороги, как говорится, никто не становится, многие вопросы решаются на личных контактах, но определенные сложности, конечно же, есть. Например, каждый имеет право на жилье, так записано в Конституции. А в реальности этот вопрос решается крайне сложно! И не только потому, что много аварийного жилья, приходится людей переселять в первоочередном порядке. Многие утратили жилье, проживают без регистрации, таким невозможно встать в очередь. И мы им помогаем. Несколько таких вопросов решили в Смирныховском районе…
Или вот еще группа вопросов, она касается школ. Мест не хватает, и часто получается так: семья живет в одном районе города, а место первокласснику выделяют в другом районе. Приходится вмешиваться. Попутно решаем и проблемы со школьным питанием: некоторые СОШ не имеют своих кухонь, питание им приходится привозить. В общем, сложностей хватает, не все удается решить сразу и быстро, но мы стараемся довести любое дело до конца.
— Например?
— Есть в Александровске-Сахалинском одна семья, у нее ребенок-инвалид. Живут на третьем этаже. И чтобы иметь возможность вывозить ребенка на прогулку, необходимо специальное оборудование. Местная администрация приобрела его, но отнеслась к этому делу формально, семья принять это оборудование отказалась. На том основании, что это оборудование ребенку не подходит.
Проблемой мы занимаемся не один месяц, уже построен пандус, чтобы можно было вывозить ребенка, продолжаем решать вопрос о приобретении именно такого оборудования, которое необходимо. Думаю, все-таки он будет решен.
— Середина июля, время отпусков, а уполномоченный по правам ребенка на своем рабочем месте. Много дел?
— Их всегда хватает, в том числе и неотложных. Сегодня с утра я побывала в Березняках — в составе комиссии ездила на приемку оздоровительно-досугового центра «Юбилейный». Там начинается первый в этом году заезд детей.
Из-за пандемии количество путевок сокращено ровно в два раза: отдохнуть за смену смогут всего сто детей. Это очень мало, конечно. Утешает то, что это не единственный на Сахалине лагерь детского отдыха, а кроме этого в июле продолжат работать группы при школах.
Кстати, Сахалинская область стала первой, которая открыла детский оздоровительный сезон. В Хабаровске эту тему только готовятся обсуждать, в Магаданской области в этом году организованного детского отдыха не будет, Амурская область планирует открыть центры отдыха лишь с первого августа…
Для нашей области с ее влажным прохладным климатом каждый солнечный день на счету. И очень хорошо, что даже в сложных условиях областному правительству удается решать эти вопросы.

Беседовал Сергей ЧЕВГУН.