Сын Отечества. Уникальная судьба уникального человека

Александр Самарин: старший сержант и почетный ветеран Сахалинской области.

Александр Матвеевич Самарин – коренной сахалинец. Ему 98-й год. Родился 15 августа 1923 года в селе Дербинское Тымовского района. Биография этой многодетной семьи – часть истории нашей страны. Отец, Матвей Иванович Самарин, в 1937 году был арестован и расстрелян. Репрессии затронули все село, пожалуй, не осталось ни одного двора, где бы ни оплакивали безвинно пострадавших мужиков…

Выживали за счет личного хозяйства, крепких семейных устоев. Люди этого поколения рано взрослели. Познали тяготы военных лет. Не потеряв силы духа, учились мирной жизни. Растили – себя, в профессиональном смысле, детей. Не потеряли силы духа и сегодня. Удивительные люди!

Самарин награжден орденом Отечественной войны 2-й степени, многочисленными медалями, в том числе «За боевые заслуги», «За победу над Японией». В апреле 2012 года – медалью «Почетный ветеран Сахалинской области». Входит в состав президиума Углегорского совета ветеранов. У него трое внуков и одна внучка, шесть правнуков.

«Расстрелянное» детство

В селе Дербинское лентяев не водилось, к физическому труду были причастны все дети с малолетства.

– Отец в свое время сам поставил дом, – рассказывает Александр Матвеевич. – Две просторные комнаты, сени, поднавес для снопов. Кормились за счет своего хозяйства.

Вместе с братьями жали серпами ячмень, овес, молотили. Содержали огород, росло все кроме помидоров. Примером для нас всегда были родители и дед Иван Данилович Самарин, в 80 лет он сеял овес, горох, собирал урожай овощей. Отец добывал в тайге дичь, собирал ягоды и грибы, был мастером на все руки, снабжал односельчан самодельными телегами, колесами. Нас с братом (он 1921 года рождения) к делу приучил. И сейчас помню, как вместе шли мы на болотистые места, выбирали ясень, чтоб 40 – 50 сантиметров в обхвате, спиливали и доставляли домой.

У отца был станок (сам сделал) для обработки древесины, из размеченного и очищенного от сучков ясеня мастерил ступицы колес…

Жили, говорит ветеран, дружно, оберегали младших, девочки в основном занимались домашним хозяйством. А какой вкусный хлеб пекла в русской печи мама Аграфена Никандровна!

Трудолюбие и дисциплина – это все из далекого детства. Отец в строгости держал, мог и ремень в ход пустить при случае…

Работала сельская детвора и на пришкольном участке, колхоз выделил около гектара земли. Собирали хороший урожай овощей.
В памяти ветерана день, когда он пошел в первый класс.

– Нарядили меня, брюки, белая рубашка, – рассказывает он.– Из картона сделали звезду, красной материей обтянули. Светлый праздник какой-то!
Но в 1937-м грянули черные дни. Плакало село, в котором – вдруг оказалось – скопище «врагов народа». По сфабрикованным доносам, как выяснилось годы спустя, были арестованы почти все мужики. Матвея Самарина, отца восьмерых детей, постигла та же участь. Расстреляли…

Ветеран говорит, что, повзрослев, ездил к месту расстрела. Арестованных держали в холодных поднавесах бывшего погрансовхоза. Выводили, вроде бы, на выкорчевку пней, и – из пулемета…

Первой строкой в долгой трудовой биографии Самарина стала артель «Красная Заря», пошивочная и сапожная мастерская. Научился шить сапоги, одна такая «историческая хромовая пара» передана в музейно-мемориальный комплекс «Победа» в Южно-Сахалинске.

Зарплата, мягко говоря, была невысокой, пришлось менять сферу деятельности. Парня приняли почтальоном. Участок большой, сумки тяжелые. Он до сих пор помнит свою корреспонденцию. Журналы «Крестьянка», «Работница», «Партийная жизнь», газеты «Правда», «Советский Сахалин». Много-много писем, родственники слали весточки с материка сахалинцам, среди которых были и сосланные на остров каторжане. Не одну приходилось делать «ходку» с толстой сумкой на ремне…

Война не закончилась в 1945-м

В 1942 году призвали на армейскую службу. В Александровске-Сахалинском почти 500 сахалинских призывников ожидали парохода. Курс держали на Владивосток. Путь был опасным, японцы контролировали часть морской территории. Безопасности ради юношей везли в трюме. Разместили на Первой речке в казармах из красного кирпича, построенных еще Петром первым.

– Недели две провели в ожидании, – вспоминает Самарин. – Потом приехали так называемые «покупатели» из дальневосточных воинских частей. Мне «выпало» село Корфовка, что на границе с Китаем. Сразу же зачислили в школу младших командиров, проучился 9 месяцев, получил звание сержанта и был направлен на Корфовские высоты. Жили в землянках, обогревались «буржуйками» и шинелями. Скудное армейское питание приправляли лесными дикоросами (дикий лук, чеснок, крапива).

Когда в августе 1945-го началась война с Японией, 112-й стрелковый полк, в котором служил Самарин, был по тревоге переброшен к озеру Ханка, затем с боями войска продвигались вглубь территории Китая, освобождая земли от японских захватчиков.
Первый бой приняли близ станции Мадахэ под шквальным перекрестным огнем пушек, пулеметов. Одержали победу.

Второе сражение произошло в окрестностях города Муданьцзян. Огневая точка противника располагалась на сопке. Эта высота получила название «Лохматая». Если атаковать «в лоб» – неприступная крепость. Было принято решение зайти с тыла – неожиданно для врагов, среди которых было немало «смертников». В бою они отчаянны и особо жестоки…

– Убитых волокли на плащ-палатках, – говорит ветеран. – Младшему лейтенанту оторвало обе ноги, страшно было смотреть на его мучения…

Тяжелым стал и последующий бой за «Лохматую», в котором погиб Петя Витаев, друг детства Самарина – попал «на мушку» снайпера. Тело похоронили в братской могиле, завернув в плащ-палатку.

Что касается японцев, был приказ: тех, кто сдается, брать в плен, кто сопротивляется – расстреливать.
– Вытащил я как-то из кустов японца, такого молодого красивого парнишку, – вспоминает Самарин. – Честно, пожалел, хотя он и долго сопротивлялся, можно было и расстрелять. Заставил сдаться в плен: срезал ремни со штанов, так он и передвигался, держа их руками, до наших позиций.

С боями дошли до Харбина, за проявленные смелость и отвагу Самарина наградили орденом Отечественной войны 2-й степени. Но армейскую шинель он снял только в 1947 году (вернее, в ней и вернулся в родное Дербинское). Уже после победы над Японией продолжал нести службу в Приморье в качестве мастера на складах с химическим и трофейным оружием. После демобилизации пароходом (опять же в трюме!) доставили из Владивостока в Холмск. Из сахалинского призыва 1945-года их осталось только двое, Самарин и парень из Ноглик.

Из Холмска приехали в Южно-Сахалинск. Света белого не видать, сплошной смог, поскольку все отапливалось углем.
До Дербинского, говорит ветеран, шли пешком… Не беда: дорога домой всегда легка.

А. Самарин среди ветеранов. И каждый думал о былом…

Где родился, там и пригодился

Сняв шинель, сразу окунулся в трудовые будни. Вернулся на почту агентом 1-го разряда. Почтовые отправления доставляли из Победино в Тымовское, затем развозили по селам. В Победино сопровождали специальные страховые мешки с деньгами. Ответственность большая, но Самарину оказалась по плечу. Никаких потерь!

В 1948 году он создал семью. У родственников квартировалась девушка, пришел брата проведать – и «пропал холостяк»! Пропал на долгие годы, троих детей родили и воспитали. Жили в отцовском доме, потом Самарин и свой построил.
Работала жена бухгалтером на Тымовском пищекомбинате. Зарекомендовала себя хорошо, а в 1962 году ей предложили место уже главного бухгалтера на Углегорском пищекомбинате.

– Я поехал «на разведку», – вспоминает ветеран. – Городок понравился, море рядом, квартиру дают на 1-й Набережной улице. Для меня тоже работа найдется – почему бы и не переехать? Главный адрес все равно останется прежним – Сахалин. Скажу так: много где побывать удалось за свою жизнь, но краше нашего острова нет места!

В Углегорске долгое время работал на местных предприятиях коммунального хозяйства – бухгалтером, техником, управляющим, инженером. На ЦБЗ – мастером по капитальному ремонту. Тепло вспоминает тот период. Не завод – сказка, со своим общежитием, поликлиникой, профилакторием, подсобным хозяйством и столовой с доступными каждому ценами и разнообразным меню. Все условия были созданы для комфорта сотрудников.

Александр Матвеевич Самарин в Углегорске – известная личность. Непременный участник всех мероприятий, связанных с военной эпохой.
Несмотря на возраст, интересный собеседник, сохранил память, эмоциональность, юмор. В 2012 году к воинским наградам приплюсовал медаль «Почетный ветеран Сахалинской области».
Доброго здоровья, Александр Матвеевич!

Лариса ПУСТОВАЛОВА.

Фото предоставлены Углегорским городским советом ветеранов и областным музейно-мемориальным комплексом «Победа».