«Маму можно было спасти!» О цене медицинской ошибки и чувстве справедливости

В руках операционной бригады жизнь пациента.

«Мою маму убили на операционном столе…» – статья под таким заголовком была опубликована в «Советском Сахалине» 6 октября 2020 года. В ней шла речь о том, что житель Шахтерска Углегорского района Андрей Усольцев не согласился с выводами экспертов и органов следствия о причинах смерти на операционном столе его матери… Он убежден в том, что женщину можно было спасти, если бы не ошибки в действиях медицинского персонала.

На момент публикации возбужденное в отношении врача-хирурга Эркина Акаева уголовное дело было прекращено, и орган предварительного следствия не нашел оснований для удовлетворения ходатайства Андрея Усольцева о назначении повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы по данному уголовному делу, а также проведении очной ставки и отмене постановления о прекращении уголовного дела.

А в ответ – «примите соболезнования»

Рассказывая об этом, Андрей Усольцев еле сдерживает эмоции.

– Прошло больше двух лет. У меня накопилась большая кипа документов. Это ходатайства и жалобы в разные инстанции: следственный комитет РФ и следственное управление области, прокуратуру области, региональное управление Росздравнадзора… Список можно продолжить.

Последнее заседание Углегорского городского суда состоялось 21 октября 2021 года, на котором присутствовали врач-хирург Акаев с адвокатом, судья, я и прокурор.

Уголовное дело состояло из четырех томов. Каждый том рассматривался почему-то при новом представителе обвинения. Оставалось рассмотреть последний том, но 9 октября судья объявила, что судебный процесс прерывается из-за срочной операции у подсудимого хирурга. Его, как выяснилось, не отстраняли от работы на время суда.

Процесс «поставили на паузу»… А затем судья ушла в отпуск до 21 октября. Дело не было передано какому-то другому судье. И срок рассмотрения уголовного дела истек.
Хирург Акаев, воспользовавшись этим, заявил ходатайство об освобождении его от уголовного преследования ввиду истечения срока давности. В результате дело закрыли по нереабилитирующим основаниям, и Акаев дальше продолжает практиковать в больнице. Никто ответственности за смерть моей мамы не понес. Я считаю, рассмотрение этого дела затянули по времени все – и следственные органы, и прокуратура, и суд.

После обращения в управление Росздравнадзора, инстанции, призванной бдительно следить за положением дел в медицинской сфере, никто из сотрудников контролирующего органа с ним на связь не вышел, не поинтересовался, не проявил человеческого участия. Прислали только формальное «примите соболезнования».

«Моя мама всю жизнь несла тепло и свет людям»

Людмила Николаевна Усольцева – дитя войны, 1943 года рождения. Родилась в Приморье – в селе Платоновка Ханкайского района. В конце 1960-х, после очередного наводнения в Приморском крае, она с мужем переехала на Сахалин.

Четыре десятка лет жизни Людмила Николаевна посвятила работе на центральной электростанции (ЦЭС). Эта станция, расположенная в трех километрах от Шахтерска, действовала еще с японских времен. Сейчас ее уже нет, снесли. До самой пенсии женщина работала машинистом паровых турбин. В прямом и переносном смысле несла свет и тепло в дома шахтерских семей. Муж, отец Андрея, работал на центральной обогатительной фабрике (ЦОФ) бульдозеристом. Сейчас и это предприятие не существует.

– Люди посвятили себя району, отрасли. Было немало наград, у мамы звание ветерана труда, медали, пачки грамот. Работала на совесть и на износ. А оборвалась эта жизнь из-за нелепой врачебной ошибки. Разве это справедливо? – с горечью говорит сын.

Формальности выполнены

В распоряжении редакции есть копия постановления Углегорского городского суда от 21 октября 2021 года по данному уголовному делу за подписью председательствующей судьи М. А. Манаевой. Из текста следует, что подсудимый Эркин Акаев и его адвокат заявили ходатайство о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в связи с истечением сроков давности. При этом Акаев пояснил, что суть такого прекращения уголовного дела – по нереабилитирующим основаниям – ему разъяснена и понятна. Гособвинитель против такого прекращения дела не возражала.

Единственный, кто был против, – сын погибшей. Но это никак не повлияло на окончательное решение.

Суд принял во внимание, что обвинение Акаеву предъявлено по ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по не­осторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). Такое деяние относится к преступлениям небольшой тяжести. Оно было совершено в период с 5 по 19 сентября 2019 года, соответственно, на момент заявления ходатайства положенный по закону срок уголовного преследования – 2 года – истек.

Суд постановил удовлетворить ходатайство, уголовное дело и уголовное преследование прекратить, меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении после вступления постановления суда в законную силу отменить. Гражданский иск Усольцева о взыскании с Акаева в его пользу 5 миллионов рублей в счет компенсации морального вреда оставлен без рассмотрения.

Ключевые слова: преступная небрежность

В тексте постановления между тем имеются подробности по медицинской части. Андрей Усольцев добился-таки проведения повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы в НП «Федерация судебных экспертов» (г. Москва), результаты нашли отражение в материалах следствия и постановлении суда.

Выводы московских экспертов оказались прямо противоположными тем, к которым пришла экспертиза под эгидой ГБУЗ «Сахалинский областной центр судебно-медицинской экспертизы» в первый раз.

«Преступные действия заведующего хирургическим отделением – врача-хирурга ГБУЗ «Углегорская ЦРБ» Акаева Э. Э., выразившиеся в неправильном лечении пациента вследствие ненадлежащего исполнения им своих профессиональных обязанностей, повлекли за собой нарушение конституционного права Усольцевой Л. Н. на охрану жизни и здоровья и квалифицированную медицинскую помощь, а также причинение смерти Усольцевой Л. Н. по неосторожности и состоят в причинно-следственной связи с наступившей смертью».

Условно можно разделить весь период пребывания Людмилы Усольцевой в хирургическом отделении Углегорской ЦРБ с момента поступления 4 сентября 2019 года и до самой смерти на три этапа: диагностика и первая операция, послеоперационное лечение и повторное хирургическое вмешательство. И, как следует из постановления суда, на каждом из них лечащий врач-хирург допустил «преступную небрежность».

Сначала выполнил дефектную установку дренажа Кера в просвете холедоха и дренажа в подпеченочное пространство, при этом не описал в протоколе операции, какой был использован шовный материал, другие важные подробности, которые в дальнейшем помогли бы во многом упростить решение возникших проблем.

Не были назначены необходимые в подобных случаях биохимические анализы крови, бактериологические, морфологические (гистологические) и другие исследования.
Врач не осуществил непосредственное наблюдение за дренажем Кера и дренажем в подпеченочном пространстве, поэтому из первого в организм женщины поступала желчь с признаками инфицирования, а второй и вовсе не функционировал.

20 сентября при извлечении дренажа Кера хирург проигнорировал то обстоятельство, что холедох (желчный проток) может быть легко поврежден при грубых манипуляциях, а также жалобы пациентки на боль. В итоге произошло истечение желчи в брюшную полость.

Людмила Усольцева жаловалась в дальнейшем на боли в правом подреберье, но эти боли просто купировались спазмолитиками и анальгетиками без полноценного обследования. В итоге свое­временно не были выявлены симптомы перитонита – воспалительного процесса в брюшной полости.

Лишь 21 сентября после получения результатов контрольного анализа крови были предприняты запоздалые меры: провели мультиспиральную рентгеновскую компьютерную томографию, выявили свободную жидкость в правом подреберье, получили консультацию специалиста ГБУЗ «Сахалинская областная клиническая больница»…

Хирург выполнил повторное хирургическое вмешательство – релапаротомию, санацию, дренирование абсцесса и подпеченочного пространства. При этом нарушил критерии качества специализированной медицинской помощи взрослым при остром холецистите, желчнокаменной болезни, при камнях желчного протока, допустил гнойно-септические осложнения в период госпитализации.

Людмила Усольцева скончалась 22 сентября 2019 года в 23 часа 50 минут.

Тема закрыта?

Эти и другие замечания экспертов в судебном постановлении изложены, но особой роли для данного процесса вроде как и не сыграли. Главным оказалось другое – сроки давности уголовного преследования истекли, так что тема закрыта. Что добавить к сказанному? Разве что напомнить всем, кто имеет отношение к решению человеческих судеб, что они несут колоссальную моральную ответственность при принятии решений. Начинающие медики, например, с древних времен дают клятву Гиппократа, дают клятву и начинающие служители Фемиды. Или все это только слова?

Цитаты

«Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разу­мением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости» – из клятвы Гиппократа.

«Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять свои обязанности, осуществлять правосудие, подчиняясь только закону, быть беспристрастным и справедливым, как велят мне долг судьи и моя совесть» – из текста присяги судьи в РФ, впервые избранного на должность.

И под занавес пара риторических вопросов от автора

Почему так кардинально различаются выводы первой и повторной экспертиз?

Является ли сам факт возбуждения уголовного дела в отношении специалиста, пусть даже с последующим его закрытием по нереабилитирующим основаниям, поводом для проведения ведомственной проверки углегорского мед­учреждения с соответствующими оргвыводами региональным минздравом?

Ярослав САФОНОВ.