«Штормовое» предупреждение — это к безопасности. Сахалинская полиция готова к любой ситуации

Алексей Панасюра.

Почему на Сахалине редко объявляют план «Перехват», какой вид преступлений сегодня особенно тревожит правоохранительные органы и что они думают о СМИ — об этом корреспондент «Советского Сахалина» беседует с заместителем начальника полиции УМВД по Сахалинской области полковником Сергеем Трошиным и начальником дежурной части УМВД по Сахалинской области подполковником Алексеем Панасюрой.

— Время нынче не самое спокойное. То кого-то в заложники взяли, а то где-то школу, якобы, заминировали. Насколько сахалинская полиция готова к подобным ситуациям?

Алексей Панасюра:
– Именно для разрешения подобных ситуаций у нас в УМВД и были созданы подразделения дежурных частей. Для экстренной связи населения с полицией выделены 2 канала оперативной связи. С мобильного телефона с нами можно связаться по номеру 102. А еще недавно создана и достаточно хорошо зарекомендовала себя единая информационная служба 112. Можно позвонить из любой точки Сахалинской области и передать информацию о совершенном или только готовящемся преступлении в колл-центр. Там ее примут, обработают и передадут в дежурную часть соответствующего ГУВД. А дальше ситуация начинает развиваться по определенному сценарию: на место преступления выдвигается ППС, выезжает следственно-оперативная группа, при необходимости подключается кинолог и так далее. Все зависит от ситуации: чем она сложней и неопределенней по времени ее разрешения, тем больше сил и технических средств приходится задействовать, включая ресурсы соседних регионов.

Сергей Трошин.

Сергей Трошин:
– В каждом территориальном органе разработан специальный план. Он так и называется — план действий при чрезвычайных ситуациях. Есть такой и в Сахалинской области. Он согласован с губернатором, силовыми ведомствами, а также правительством РФ. Учитываются буквально все возможные обстоятельства как криминального, так и техногенного, природного и любого другого характера. На каждую ситуацию разработан свой отдельный план действий, включающий в себя использование определенных сил и средств. Название у этих планов может быть самое разное — «Перехват», «Вулкан», «Шторм» или любые другие. И таких планов десятки, буквально на любую ситуацию, даже на ту, которая может быть лишь гипотетически, а в реальности весьма маловероятна. И тем не менее. Созданы группы специалистов самого разного профиля, при необходимости они могут объединяться или усиливаться дополнительными силами и средствами. Мы обязаны реагировать буквально на любую ситуацию, которая будет признана чрезвычайной.

— Подходит ли под это определение, например, угон автомобиля? Вводится ли в этом случае в действие план «Перехват»?

Сергей Трошин:
– Чтобы ввести план в действие, необходимы определенные условия. Прежде всего, смотрят на время, прошедшее с момента совершения угона.

Если это 10 – 15 минут, тогда есть шанс задержать угонщика по горячим следам: выдвинуть экипажи ДПС и ГИБДД на ключевых направлениях, перекрыть главные дороги и так далее. А вот если вечером поставили машину под окно, утром глянули, а ее нет, какой уж там «Перехват»? Здесь необходимы совсем другие действия: поквартирный обход участкового, просмотр записей видеонаблюдения и прочее.

Алексей Панасюра:
– План «Перехват» вводят крайне редко еще и потому, что сегодня на Сахалине угонов гораздо меньше, чем это было всего лет 15 назад. Тогда машины угоняли для перепродажи довольно часто. Сегодня угоны не носят ярко выраженный криминальный характер. Почти всегда это шалость со стороны молодежи, лихачество, желание покататься и бросить машину на соседней улице. Бывает, что родственники просто не могут договориться, кому и как пользоваться машиной, отсюда и происходят «угоны»… В любом случае, ответственность за противоправные действия с виновных не снимается.

— План «Перехват» стал редкостью потому, что некого стало задерживать?

Сергей Трошин:
– Заработала программа «Безопасный город». Южно-Сахалинск также участвует в этой программе и довольно успешно. Существует система камер наружного видео­наблюдения, которая охватывает все главные автомагистрали, причем не только в областном центре, но и в Долинске, Корсакове и других городах, вплоть до Макарова и дальше.

Алексей Панасюра:
– Программа «Безопасный город» весьма эффективна. Это правительственная программа, с соответствующей технической поддержкой, а мы ее пользователи.

Программа дает возможность отыскивать угнанный транспорт буквально за считанные минуты. Как это происходит? Сообщение об угоне поступает дежурному, тот входит в программу, вводит регистрационный номер угнанной машины — и система начинает поиск. Она сама способна определить местонахождение машины и высветить ее на экране. Но это в том случае, конечно, если автомобиль в поле зрения видеокамер. Вот почему очень важно, как об этом уже было сказано, оперативное обращение в полицию по факту угона автотранспорта.

— Снижение угонов — это замечательно, а как выглядит областная криминальная статистика в целом?

Алексей Панасюра:
– За сутки к нам в дежурную часть поступает до 350 сообщений. Всего лишь от 20 до 40 из них содержат состав преступления, остальное — происшествия, административные нарушения. А ведь еще 10 – 15 лет назад в одном лишь Южно-Сахалинске ежедневно регистрировалось до 25 преступлений, сейчас же по некоторым уголовным статьям их количество сократилось в разы.

Сергей Трошин:
– Снизилось число грабежей, убийств, даже краж стало меньше. А вот случаев мошенничества прибавилось, и значительно. Имеется в виду мошенничество с банковскими картами, цель которого — похищение чужих средств. Мы и листовки выпускаем, и проводим встречи, и выпускаем видеоролики… А количество обманутых граждан не уменьшается.

— В чем же причина?

Сергей Трошин:
– Одни граждане не прочь заработать денег даже на сомнительных финансовых операциях — и поддаются на уговоры мошенников вложить деньги в акции, приобрести товар по фантастическим скидкам и прочее. А другие просто боятся потерять деньги и по подсказкам мошенников переводят свои сбережения на подставные счета, с которых средства тотчас же списываются.

Алексей Панасюра:
– Мошенники — хорошие психологи, они знают, как подойти к человеку, как усыпить его бдительность и убедить в чем угодно. В последнее время мошенники стали звонить конкретным гражданам по телефонам, представляться специалистами банка, сотрудниками МВД, работниками прокуратуры… Предлагают баснословные проценты, пугают блокировкой счетов, убеждают снять деньги и лично переложить их на новый счет. Фантазия у мошенников богата, а люди зачастую не имеют опыта общения с должностными лицами по телефону. Цель у мошенников одна — получить данные банковской карточки, и это им, увы, довольно часто удается.

— И тогда гражданам приходится обращаться за помощью в полицию. Насколько корректно выстраиваются такие контакты?

Алексей Панасюра:
– Принимая на службу в органы правопорядка, мы проводим тщательную проверку кандидатов, у нас довольно жесткий отбор. Наши сотрудники относятся к своим обязанностям очень добросовестно. И если вдруг нам станет известно о том, что человек в форме проявил неуважение по отношению к простым гражданам, его ждет, как минимум, служебное расследование.

Игорь КАЛИНИН.