Рамки для пациентов и докторов. Отчего медицинская помощь иной раз выпадает из стандартов и профессиональной этики

61
doctor talking to her male patient at office

Верность поговорки «все познается в сравнении» можно проверить на нашей островной медицине: ее нынешнее состояние не сравнить с тем, что было четверть века назад, а то и меньше. Сейчас трудно поверить, что в те времена в стационар надо было приходить со своим бельем, на пациента и родственников ложилась задача приобретать многие лекарства и пр.

Теперь в арсенале медиков современная аппаратура, цифровые технологии, четкие стандарты лечения. Вместе с этим появились и проблемы, которых тогда не могло возникнуть, – что входит в те самые стандарты, какие отношения должны выстраиваться между доктором и пациентом, между пациентом и лечебным учреждением? Об этом можно судить по обращениям в редакцию.

Алгоритм вмешательства

Мы собрали наиболее часто задаваемые вопросы и адресовали их специалистам. В первую очередь что такое стандарт лечения и что в его рамках можно, а что нельзя?

Это прежде всего медико-экономическое понятие, объясняет Марина Ляшенко, начальник отдела территориального фонда обязательного медицинского страхования области.

Условно говоря, в нем прописывается, что при инфаркте миокарда ЭКГ делается в обязательном порядке, другие медицинские вмешательства – что называется, по обстановке. Доктор имеет право определять, что нужно конкретному пациенту, а что нет. То есть ко всем с одним лекалом не подходят. Мнение больного обязательно учитывается. Это значит, что врач обязан извещать его о том, какое лечение назначено, а тот, в свою очередь, может отказаться или согласиться, подписав информированное добровольное согласие.

Если возникают сложности, собирается консилиум врачей, который принимает окончательное решение. Все это регламентировано федеральным законом № 323-ФЗ от 21 ноября 2011 года «Об основах охраны здоровья граждан».

Но в жизни бывает так, что люди жалуются: хотят подробнее знать о методах лечения, о назначенных лекарствах, процедурах и пр., а доктора их фактически игнорируют. Ссылаются на то, что не обязаны посвящать во все тонкости.

– Опять-таки здесь нужно обратиться к законодательству. В нем прописано, что пациенты являются полноправными участниками процесса оказания медицинских услуг, – говорит Марина Ляшенко. – То есть имеют право знать, какие препараты назначены, каковы результаты анализов, прогнозы на выздоровление и много чего еще. Все это прописано в добровольном информированном согласии. Его подписывают, когда пациента прикрепляют к поликлинике и при оформлении в стационар. Поэтому нужно не стесняться и требовать то, что положено по закону. Кроме закона и подзаконных актов есть медицинская этика. К сожалению, врачи сейчас все меньше склонны общаться с пациентом. Это, я считаю, следствие того, что люди вообще отучаются от общения между собой, постоянно погружены в виртуальное пространство.

Строго на бланке

Еще одна ситуация, о которой рассказывают сахалинцы, – врач в поликлинике дает направление на анализы, а в лаборатории говорят: у нас можно сделать только часть из них, остальные – в другом месте и за плату. Не противоречит ли это закону и можно ли здесь усмотреть элементы сговора?

– Если врач направляет на обследование по поводу заболевания, которое входит в программу обязательного медицинского страхования (ОМС), то пациент ничего платить не должен. Никакие внутренние трудности медучреждения касаться его не должны, – объясняет Марина Ляшенко.

Еще один важный момент – направление на анализы или другие исследования должны быть выписаны на бланке лечебного учреждения. Если же медработник пишет на бумажке, что хорошо бы сделать еще один анализ в такой-то лаборатории, то это уже вопрос о том, действительно ли это надо пациенту. Одно дело – обязательное исследование в рамках ОМС, по официальному документу, и другое дело – рекомендация, нигде официально не отмеченная.

С другой стороны, возникают ситуации, когда у лаборатории нет физической возможности (отсутствуют реактивы или сломалась аппаратура). Тут можно прибегнуть к услугам частных организаций – естественно, за плату. Законодательство говорит, что для возмещения расходов можно взять чек и обратиться с ним в лечебное учреждение или в суд. Но тут есть нюанс, о котором тоже надо знать. При оплате услуг частной клиники пациент подписывает договор. Там может быть пункт о том, что человек предупрежден: аналогичную услугу он может получить по полису обязательного медицинского страхования. В таком случае понесенные расходы уже не возместят.

Ограничения выбора

Законодательство разрешает выбирать поликлинику и врача. Здесь тоже есть нюансы, о которых надо знать. В частности, закрепиться за лечебным учреждением можно раз в год, чаще – только при смене места жительства. Врач также имеет право отказаться от обслуживания пациента, который его выбрал. Еще один важный момент – вы имеете право, проживая, скажем, в Долинске, ездить на прием к терапевту в областной центр. Но оттуда врач к вам не поедет.

Часто люди жалуются – хотят побыстрее попасть на прием к узкому специалисту, звонят на 1-300, а там говорят, что вначале необходима консультация участкового терапевта. А это потеря времени.

Как тут быть?

– Если пациент имеет хроническое заболевание и наблюдается у доктора определенной специальности, в его электронной карте есть отметка, что он состоит на диспансерном учете, – разъясняет Марина Ляшенко. – В этом случае он без проблем получит талон через службу 1-300.

Такой дистанционный метод записи практически вытеснил привычные регистратуры. Это тоже порождает определенные сложности. Поэтому в российском минздраве создали методические рекомендации по организации дистанционной записи на прием к врачу.

По мнению разработчиков, они помогут избавиться от фраз и интонаций, которые демонстрируют безучастность и безразличие, могут трактоваться как попытка уйти от ответственности или прямо говорят о безответственности, отражают безынициативность или нежелание помочь. Под запрет попали любые оценочные суждения, прямые или завуалированные оскорбления, фразы, не несущие конкретного смысла.

Сами рекомендации – не догма, и речевые обороты, которые можно рекомендовать для общения с пациентами, зависят от особенностей системы здравоохранения в конкретном регионе, отмечают составители. Но в них дается список недопустимых при разговоре фраз-провокаторов, которые необходимо исключить и заменить на более корректные выражения. Среди запрещенных слов, например, обращения «женщина», «девушка», «молодой человек», «мужчина». Их предлагают заменять именем пациента или местоимением «вы». Фразу «ваша проблема», по мнению авторов рекомендаций, нужно заменить «нашим вопросом» или «нашей с вами ситуацией». Вместо фраз-обвинений «Это же не я вас неправильно проконсультировал(а)» или «Что вас еще не устраивает?» нужно извиниться и спросить, чем еще можно помочь. Кроме того, запрещены уменьшительно-ласкательные слова и выражения «не могу» или «не можем».

Отзвуки «короны»

Немало коронавирусных вопросов. Наиболее распространенный касается прививок. Прививаться рекомендуется дважды. Зачастую первый раз вводят одну вакцину, на второй раз предлагают другую. Имеет ли право пациент требовать, чтобы повторно ему укололи ту же вакцину, что и в первый раз?

– Здесь выбор за врачом, а не за пациентом. С начала пандемии минздрав РФ разработал методические рекомендации, они постоянно меняются, – объясняет Марина Ляшенко. – Там все прописано достаточно подробно, какие препараты и вакцины показаны и противопоказаны в зависимости от сопутствующих заболеваний. Задача медработников – убедить пациента в том, что другая вакцина ему не навредит.

Статистика говорит, что число обоснованных жалоб в Сахалинский территориальный фонд обязательного медстрахования уменьшается с каждым годом. Но они не исчезли совсем. Приходится констатировать, что врачи стали меньше уделять внимания пациентам, а больше – документации. Хотя в основе медицины лежит простое правило – лечить в первую очередь не болезнь, а больного.

Владимир ПАВЛОВ.

СПРАВКА

Права пациента установлены федеральным законом № 323-ФЗ от 21.11.2011 г. «Об основах охраны здоровья граждан».

Кстати

Сведения о состоянии проходящего лечение человека могут получать не только родственники – это прописано в законодательстве. Там есть пункт об информированном добровольном согласии, которое дает пациент. В нем указываются люди, которым врач может рассказывать о его состоянии. И это не обязательно родственники.

Может пригодиться

Вопросы, связанные с соблюдением прав пациента, следует адресовать в страховую компанию, обслуживающую жителей области по полису ОМС, по номеру
8-800-100-0702,

в Единый контакт-центр по номеру 8-800-301-30-25,

на сайт Сахалинского территориального фонда обязательного медицинского страхования https://www.tfoms-sakhalin.ru.

Там же размещена подробная памятка об условиях и сроках оказания медпомощи по программе ОМС.