КПД – один процент. Но какой! Парадокс, доказывающий эффективность искусственного воспроизводства лососевого стада

Мальки лосося вступают в самостоятельную жизнь.

В начале июля на курильских рыбоводных заводах завершился очередной производственный цикл, и отсюда в свободное плавание по Охотоморью ушли миллионы мальков горбуши и кеты.

Добро на это традиционно дала специальная комиссия, оценившая жизнеспособность лососей и их готовность к адаптации в новых условиях. На то у специалистов есть особые параметры. Так, перед скатом малек горбуши должен весить не менее 300 миллиграммов (иначе – «неликвид»), кеты – 800 мг. И рыбоводы довели рыбешек до такой кондиции.

Ранее я наблюдала, как в цехах и примыкающих к ним нагульных прудах шла подкормка будущего лососевого стада. Как на картине Ван Гога «Сеятель», рабочие разбрасывали специальный корм по всей водной поверхности, а мальки с живостью набрасывались на него. А ведь не голодны были – прием пищи у них ежечасный, да и в механических кормушках всегда есть добавка.

Теперь мальки на «вольных хлебах». И, откровенно говоря, мне удивительно было слышать, с какой грустью об этой недалекой перспективе говорили накануне этого события директор рыбоводного завода Татьяна Смолий и главный рыбовод Елена Родионова-Куклина:

– Мы их выращиваем, лелеем, заботимся о них, а выйдут от нас – тут же их хищники и встретят. Откроет пасть кунджа или мальма – и хап нашего малечка! И никак не поможешь, не спасешь. Раньше выдавали специальные билеты на отлов рыб-хищников во время ската молоди, хоть в какой-то степени это было спасение, а теперь запрещают такую деятельность.

Конечно, далеко не вся молодь лосося скатилась в море, и чем больше ее «миграционный путь» от заводских питомников до устья рек, где стоят заводы (Рейдовый, Курильский, Куйбышевский), тем больше риска.

Впрочем, от гибели в таком раннем возрасте не застрахованы и мальки, выросшие в естественных условиях или на «лагунных» заводах, таких, как «Китовый», «Янкито» или «Бухта Оля»: всех морские обитатели встретят враждебно.

И сколько лосося вернется к родным берегам через два-три года? В 2020-м семнадцать предприятий Итурупа заложили на инкубацию более 400 миллионов икринок горбуши и кеты, каким будет «урожай» для рыбаков?

– Возврат одного процента выпущенной молоди считается хорошим показателем, – огорошил меня таким ответом начальник Центрально-Северо-Курильского межрайонного отдела по рыболовству и сохранению водных биоресурсов Сергей Пешехонов. Всего один процент?! Это чуть больше четырех миллионов особей?

Собеседник подтвердил:
– Да, это считается нормой. Так же, как отход икринок или молоди на рыбоводных заводах в пределах семи процентов – показатель хорошей работы предприятий.
– У нас, как показывают результаты мечения, возврат составляет в среднем четыре процента, – сообщила Елена Родионова-Куклина. – И отход минимальный. В этом году показатели тоже будут хорошие: все складывалось благоприятно, зима прошла без потрясений.

– А что могло негативно повлиять на процесс рыборазведения?

– Например, заметное похолодание привело бы к снижению температуры воды, а развитие молоди кеты идет быстрее в относительно теплой воде. Многие отмечают, что зимы на острове стали менее снежными, отсюда – мало грунтовых вод, речки мелеют…

Некоторым не дают покоя рыбозаградительные участки (РУЗы), хотя регулировать заход лосося на нерест необходимо, тем более, когда водоемы мелеют. Хлынула бы горбуша в речку косяками – задохнулась бы от недостатка кислорода. Ну а на насчет эффективности искусственного рыборазведения есть один, но весомый аргумент: пример с кетой. Казалось бы, еще не так давно ее практически не было. После длительного перерыва мы в 2003 году от силы смогли насобирать 5 миллионов икринок для закладки на инкубацию.

В прошлом году уже инкубировали более 20 миллионов. И другие заводы Итурупа стали в большей степени ориентироваться на выращивание кеты. В 2020-м на острове на инкубацию было заложено более 106 миллионов икринок горбуши и почти 300 миллионов – кеты. А теперь посмотрим динамику вылова лосося. По статистике десять лет назад курильские рыбаки поймали около 4000 тонн кеты, а в 2020-м – около 12 тысяч.

Не сами по себе уловы увеличились, это прямой результат расширяющегося искусственного воспроизводства кеты. А точнее сказать, результат работы немногим более ста человек, занимающихся в нашем районе рыборазведением.

Из них – 20 постоянных работников Курильского рыбоводного завода. Только здесь сохранились кадры с богатым профессиональным опытом. Причем их стаж надо исчислять не столько временем непосредственной работы на заводе, сколько жизнью здесь. Татьяна Смолий, Елена Родионова-Куклина, Игорь Демин, Алексей Анисимов и другие родились в семьях работников Курильского рыбоводного завода, их детство прошло в этом поселке. И сегодня никто не усомнится в их профессионализме, компетентности и искренней привязанности к любимому делу.

Галия Кунченко, г. Курильск.