Сражение с климатом. В истории Южно-Курильского района есть одна малоизвестная страница

69
Без осушения земель не поднять аграрную отрасль.

Связана она с постройкой мелиоративной системы для нужд местного сов­хоза.
Это было достаточно смелое решение – как с инженерной, так и с управленческой точек зрения. Происходило все в конце 80-х годов прошлого столетия. Система для осушения полей на Кунашире была единственной на Курилах, но просуществовала недолго. Не оттого, что была сделана с нарушениями, а потому что ее появление на свет совпало с окончательным развалом советской системы.

Недолгая жизнь каналов

Необходимость мелиорации на кунаширских сельхозугодиях в то время встала во весь рост, рассказывает Владимир Черышев, заместитель директора ФГБУ «Управление «Сахалинмелиоводхоз». Дело в том, что на всей гряде почва переувлажнена из-за морского климата. Чтобы собрать на ней полновесный урожай, выращивать в достаточном количестве корма, нужно было отводить лишнюю влагу.

– Такое решение по Южно-Курильскому району и было принято в конце 80-х годов прошлого столетия, – вспоминает Владимир Николаевич. – Выполнить его должна была ПМК-122 из Анивы, которой я тогда руководил. Работы начались в 1989 году возле Дубового, на землях работавшего в то время на Кунашире совхоза «Дальний», он занимался животноводством. Нужное количество молока его стадо дать не могло, поскольку на полях из-за лишней влаги было мало питательных трав. Кстати, на Кунашире коровы с послевоенных пор наряду с травой питались бамбуковым стлаником. От этого у них стачивались зубы. В общем, решили исправить ситуацию.

На обустройство работ ушло 3 года. Процесс мог идти только когда было тепло и не было снега. Сложности были с заво­зом техники – ее приходилось перегружать на плашкоут, а затем доставлять на берег. В год сдавали по 70 – 80 га мелиорированных полей. Трудно было разделывать бамбуковый стланик, процесс шел очень медленно. Зато качество обработки почвы было высоким.

Трудились в полях по 10 – 15 человек, все специалисты были с Сахалина.
– Местные работать на тяжелой технике особо не рвались, – смеясь, вспоминает Владимир Чекрышев. – Зато много было желающих возить людей на вахтовке к месту, где обустраивали будущую систему. В основном все ждали путину, а работа на берегу была чем-то вроде случайного заработка. Со стороны эта особенность курильской психологии была особенно заметна.

Руководство совхоза особой заинтересованности в новых, мелиорированных землях не проявляло. Как и руководство района. Время было такое, когда старая система шла на слом, а новую еще не начали создавать.

Поэтому никто не подгонял, не требовал, во что бы то ни стало выполнить план. А потом наступил 1992 год. Прекратил свое существование СССР. Вся экономика зависла. Планы по дальнейшему обустройству мелиоративной системы рухнули.
Остатки ее сейчас можно увидеть на интернет-картах.

Сделать все с нуля

Кунаширская история в какой-то мере отражает всю историю развития этой отрасли у нас в области, говорит руководитель ФГБУ «Управление «Сахалинмелиоводхоз» Владимир Коваленко. Ведь в японский период системного осушения полей не велось.

Японцы уделяли аграрному сектору вообще и мелиорации в частности немного внимания. Переселенцы, приехавшие на Сахалин с других частей страны, тоже долго не понимали всех особенностей ведения сельского хозяйства на Сахалине и Курилах.
В промышленном масштабе мелиоративное освоение земель на Сахалине начали в 50-х годах прошлого столетия. Делать все надо было с нуля.

Власти столкнулись с потребностью в увеличении продуктов земледелия и животноводства, для чего нужно было расширять посевные площади. Оказалось, что в зоне избыточного переувлажнения находилось 2/3 сельхоз­угодий.

Поэтому в марте 1950 года в составе областного управления сельского хозяйства создали отдел водного хозяйства. В райисполкомах на юге Сахалина появились старшие инженеры-мелиораторы. Тогда же была создана специализированная хозрасчетная подрядно-строительная организация по мелиоративному строительству – контора «Мелиоводстрой». Она размещалась в Луговом.

– Но документы свидетельствуют, что первый опыт был неудачным, – рассказывает Владимир Коваленко. – В 1952 году в конторе сменили руководство. Пополнился штат, появилась новая техника. И главное – была утверждена программа комплексных обследований и проектно-изыскательских работ до 1955 года.

Объемы производства расширились за счет новых объектов на юге Сахалина, в Томаринском и Александровск-Сахалинском районах. В каждом районе, где велось освоение земель, определялся специальный работник – русловый ремонтер, он должен был проводить мелкий ремонт каналов на общей площади до 200 га. Но долго еще отношение к системам и к мелиорации вообще было легкомысленным. Их не воспринимали как что-то серьезное.

В общем, в начале 50-х годов было, образно говоря, набито немало шишек. Однако с этим пришло понимание, как избежать ошибок. В 1959 году контора «Мелиоводстрой» впервые была представлена для награждения как победитель всесоюзного соцсоревнования.

Смена подходов

На новую ступень система избавления полей от избыточной влаги поднялась в начале 60-х годов, когда последовала реорганизация сельхозпроизводства. От мелких работ перешли к масштабным – нарезке полноценных осушительных систем. У болот, леса и заросших кустарниками территорий ежегодно стали отвоевывать до 2 тыс. га. В 1967 году появился мощный трест «Сахалинводстрой».

– Это достаточно показательный факт, – подчеркивает Владимир Коваленко, – ведь до того у многих руководителей бытовало мнение, что наши земельные ресурсы безграничны. Поэтому их не беспокоило, что участки зарастают кустарниками, заболачиваются. Однако жизнь заставила поменять подходы.

И если все предыдущие годы на мелиоративное строительство отпускались незначительные объемы средств, то со второй половины 60-х годов оно развернулось широким фронтом. Самые масштабные работы шли по югу острова. Тогда появились Воскресеновская, Ново-Медвежская, Березняковская, Старорусская, Соколовская, Ново-деревенская осушительные системы и система по левобережью реки Вахрушевка в совхозе Южно-Сахалинский.

Наряду с этими успехами проявились и недостатки. Оказалось, что вопросы проектирования осушительных систем решались односторонне и шаблонно. Бывали случаи, что построенные объекты оказывались непригодны и не давали нужного эффекта. Так было, например, в совхозе «Долинский». Пришло понимание, что из-за многообразия природно-климатических условий невозможно было выработать общие для всех способы осушения земель. Но удачные шаги в этом направлении сделал коллектив Сахалинского филиала института «Дальгипроводхоз».

Оглядываясь назад можно сказать, что 70-е стали годами больших перемен. Мелиорация стала основным звеном долговременной программы по коренному повышению плодородия земель и ускорения темпов развития аграрной отрасли.

Многое намечали сделать в 80-е годы. Но грянула перестройка, стала меняться экономическая политика. Народное хозяйство нуждалось в обновлении, но… Как это часто бывает, вместе с водой выплеснули ребенка. В 90-е годы – упадок, многие мелиоративные системы приказали долго жить. Возрождать мелиорацию начали лет 15 назад, включив мероприятия по осушению земель в областные программы развития сельского хозяйства. Время показало, что без этого в нашем климате аграрную отрасль не поднять.

Антон СМОЛЯКОВ.