Пограничный столб-указатель в с. Головнино на Кунашире.

Пограничные столбы
Столетиями российские землепроходцы активно осваивали сибирские и дальневосточные земли и прилегающие к ним острова. Потомками не забыты имена Владимира Атласова, Семена Ремезова, Федора Лужина (ХVII век), Витуса Беринга, Ивана Крузенштерна, Григория Шелихова (ХVIII век), Геннадия Невельского (ХIХ век) и других мореплавателей.
Приоритет России в освоении Сахалина и Курильских островов признают даже некоторые японские ученые. Так, Тосиаки Вада констатировал: Россия первой заняла все Курилы и установила на островах свои пограничные знаки. Наибольший вклад в это внесли участники экспедиций Мартына Шпанберга в 1738 – 1740 годах. Правительство Японии только в 1785 году (почти на полвека позже Шпанберга) организовало первую экспедицию на Курилы и Сахалин и на 74 года позже высадки на Курилах казака-землепроходца Ивана Козыревского в 1711 – 1713 годах.
То, что в конце ХVIII века японские чиновники на Итурупе и Кунашире уничтожили русские пограничные столбы, считает Тосиаки Вада, доказывает: эти острова не были исконно японской территорией. В 1745 году географический департамент Российской академии наук в «Атласе Российском» нанес Курильские острова на карту Российской империи. В изданной в 1780 году постановлением английского парламента карте Российской империи Сахалин и Курильские острова также были обозначены как российские.

Мартын Шпанберг.

Экспансия Японии
С середины ХIХ века в Японское, Охотское, Берингово моря стали наведываться суда США и Великобритании, чтобы добывать китов и пушного зверя, вырубать курильские и камчатские леса. Россия, поглощенная европейскими заботами после поражения в Крымской войне, несколько ослабила внимание к дальневосточным проблемам. Этим собиралась воспользоваться Япония. Однако по распоряжению Николая I капитан Невельской в 1853 году высадился в заливе Анива. Тепло встреченный айнами, он основал там российский военный пост Муравьевский (ныне г. Корсаков). «Мы искренне желаем всегда быть с японцами в дружбе, как с нашими ближайшими соседями», – заявил Невельской.
В 1855 году в г. Симоде был заключен первый русско-японский договор о границах и торговле, установлены консульские отношения. Японские порты Хакодате, Нагасаки и Симода открывались для захода русских кораблей. Граница устанавливалась между Итурупом и Урупом. Все острова к северу были российскими. Сахалин оставался неразделенным.
В последующие два десятилетия переговоры продолжались и в 1875 году завершились Петербургским договором весьма сомнительного толка: в обмен на отказ японцев от претензий на южный Сахалин Россия передавала Японии все Курильские острова от Итурупа до Камчатки.
Весьма хлестко и категорично высказался о Петербургском договоре Антон Чехов, приезжавший на Сахалин в 1890 году. В своих путевых заметках «Остров Сахалин» он писал: «По трактату 1875 года Сахалин окончательно вошел в состав Российской империи, а Япония получила в вознаграждение все наши Курильские острова… В своей щедрости мы, кажется, хватили через край; можно было бы «из уважения», как говорили мужики, отдать японцам пять-шесть Курильских островов, ближайших к Японии, а мы отдали 22 острова, которые, если верить японцам, приносят им теперь миллион ежегодного дохода».
Однако надеждам России на приобретение доброго партнера даже при такой щедрости не суждено было сбыться. В ночь на 27 января 1904 года японские миноносцы, оснащенные современным вооружением, напали на русскую эскадру возле Порт-Артура, а затем присланная из Петербурга эскадра потерпела сокрушительное поражение в Цусимском проливе. Японские крейсеры, стрелявшие с дистанции в 14 километров, получали лишь недолеты от устаревших российских броненосцев.
В результате успехов в навязанной русско-японской войне Япония, согласно Портсмутскому договору 1905 года, получила Южный Сахалин по 50-ю параллель) фактически силой оружия.
Дальнейшие взаимоотношения с этой страной складывались в обстановке революционных преобразований в России, гражданской войны и вторжения Антанты. Причем Япония в 1918 – 1922 годах проявляла высокую активность в оккупации российской территории от Владивостока до Байкала, а также северного Сахалина в 1920 – 1925 годах. На этих территориях японский экспедиционный корпус составлял свыше 70 тыс. солдат, тогда как американский, британский и французский корпуса насчитывали всего 7 тыс. человек.
Из вывезенного из Казани в Омск российского золотого запаса Япония присвоила более 43 тонн драгоценного металла. А еще за годы интервенции японцы отправили из Сибири около 680 тыс. кубометров леса, почти 240 тыс. тонн угля. Было угнано свыше 2 тыс. железнодорожных вагонов и захвачено более 200 судов. Масштабы «присвоений» шокируют.

Возвращение отторгнутого
С укреплением международного положения Советской России и наступлением «полосы признаний» в январе 1925 года в Москве была подписана Конвенция об основных принципах взаимоотношений между СССР и Японией. Она устанавливала дипломатические отношения между двумя странами. Через три месяца Япония вывела свои войска из северной части Сахалина.
Однако отношения со страной-соседкой оставались напряженными. В 1926, 1927 и 1931 годах Москва обращалась к Токио с предложением заключить пакт о ненападении, но каждый раз получала отказ. А в конце 1930-х (по мере сближения с Германией) Токио перешло к прямым вылазкам. В июле 1938-го японские войска у озера Хасан вторглись на 4 километра в глубь советской территории, захватив сопки Заозерную и Безымянную. Через несколько дней их отбросили с захваченных позиций.
Следующая провокация была затеяна японцами в Монголии у реки Халхин-Гол с намерением выйти к Байкалу в районе Читы. Бои велись с мая по сентябрь 1939 года на фронте в 40 – 50 километров. Успешное наступление и победу наших войск обеспечил полководческий талант командующего Георгия Жукова.
Испытав на себе мощь советской армии (потери в «инциденте» составили 18 тыс. солдат и офицеров), ощущая трудности в Китае и учитывая наличие советско-германского пакта о ненападении, Япония сама предложила заключить пакт о нейтралитете сроком на 5 лет. Этот документ был подписан в Москве 13 апреля 1941 года, всего за два с половиной месяца до нападения Германии на СССР.
С началом Великой Отечественной войны Япония, несмотря на пакт о нейтралитете, вынашивала план вторжения в Приморье (план «Кантокуэн»). Но уроки Хасана и Халхин-Гола оставили поучительный след, а отсутствие нефтяных ресурсов накануне зимы заставило японцев одуматься (88 проц. нефтяных потребностей страна покрывала за счет канадских, голландских и американских компаний, к тому времени уже объявивших эмбарго).
17 ноября 1941 года японский посол в Берлине сообщил германскому правительству о переносе вторжения на весну. Эту важнейшую информацию наш разведчик Рихард Зорге в срочном порядке и ценой своей жизни передал из Токио в Москву. И немедленно 14 дивизий с Дальнего Востока были направлены на оборону столицы.
Я хорошо помню, как в конце ноября 1941 года на улицах Москвы появились группы румяных солдат в полушубках белого цвета, неразличимых на снегу. Душа радовалась такому подкреплению! А в начале декабря, на несколько дней/часов опередив немецкий подвоз ресурсов, советские войска под руководством Георгия Жукова перешли в наступление под Москвой, впервые существенно отбросив немцев от столицы. В те же дни Япония, подкравшись, напала на американскую базу в Перл-Харборе и втянулась в самоубийственную войну против США.
Вопрос о войне СССР с Японией окончательно был решен на Ялтинской конференции в феврале 1945-го. Иосиф Сталин, Франклин Рузвельт и Уинстон Черчилль подписали договоренность, «что через два-три месяца после капитуляции Германии и окончания войны в Европе Советский Союз вступит в войну против Японии на стороне союзников при условии… возвращения Советскому Союзу южной части о. Сахалин… и передачи Курильских островов». Уже 5 апреля 1945 года правительство СССР заявило о денонсации советско-японского пакта о нейтралитете, а 8 августа объявило Японии войну.
Операция по освобождению Южного Сахалина проводилась с 11 по 25 августа. Почти одновременно (с 18 августа по 1 сентября) проходила Курильская десантная операция, она отличалась сложностью в силу серьезной укрепленности северных островов. Но и эта трудность была преодолена. А в Китае тем временем с помощью советских войск осуществлялся захват Квантунской армии.
Две американские атомные бомбы, сброшенные на Японию, привели к массовой гибели мирного населения и ужаснули мировое сообщество.
При освобождении Курильских островов и Сахалина Красная Армия потеряла около 2 тыс. человек. На Курилах было взято в плен 50442, а на Сахалине – 18320 японских солдат и офицеров. Наши боевые операции строились не на уничтожении врага, а на достижении успеха за счет подавляющего воинского превосходства, опыта и стремительности.
На протяжении последних 75 лет японское правительство упрямо изыскивает возможности заполучения южных Курил. Однако, как ранее отмечал экс-мэр Москвы и сопредседатель российско-японского совета мудрецов Юрий Лужков, «никто никогда и нигде не отдавал территории, завоеванные в войне у агрессора. Поэтому никто никогда не требует пересмотра послевоенных границ». Сама жизнь заставляет нас быть партнерами. Нам надо сотрудничать, помогать друг другу, помня об уроках истории.

Александр ИВАНОВ, кандидат экономических наук, доцент, ученый секретарь Всероссийского научно-исследовательского конъюнктурного института.

Чей приоритет?
Приоритет России в освоении Сахалина и Курильских островов признают даже некоторые японские ученые. Так, Тосиаки Вада констатировал: Россия первой заняла все Курилы и установила на островах свои пограничные знаки.