“Газета.Ru”: «Мы сделали ребенка, которого Сахалин признал своим». Алексей Агранович и Алексей Медведев рассказали о возвращении на «Край света»

 

 

Кадр из  сахалинского фильма "В ледовом плену" -  участника фестиваля "Край света"-2017.

Кадр из сахалинского фильма “В ледовом плену” – участника фестиваля “Край света”-2017.

 

 

 

Генпродюсер Алексей Агранович и программный директор Алексей Медведев рассказали «Газете.Ru» о том, как и почему они вернулись на «Край света» в Южно-Сахалинск после двухлетнего отсутствия, а также о том, как кинофестиваль влияет на качество жизни в регионе.

В Южно-Сахалинске 25 августа откроется 7-й кинофестиваль «Край света». Нынешний год для фестиваля особенный — после двухлетнего отсутствия руководить киносмотром снова будет команда продюсера Алексея Аграновича, которая в прошлый раз не смогла достичь необходимых договоренностей с руководством региона.

Жители острова тогда возмутились и устроили скандал в интернете, разругав обновленную концепцию фестиваля. Теперь Агранович и его постоянный компаньон, программный директор Алексей Медведев, вернулись на Сахалин и в преддверии фестиваля встретились с корреспондентом «Газеты.Ru».

— В прошлом году «Край света» проводился без вас и вашей команды. Расскажите, как и почему вы вернулись спустя два года?

Агранович: Предоставляю эту возможность Алексею Медведеву.

Медведев: Мне легко про это рассказывать, потому что я ничего толком об этом не знаю, — у меня большой простор для фантазии (смеется). Если серьезно, то я действительно не в курсе, какие административные или не административные резоны за этим стояли. Но суть заключается в том, что люди привыкли к тому уровню фестиваля, который мы старались обеспечивать несколько лет. И когда у них этот уровень попытались отнять — вероятно, даже без злого умысла, сахалинцы не постеснялись выразить вслух свое мнение.

Агранович: На самом деле в прошлом году был обеспечен вполне достойный уровень, просто фестиваль получился совсем другой.

Медведев: Ну да. Это как другой человек. Представьте, как будто вам в роддоме предложили забрать чужого ребенка — мол, он тоже здоровый, симпатичный и улыбается. Не хочется самим себя хвалить и говорить, что мы сделали офигенный фестиваль, — пусть это скажут другие, если захотят.

Наша заслуга в том, что мы сделали сахалинского ребенка, которого Сахалин признал своим и не захотел менять на какого-то другого.

Агранович: Хочу добавить, что часть фильмов, собранных для прошлогоднего фестиваля, вполне могла показываться и в программе, собранной Лешей Медведевым. Но оказалось, что одни и те же фильмы зритель принимает или не принимает в зависимости от контекста, в котором их показывают. Почему так? Бог его знает. Мне кажется, что причина — в отношении условного киномеханика к людям, которые сидят у него в зале. Разница, по-моему, только в этом.

— Тогда следующий вопрос про кино — видимо, к Алексею Медведеву. Я помню, что в прошлые годы вы строили программу вокруг кинематографа региона — российского и азиатского. В нынешнем году в программе неожиданно много европейского кино. Почему?

Медведев: В любой цепи случайностей всегда можно найти закономерность. Нынешний год выдался на удивление неурожайным на азиатское кино. Посмотрите программы Канн, Сандэнса, Карловых Вар… В Каннах — ни одного китайского фильма, на Сандэнсе — один приличный гонконгский фильм и т.д. У нас в программе будет и «Сеть» Ким Ки Дука, и японское «Наше бегство».

Но в концепции программы из кино стран-соседей так или иначе была пробита некоторая брешь. Сама по себе она стала не проблемой, а знаком к тому, чтобы держать глаза открытыми и искать новую идею. В результате программа собралась из фильмов, поднимающих темы, которые и раньше присутствовали на фестивале, а сейчас просто вышли на первый план. Так возникла аргентинская картина «Почетный гражданин» — о том, как нобелевский лауреат по литературе возвращается в родной городок и сталкивается не с тем, что ожидал. Это такой архетипический сюжет возвращения домой (один из четырех, по Борхесу), который очень важен для Сахалина.

 

Другая тема — идентификация в постсоветском прошлом. Это вопрос болезненный для всех — в первую очередь, для России и стран Восточной Европы.

Отсюда возникла болгарская картина «Слава», которая, кстати, отчасти перекликается с армянским фильмом «Москвич», любовь моя» — призером двухлетней давности. Отсюда же один из моих любимых фильмов фестиваля — «Женщина со льдом» Богдана Сламы. Этот режиссер, кстати, придерживается своей малой родины. На его счету есть победы на фестивалях второго ряда — в Сан-Себастьяне, например, но знают его не очень хорошо. До нас «Женщину со льдом» показывали только в Трайбеке.

С другой стороны, совершенно неожиданно возникла картина «Молитва перед рассветом» Жан-Стефана Совера. Это такая современная версия «Полуночного экспресса» Алана Паркера — европеец садится за наркотики в тайскую тюрьму и должен выжить в условиях, в которых непонятно, как дышать. Вот так потихоньку собиралась программа и постепенно стало понятно, что общий расклад несколько поменялся. Раньше у нас в конкурсе было три-четыре российских фильма, которые отражались в зеркале азиатского кинематографа, а темой было обретение новой общности.

В нынешнем же году сложилась даже более глобальная перспектива про те проблемы и те радости, которые объединяют всех нас.

— «Край света» два года назад и до этого был не просто кинофестивалем, а куда более широким действом — с воркшопами, выставками и другими активностями, которыми неделю жил Южно-Сахалинск. В этом году все эти программы вернутся?

Агранович: Да, причем еще в большем объеме. Выставки в этом году не будет, но мы будем готовить экспозицию, которую планируем открыть в марте следующего года. Она пройдет в Музее книги А.П. Чехова и будет называться «Сахалин. Автобиография». Подготовка будет происходить следующим образом. Во время фестиваля мы запускаем шесть мастерских.

Три из них связаны с кино — это мастерская для сахалинских кинематографистов «Европеец-азиат», которую мы впервые открыли четыре года назад, анимационная мастерская для детей и кинолаборатория для подростков. Кроме того, будут запущены еще три воркшопа, которые с кино формально не связаны. Первая — это мастерская урбанистики «Сделай сам», которая сосредоточится на выявлении неформальных туристических маршрутов, — по сути, это работа с городской мифологией, с городскими достопримечательностями, о которых знают только коренные жители острова.

Идея в том, чтобы нанести их на карту и как-то маркировать непосредственно в городе.

Будет журналистская мастерская, которую делают ребята из «Арзамаса», посвященная, условно говоря, сторителлингу. И, наконец, будет работать фотомастерская. В общем, эти шесть мастерских начнут работу на фестивале и будут работать как минимум до марта 2018 года, а результат этой работы станет содержанием мультимедийной выставки о том, как современные жители острова рассказывают историю того места, где они живут. Но март 2018 года — не конечная наша остановка на этом пути.

К следующему фестивалю мы хотим запустить, грубо говоря, интернет-путеводитель по острову. Хотя слово «путеводитель» не вполне описывает данный проект, поскольку задача совершенно не ограничивается чисто туристическими и краеведческими рекомендациями. Мы исходим из того, что классические путеводители устарели: набор мобильных приложений реагирует на все изменения оперативнее. Кроме того, сама идея путеводителя предполагает нацеленность на внешнее, туристическое и потребительское внимание. Данный же проект в равной степени предназначен для местного жителя и предполагает его непосредственную вовлеченность в процесс. А главным редактором этого ресурса должен стать Максим Семеляк.

Медведев: Я несколько более тесно связан с мастерской «Европеец-азиат» и могу рассказать, что будет твориться у нас. Несколько лет назад участники мастерской уже снимали фильм на сахалинском материале, а в этом году мы провели небольшой сценарный конкурс и планируем снять еще одну короткометражку на довольно неожиданный и остроумный сюжет — про ожившие памятники.

На острове есть памятники Чехову, Крузенштерну, Невельскому, Пушкину, Гагарину, Ленину, и вот они оживают и пытаются понять, что здесь происходит сейчас, стоило ли открывать этот остров и так далее.

Алексей, кстати, еще не знает, и я его сейчас обрадую. Мне вчера написала творческая группа, сообщив, что мы с ним должны озвучить два главных памятника. Тебе, Алексей, нужно озвучить, если мне не изменяет память, Чехова, а я вижусь нашим студентам в роли исключительно Крузенштерна (смеется).

Агранович: Еще хочу добавить, что мы по-прежнему смотрим вперед и надеемся, что в ближайшее время начнет активную работу Сахалинский кинофонд, одним из направлением деятельности которого будет выделение грантов на создание кинопроизведений сахалинскими кинематографистами. Речь пока, конечно, не идет про полнометражные фильмы, но короткометражки и документальное кино — вполне реальный план. Не хочу сказать, что все это результат только наших усилий, но, так или иначе, эта каша была заварена при нашем участии. В итоге в этом году фестиваль откроется короткометражным фильмом, который снял сахалинец на Сахалине и про Сахалин. Причем это вполне достойное, самостоятельное кино, которое без скидок можно показывать на нашем фестивале.

Медведев: Леша говорит, что про полный метр речь не идет, но я тут хочу вспомнить пример Якутии и ее регионального кинобума. Средний бюджет фильма там до недавнего времени составлял 150 тыс. рублей, и один из таких мастеров снять фильм за копейки — продюсер Марианна Скрыбыкина — приедет на «Край света», чтобы научить этому местных кинематографистов. И конечно, чтобы представить специальную программу якутского кино.

Агранович: Кроме того, в этом году мы продолжим и другие наши традиции. Есть проект «Ночь в театре» — к нам вновь приедет Евгений Гришковец со спектаклем «+1».

Кроме того, в открытии примет участие группа «Чайф», а на закрытие с концертом приедет группа Jukebox.

— Вы сами сказали, что каждый фестиваль — это во многом контекст, своеобразный сюжет. Вы уже в пятый раз делаете «Край света», можете как-то сформулировать, о чем он?

Агранович: Мы про то, как фестиваль может влиять на качество жизни и на создание регионального культурного продукта.

Медведев: Если одним словом, то мы про вовлеченность. Про каждый фестиваль есть какая-то запоминающаяся фишка. В Локарно это сочетание самого высоколобого авторского кино и тысячи людей на площади, которые смотрят абсолютно доступное кино на площади. В Карловых Варах это десятки тысяч молодых ребят со всей Европы, которые спят на стадионе в палатках и занимают ранним утром очередь за билетами.

У нас самое запоминающееся, пожалуй, в том, что каждый пятый-шестой житель Южно-Сахалинска просто приходит на фестиваль. Это не снилось, мне кажется, ни одному городу.

Агранович: Даже если каждый десятый, включая стариков и детей, — уже неплохо.

— В прошлые годы фестивальные показы были бесплатными, эта традиция сохранилась?

Агранович: Пока да. Они будут бесплатными до тех пор, пока мы не столкнемся с конфликтами из-за того, что невозможно попасть в зал. Если что-то подобное начнет происходить, нам придется вводить какой-то ограничитель. Но пока мне кажется, что мы можем себе это позволить.

Медведев: В любом случае, это может быть только какая-то символическая цена — 50–100 рублей.

Агранович: Фестиваль проводится на деньги правительства Сахалинской области, и мне кажется, что оно должно дотировать возможность жителей края встретиться с произведениями искусства. Брать за это деньги мне кажется не очень правильным.

Ярослав Забалуев

https://www.gazeta.ru/culture/2017/08/24/a_10855400.shtml

389 Все просмотры 1 Просмотров за день