Героями рождаются. Майор Виктор Дудкин в мирное время совершил боевой подвиг

По жизни Виктор Дудкин был человеком легким и смешливым. В бою – несгибаемым и бесстрашным.

27-летний Виктор Дудкин стал самым молодым Героем России в управлении «В» Центра специального назначения ФСБ России (группы «Вымпел). 2 августа 2004 года за мужество и героизм, проявленные при выполнении служебного долга в Северо-Кавказском регионе, Указом президента РФ ему посмертно было присвоено это звание. 7 октября 2020 года ему бы исполнилось 44 года.

Последний час
В ночь на 22 июня 2004 года отряд боевиков численностью несколько сотен человек во главе с вожаком Шамилем Басаевым внезапно вошел в город Назрань. Бандиты нападали на воинские части, захватывали блокпосты на федеральной трассе, брали под контроль основные автомагистрали и центральные улицы города, жгли и разрушали здания. Безжалостно расстреливали работников государственных органов и сотрудников силовых структур. По официальным данным, за сутки от рук боевиков погибло 90 человек.
– В середине мая 2004 года наш отдел выехал в служебную командировку на Северный Кавказ. 30 мая при проведении специальной операции по нейтрализации боевиков в сельском поселении Ингушетии я получил тяжёлое ранение. И Витя одним из первых поспешил на помощь, – рассказывает друг и сослуживец Дудкина полковник, сотрудник управления «В» Центра специального назначения ФСБ России в отставке Сергей Будкин (2016 – 2019 гг. – главный федеральный инспектор по Сахалинской области, 2019 г. – заместитель губернатора области. – Ред.). – Он оттащил меня с места подрыва на безопасное расстояние, вколол несколько ампул обезболивающего средства и останавливал кровотечение. Во время этих процедур поддерживал меня шутками.
На следующий день меня эвакуировали из госпиталя Владикавказа в Москву. Парни из отдела приехали проводить, и Витя, пожимая мне руку, сказал: «Серый, давай долго не задерживайся в госпитале!». Тогда я, конечно, не предполагал, что видел его живым в последний раз…

В очередной служебной командировке.

– 22 июня в Назрани наша группа попала в засаду. Город горел, помощи ждать было неоткуда. Перестрелка с боевиками продолжалась с 23 часов до рассвета. Трое офицеров нашего отдела погибли. – Вспоминая этот неравный бой, Николай (действующий сотрудник отдела управления «В» Центра специального назначения ФСБ попросил не называть его фамилию) рассказал, что первым под пулеметный обстрел попал командир группы подполковник Андрей Черныш. Он пересекал площадь под шквальным огнем. Падая на землю, раненый махнул рукой…
– Значит живой, – заметил Виктор Дудкин. И, не раздумывая, кинулся командиру на помощь. При том, что в сравнении с сослуживцами Черныш был просто богатырь – под два метра ростом, крепкой комплекции да еще в полной боевой экипировке – шлем, бронежилет, снаряжение весом больше 20 кг…
Сотрудников управления «В» Центра специального назначения ФСБ России обучают всему экстремальному, что может пригодиться в спецоперации. Но в данном случае не требовалось спускаться по отвесной скале, прыгать с парашютом или пересекать вплавь бушующую реку. Нужно было бесстрашно шагнуть под шквал пулеметного огня на помощь боевому товарищу. И офицер Виктор Дудкин сделал это. Не по команде, а по совести.
С трудом Виктору удалось вытащить истекающего кровью командира из-под обстрела, подтянуть поближе к подъехавшему БТРу. Но пуля попала и в молодого офицера, видимо под бронежилет, в спину. Превозмогая боль, он четко передал по рации: «Андрей – 200» (значит, погиб), «я – 300» (ранен).
Николай в этот момент переговаривался с Дудкиным по связи. И потом не раз вспоминал, как тот, сказав, «ног не чувствую», в свойственной ему смешливой манере, добавил: «я не вру…».


На помощь теперь уже Виктору бросились военврач группы Всеволод Жидков и Василий Третьяк, военврач-пограничник. Но… Прилетевшая со стороны бандитов граната попала Всеволоду прямо в грудь и разорвалась. Так они погибли, спасая друг друга.
БТР горел. Спецназовцы вели бой, удерживая противника плотным автоматным и пулеметным огнем и не давая ему возможности приблизиться.
Помощь группе подошла только к утру, когда удалось прорвать бандитское окружение. К этому времени у офицеров уже иссякли боеприпасы, да и воевать по сути было некому – 11 человек из 14 оставшихся в живых были ранены.
Погибших в этом жестоком бою офицеров похоронили рядом, на алее Славы Николо-Архангельского кладбища в Москве.

Каким он парнем был
– Мы жили в Вентспилсе, в Латвии, – рассказывает старший брат Виктора Дудкина Анатолий. – Родители служили в Краснознаменном Прибалтийском пограничном округе пограничных войск КГБ СССР. Я пошел в суворовское училище, Витя – тоже. После он окончил Московское высшее пограничное училище. Военным стал осознанно, ведь защищать Родину – профессия для настоящего мужчины.
В середине 1990-х, когда зарплату военным не платили по полгода и больше, в армии начались увольнения. Некомплект офицерского состава стал ощутимым. В связи с этим военные вузы перешли на ускоренный курс обучения, присваивая курсантам звание «лейтенант» по окончании 3-го курса. Для получения второй – гражданской – специальности юриста можно было продлить учебу еще на два года. Но Виктор решил идти в армию после ускоренного курса.


Он сделал свой выбор и никогда о нем не жалел. Он вообще был человеком, который не боялся принимать решения и нести за них ответственность.
Первое место службы молодого лейтенанта – Ставрополь, Краснознаменное Северо-Кавказское региональное пограничное управление. По рассказу его брата, командиры знали, что Дудкин мечтал о спецназе и подавал рапорты о зачислении в «Вымпел». Поэтому отнеслись к нему, как к временщику, назначив на первую свободную должность – командиром строительного взвода. Вот там впервые и пригодились его отменная физическая подготовка, сила воли и стрессоустойчивость.
Почти через год его приняли в легендарное спецподразделение «Вымпел», где служат самые сильные и отважные офицеры страны. И пошло – учеба, тренировки, многомесячные спецкомандировки, тяготы и лишения походной жизни, опасность, подстерегающая на каждом шагу. Но при всем при этом Виктор оставался открытым, позитивным человеком.
– Он никогда ни на что не обижался, всегда готов был помочь и поддержать. У него даже позывной был добродушный – Маус, – вспоминают сослуживцы. – Был с невероятным чувством юмора, заводилой в любых компаниях. Все свежие анекдоты у нас от него. В гражданской жизни – эстет и модник. Любил красиво одеваться. Выглядел как молодой Леонардо Ди Каприо.
Сыном Виктор был заботливым и внимательным. Старался оградить родителей от лишних волнений. Отправляясь в очередную командировку в зону конфликта, безмятежно говорил маме, что летит на учения на Черное море или же на курсы повышения квалификации в Новосибирск.
Ну а дома, в семье, где росла дочь, был самым добрым папой и любящим мужем. Его супруга Диана считает, что древнегреческая легенда про две половинки, которые ищут друг друга по свету, это как раз про них с Виктором. Они встретились, стали частью единого целого и были счастливы.
– Мне просто повезло, настолько близкий и родной человек был со мной рядом, – говорит Диана.

Честь имею
После гибели майора Дудкина журналисты напишут, что военный романтик по натуре, он не представлял свою службу в рутине ежедневных однообразных построений, смотров или нарядов, он жаждал движухи, новых ощущений в испытании собственных сил. Некоторые называют таких офицеров наивными патриотами, но ведь именно они, такие патриоты, не интересующиеся сплетнями и слухами, не впадающие в политические дрязги и интриги, не гонящиеся за шорохом купюр, и есть элита нашей страны.
С началом контртеррористической операции на Северном Кавказе Виктор участвовал в выполнении специальных заданий по установлению и обеспечению конституционного порядка в этом неспокойном регионе. Вскоре был награжден медалью «За отвагу», затем – ведомственной наградой ФСБ России «За участие в контртеррористической операции» и именным холодным оружием президента Владимира Путина.
– Тому, что Виктор совершил этот подвиг, никто из наших даже не удивился, – рассказывает один из сотрудников отдела, в котором служил майор Дудкин. – Он никогда не был предателем, даже в мелочах. Принципу спецназовца «сам погибай, а товарища выручай» Виктор следовал при всех обстоятельствах.
Года за четыре до той трагической ночи Дудкин попал в воздушную переделку. Подвела техника. Группа возвращалась с боевого задания. Когда вертолет пошел на посадку, борт закрутило и боком понесло вниз. После столкновения с землёй вертолёт раскололся. Большинство парней получили открытые переломы, сотрясение мозга.
Виктор вытаскивал боевых товарищей из обломков, оказывал первую помощь. И при этом даже отшучивался на вопрос: «Почему же ты не «поломался» во время падения?», фразой «это вы падали, потому что тяжелые, я – маленький и лёгкий, и поэтому парил в воздухе».


Но последствия того «парения» не заставили себя долго ждать. У Виктора появилась проблема с позвоночником, и он начал подумывать о переводе в другое структурное подразделение службы.
Анатолий Дудкин вспоминает, что перед последней командировкой тот поделился планами: «Это будет крайняя для меня командировка, брат. Мне немного не по себе, я понимаю, что столько никому везти не может, надо переводиться».
От предложения остаться дома и пройти медицинское обследование, чтобы выяснить причину недомоганий и полечиться, Виктор наотрез отказался. Сказал, что, если вместо него на Кавказ полетит кто-то другой и погибнет, то он себе своей слабости не простит никогда. Словами «совесть моя чиста и такой должна оставаться» он завершил разговор.

Жизнь после
– У Виктора никогда не возникало желания закончить военную службу, – говорит супруга Диана. – Он был на своем месте и жил этим. В спецоперации погиб его друг, и я очень нервничала, когда муж уезжал в очередную командировку.
Но если бы прокрутить события назад, я все же никогда бы не стала его уговаривать уйти со службы.
Это было бы неправильно. Мужчина должен реализоваться в том, в чем его призвание.
Диана больше не вышла замуж. Живет в Москве, вдвоем с дочерью Анной. Девушка окончила престижный московский вуз – лингвистический университет им. Мориса Тореза, уже работает. Боевые друзья Виктора всегда рядом с семьей погибшего товарища.
Дважды Диана ездила в Назрань, была на том месте, где трагически оборвалась жизнь ее мужа. Хранит о нем память.


На протяжении последних пяти лет в октябре Диана и Анна Дудкины прилетают на Сахалин на несколько дней. Здесь проводится турнир по армейскому рукопашному бою памяти Героя России майора Виктора Дудкина. По инициативе его друга и сослуживца Сергея Будкина эти соревнования в Южно-Сахалинске стали ежегодными. За что супруга Героя ему очень благодарна.
– Работая на Ямале, я организовал турнир по самбо памяти офицеров ЦСН ФСБ России, погибших в Беслане. Этот турнир теперь проводится каждый год и имеет огромное патриотическое и воспитательное значение для молодёжи, – рассказывает Сергей Будкин. – Мне хотелось, чтобы турнир памяти моего друга Героя России Виктора Дудкина получил прописку именно на моей малой Родине, на Сахалине. Когда я вернулся в Южно-Сахалинск в качестве главного федерального инспектора, озвучил эту идею президенту Сахалинской федерации армейского рукопашного боя Евгению Пряхину. Вот так родилось это мероприятие у нас на острове.
– На таких примерах, как подвиг Виктора, учится наша молодежь, – говорит бывший сослуживец Николай. – Это дорогая цена учебы, которую мы проходим. Это часть жизни, которую мы проживаем.

Татьяна АЛЕКСАНДРОВА.
Фотографии из альбома семьи Дудкиных.