Сахалинец восстановил в квартире мотоцикл Иж-49

Несколько лет назад механик из областного центра купил сохранившийся мотоцикл Иж-49. Даже не мотоцикл, а кучу ржавых запчастей. Сегодня скрупулезно восстановленная ретромашина на ходу, и двухколесного красавца из 50-х годов можно видеть на городских улицах.

«Ласточка» механика Леонида Мосяго.

Самый дорогой член семьи

Лучшую комнату своей квартиры южносахалинец Леонид Мосяго уступил старому советскому мотоциклу — как лучшему другу!

Принес раму, очищенную от ржавчины пескоструйным аппаратом, поставил ее посреди зала, застелив ковер пленкой и тряпками. Каждую чистую часть подвески, двигателя, трансмиссии, восстановленную самостоятельно или купленную через интернет, Леонид нес домой, аккуратно водружал на место.

Владелец мотоцикла показывает мне видео первого запуска двигателя в квартире: мотор ревет, выпускает клубы дыма после одного рывка педали стартера.

А я вспоминаю шуточный вопрос из кроссворда в советском «Крокодиле»: «Спальня самого дорогого члена семьи?». Ответ тогда удивил и запомнился: гараж. Куда мотоцикл и переехал, как только деликатные работы с двигателем были завершены.

Ласточка из гаража

Спальню «самого дорогого члена семьи» Леонид приобрел поближе к дому.
Подходим к гаражу, владелец открывает дверь, снимает импровизированный чехол с темно-синего любимца.

— Вот моя ласточка! Даже цвет краски подобрал, какой должен быть.

По его словам, прямой связи с моделью у него не было, просто понравился внешний вид и конструкция. Развалину Иж-49 Леонид купил в Приморском крае за пятнадцать тысяч рублей вместе с документами.

От приобретения мото-развалины до запуска и обкатки машины прошло три года. Беда была с цилиндром: немецкая промышленность страдала от нехватки алюминия. Поэтому значительную часть двигателя делали из чугуна.

— На цилиндре была раковина, — сетует мотовладелец, — пришлось растачивать. Но ничего, еще три раза можно расточить… Мотоцикл красил четыре раза. Когда снимал слои, нашел даже коричневый цвет. Не мог понять, что это такое, потом сообразил: половую краску в ход пустили.

Особенно бережно Леонид относится с «шильдику» — алюминиевой табличке, на которой указаны марка и номер мотоцикла. Оригинал хранит дома, а на покрашенный Иж поставил новодельный дубликат.

— В какую сумму обошлась реализация смелого плана?

Леонид немного смущается.

— Это мечта, не считается… Глушитель 26 тысяч, каждая покрышка стоит пять тысяч… С пересылками обошлось примерно в 300 тысяч.

Владелец восстановленного Иж-49 уверен, что восстановить мотоцикл может практически каждый: запчастей к старой технике хватает. Но я в этом сомневаюсь.

Леонид — исключительный человек. Он не только любитель техники, он опытный и образованный механик, обслуживает тяжелые машины на площадках сахалинских нефтяных проектов. Даже когда владелец Иж-49 доходчиво объясняет мне особенности конструкции или немецкий подход к деталям, я беспомощно бултыхаюсь в болтах, гайках, шагах резьбы…

На наших дорогах

— На распределительной коробке пять положений ключа, — показывает Леонид. — Есть ночной режим с фарой, есть с габаритом и подсветкой спидометра.

Иж-49 из гаража Леонида Мосяго восстановлен в полном соответствии с мотоправдой. У машины есть габаритный фонарь, но нет стоп-сигнала и поворотников, поэтому прочих участников дорожного движения наездник будет предупреждать руками. Эти требования сохранились в современных правилах: если мотоциклист на ваших глазах машет рукой или сгибает ее в локте, он просто уведомляет вас об остановке или маневре.

Каким он был…

Единственная современная деталь — зеркало зад­него вида. Без него управлять машиной в современных автопотоках трудно и опасно. Оно вписано в дизайн модели и гармонирует с изящ­ными раструбами выхлопной системы. Они стремительно сужены по канонам дизайна техники 40 – 50-х годов.

Вообще, машина выглядит очень современно. Рядовой горожанин, встретив Иж-49 на улицах города, примет его за современный мотоцикл. Разве что экипировка водителя подскажет, что это ретромодель: специально для поездок Леонид приобрел оригинальную каску-моргуновку (или «арбуз»), подлинные мотоциклетные очки и краги, в которых незадачливый волк из мультфильма «Ну, погоди!» преследовал зайца.

Невельская фамилия

Отец Леонида работал водителем, поэтому приобретение сына оценил сразу же.

— Когда я бате сказал, что купил мотоцикл, он ответил: «Зачем он тебе нужен?», — смеется Леонид.

Батя в юности ездил на Иж-49 в Сибири, пока учился в вузе, а до того в Невельске, где и сегодня фамилию Мосяго вспоминают не сразу, но хранят в районной памяти.

Дед любителя мотоциклов, Леонид Антонович, 16 мая 1946 года был назначен первым заведующим районной библиотекой. Эта дата считается днем рождения невельской библиотечной системы.

Книжный фонд собирали с помощью населения, люди жертвовали книги из домашних собраний. К 49-му году в районе, кроме библиотеки в Невельске, работали две избы-читальни, два Дома культуры, восемь клубов, два кинотеатра, пять киноустановок.

Всем этим хозяйством руководил Леонид Мосяго-старший, когда в 1955 году его назначили заведовать районной культурой.

В те годы работникам культуры на своих двоих приходилось носить вдоль Татарского пролива тяжелые рюкзаки с источниками знаний в Горнозаводск и Шебунино.
Как не задуматься о мотоцикле?!

Резины не жалели

В невельской газете «Ленинец» по большому репортажу с первомайской демонстрации 1962 года мчится колонна мотоциклистов. Транспарант над мотоциклом с коляской и подпись к фото говорят: это рабочие шахты № 4, будущей «Горнозаводской».

На фото из книги «С морем повенчанный: городу Невельску 150» мотоциклисты шеренгой выстроились на улице — в 60-х годах «байкеров» в богатом и трудовом райцентре было куда больше, чем сегодня. Подпись к фото свидетельствует: кроме демонстраций и спортивных заездов, сахалинские мотоциклисты участвовали в масштабных пробегах — невельские мотоциклы в 60-х годах проехали по всему СССР.

О достижениях мото-сахалинцев писал и «Советский Сахалин». В номере от 6 октября 1968 года опубликован репортаж Анатолия Стригина, журналиста и участника пробега, приуроченного к 50-летию ВЛКСМ. Тогда за 81 день наши байкеры прошли 25 тысяч километров, проводя за рулем по 18 – 20 часов в сутки.

«Дороги Кавказа называют иногда серпантином: бесконечные повороты, спуски, подъемы, — писал Стригин. — Идем в режиме 40 – 70 километров в час, заметно сносилась резина, но двигатели работают хорошо».

Детали добавил механик пробега Владимир Плеханов:
«В сутки по сибирским дорогам мы проходили по 200 – 300 километров, а в Европейской части Советского Союза — от 300 до 700 километров».

Кстати, юбилей комсомола отмечали на ижевских машинах «Планета» и «Юпитер» — внучках Иж-49.

Книга — друг механика

От именитого деда Леониду-младшему, кроме вспыхнувшей мотоциклетной страсти, досталась и любовь к книгам. Пока мы пили чай в его квартире, он успел показать несколько уже раритетных советских изданий, целую летопись этапов сборки Иж-49, фотографии из поездок по стране.

— А вот этот видишь? — Леонид показывает мне фото из музея мотоциклов в каком-то черноморском городе. — Это жемчужина! Иж-350, еще немецкий, они до 51-го года выпускались. Видишь, у него вилка впереди была, а сзади амортизаторов не было. А вот этот «сорок девятый», колясочник…

Перед началом работы и в процессе Леонид Мосяго собрал и изучил, наверное, всю литературу об Иж-49, которую можно было получить. На книжной полке самодеятельного мотомеханика «Эксплуатация и ремонт мотоциклов» 1956 года, каталог запасных частей мотоцикла, «Краткое описание и инструкция по уходу» 1951 года. И даже «Подготовка мотоцикла к соревнованиям» 1954 года.
Книги Леонид заказывал в интернете через специализированные сервисы.

Особые мотолюди

Леонид Мосяго не относит себя к «байкерам», в мото-тусовках или соревнованиях не участвует. По его словам, Иж-49 — игрушка и хобби. Но мне кажется, он скромничает. Потратить три года жизни на тщательное восстановление заслуженной советской машины может далеко не любой сахалинец.

Для обладания простой игрушкой — даже если речь о современном байке! — хватит только времени и денег. А вот для воссоздания части нашей исторической памяти потребуются знания, опыт, целеустремленность и желание.

Леонид рассказывает о прочих сахалинских механиках, тратящих время и немалые деньги на воссоз­дание исторических машин в Южно-Сахалинске. И я вспоминаю забайкальского предпринимателя, который, владея магазинами запасных частей для японских автомобилей, собрал в городе Шилке целый военный автопарк — с легендарной полуторкой, виллисами и студебеккером. И каждый День Победы в дикие степи Забайкалья из Шилки выезжает целый автопарад.

Теперь, встречая на улице восстановленный Иж-49, сразу буду вспоминать невельских шахтеров, библиотекарей, саха­линских комсомольцев и журналистов «Советского Сахалина», пересекавших на ижевской технике нашу великую Родину.

Николай Шелепов.

Справка

Мотоцикл Иж-49 выпускался Ижевским машиностроительным заводом с 1951 по 1958 год как в одиночном варианте, так и с коляской. За эти годы больше полумиллиона этих машин вышло на дороги страны. Модель прекрасно подходила для наших проселков: подвеску заднего колеса берегли амортизаторы, телескопическая вилка впереди делала ход двухколесного красавца мягким.

А получили мы такую машину благодаря победе народа в Великой Отечественной. В счет репараций из побежденной Германии ижевских машиностроителей оснастили немецкими станками завода Dampf Kraft Wagen (DKW).

В 1946 году в СССР приехал главный конструктор DKW Герман Вебер с командой инженеров. Они оперативно развернули у нас производство готовой модели своей машины NZ-350. Потом немного довели ее до ума и выпустили тот самый Иж-49.