Наши леса в ожидании будущего. Перспективы развития лесопользования на Сахалине связывают с инвестициями

76

Дуб, липа, береза, клен, ясень, тис… Устанешь пальцы загибать! И все это лесное великолепие растет на Сахалине.

Наши леса — это 40 видов деревьев и свыше 80 видов кустарников. Основная площадь земель лесного фонда занята деревьями темнохвойных пород. Ель, лиственница, пихта — тот самый возобновляемый природный ресурс, который по праву считается одним из важнейших для Сахалинской области. Ведь именно хвойные породы деревьев традиционно используются в качестве сырья для производства пиломатериалов и других товаров из древесины.   

Немного  истории

Остров всегда был богат на промышленную древесину. Другое дело, что до начала XX века сахалинский лес использовался исключительно для нужд островитян. Из леса строили не только бараки для каторжан, но и жилые дома, сараи, а также мосты и причалы. На материк сахалинский лес для железнодорожных шпал отправили лишь однажды — в 1886 году, когда строили Китайскую Восточную железную дорогу.

В 1905 году южную часть Сахалина заняли японцы и лес тут же начали отправлять в Страну восходящего солнца. А в 20-е годы на острове стали активно строить целлюлозно-бумажные заводы. Буквально за десяток лет на юге острова появилось восемь таких предприятий. Практически все они продолжали действовать до конца XX века, выпуская картон, писчую и оберточную бумагу.

Автору этих строк в начале 80-х годов и самому довелось поработать на одном из бывших японских заводов — Долинском ЦБЗ. До сих пор держатся в памяти железнодорожные составы с лесом, помнится адский грохот машин, перерабатывающих кругляк в древесную щепу, не забыты специфические запахи сульфатного цеха… Конечной продукцией ЦБЗ была оберточная бумага, которую завод выпускал в три смены. Экологически чистый упаковочный материал пользовался у советской торговли постоянным спросом: продавцы в магазинах повсеместно заворачивали в него продукты.

А потом грянули дальнобойные рыночные реформы. Страну наводнила дешевая полимерная пленка, и выпускать бумагу стало занятием малоприбыльным. Оставшись без государственного финансирования, сахалинские ЦБЗ стали чахнуть, а вскоре и вовсе приказали долго жить.

— После акционирования предприятий сахалинский бизнес спешно зарабатывал начальный капитал. В предшествующие годы объемы лесозаготовок были очень высокие — около трех миллионов кубометров в год. Хватило нескольких лет интенсивной рубки с использованием валочных машин, чтобы ресурсы доступных на равнинной местности спелых и перестойных лесов были сильно истощены. В результате реальные объемы вырубаемого на Сахалине леса сократились в 10 раз, — отмечает начальник управления развития лесного комплекса и освоения лесов агентства лесного и охотничьего хозяйства области Владислав Ершов.

Если иметь в виду, что возраст рубки хвойных пород должен быть не менее 101 года (так, во всяком случае, утверждает наука), к рубкам в границах прежних лесосек мы вернемся еще не скоро. Тем более важно максимально бережно использовать то, что есть, и иметь четкое понимание того, что будет завтра.

Лес как он есть

По сравнению с другими регионами ДФО, например, Хабаровским краем, площадь сахалинских лесов относительно небольшая — всего 6,9 млн га. Это почти в 10 раз меньше, чем у наших соседей. На этой площади заготовителям древесины переданы в аренду на срок от 10 до 49 лет 29 лесных участков с допустимым ежегодным объемом пользования 425 тыс. куб. м. И хотя на электронной торговой площадке «РТС Тендер» регулярно проводятся аукционы на право заключения договора аренды лесного участка, находящегося в государственной собственности, как правило претендентом на заключение договора является один субъект предпринимательства. Обусловлено это крайне низкой привлекательностью лесного бизнеса. Хорошие времена для лесозаготовок уже прошли, а лучшие пока еще не наступили.

Сегодня заготовкой и переработкой леса на Сахалине занимаются 93 организации и частные предприниматели. Из них 16 занимаются исключительно лесозаготовками, 35 — переработкой древесины, а 42 заготавливают лес и сами же его перерабатывают, выпуская бревно, доски, брус и некоторые другие изделия.

Расчетная лесосека Сахалинской области составляет 2,4 млн кубометров и осваивается не более 10 процентов — 250 – 280 тыс. куб. м древесины в год. На то есть свои причины, одна из которых — месторасположение лесосек, предлагаемых для разработки.

Нынешнему поколению сахалинских лесозаготовителей не позавидуешь. Сегодня они вынуждены осваивать участки, прежде считавшиеся неперспективными, — расположенные в заболоченных низинах или на склонах сопок. Соответственно, трудоемкость таких лесосечных работ превышает принятые нормативы, что отражается на себестоимости древесины.

Да и лесосеки нынче пошли весьма скудные на запас древесины, причем даже в прежде богатых местах. Например, заявленная на очередном аукционе по продаже лесных насаждений лесосека Смирныховского лесничества готова дать в среднем всего 209 куб.  деловой древесины с гектара, еще меньше древесины на лесосеке Александровское лесничество — всего 117,5 куб. м. Уменьшился средний диаметр и полнота древостоя, повысился процент перестойных насаждений в эксплуатационных лесах.

Заметное ухудшение качественных характеристик сахалинских лесов повышает ответственность лесопользователей перед природой. Они обязаны не только строго соблюдать правила рубки леса и техники безопасности, но и обеспечивать на лесосеке соответствующую противопожарную инфраструктуру — заботиться о минеральных полосах, пожарных дорогах. И конечно же, заниматься лесовосстановительными работами.

Выполнение организациями условий лесопользования Агентство лесного и охотничьего хозяйства проверяет регулярно. Обычно это происходит летом, по окончании разработки лесосек. Проверяют, в частности, как очищают лесосеки, насколько эффективно сохраняют подрост и т. п. Нарушителей штрафуют и выписывают предписания: исправить то-то и то-то в такой-то срок.

Среди сахалинских лесопользователей нарушителей немного. Их бизнес не настолько прибыльный, чтобы можно было оплачивать большие неустойки. Проще с Лесным законодательством подружиться.

Курсом на комплекс

В прошлом веке деревья валили бензопилой «Дружба», а очищали от сучьев обычным топором. Не расстаются вальщики с привычным для них инструментом и в веке нынешнем. Однако научно-технический прогресс не дремлет. Он то и дело предлагает лесозаготовителям все новые машины для работы на лесных делянах. И настоятельно советует переходить от ручной заготовки леса к работе комплексом.

Большинство сахалинских лесосек — это относительно небольшие площадки с малым запасом древесины. Здесь лучше всего подойдет комплекс из двух машин. Это харвейстер, производящий валку деревьев, обрубку сучьев и раскряжевку хлыстов, и форвардер, осуществляющий погрузку и вывозку (трелевку) с лесосеки сор­тиментов. Такой комплекс сможет выполнять практически все технологические операции верхнего склада.

— Работать комплексом гораздо экономичней, чем заготавливать лес по старинке. И лесозаготовители это понимают, — продолжает мой собеседник. — Сейчас таких комплексов на Сахалине уже четыре. Они заметно облегчают работу лесозаготовителей. В кабине машин всего по два человека. Тепло и удобно, все механизировано и эргономично. Не надо по пояс в снегу возиться с бензопилой, деревья или хлысты вручную чокеровать…

Меньше затраты — меньше себестоимость продукции. Для предприятия это важно.

Арболит и пеллеты

Мечта современного лесопользования — повсеместный переход на безотходное производство. На рациональное использование лесных ресурсов сахалинцев настраивает Федеральное агентство лесного хозяйства. И Сахалин отвечает на это реальными проектами.

Например, три года назад предприниматель из Анивы построил линию по производству арболита. Это такой строительный материал, в состав которого входят цемент и древесная стружка. В арболитовый блок легко забиваются гвозди, он без проблем пилится бензопилой. Из таких блоков можно строить дома, и они будут прочными и теплыми. Ведь теплопроводность такого дышащего материала, как арболит, меньше, чем у газобетона.

В 2021 году арболитовая линия работала очень даже неплохо. А в 2022 году объемы продукции несколько снизились. Не в последнюю очередь на это повлияли выросшие цены на цемент и трудности с его приобретением. Однако предприниматель надеется, что свое веское слово в сахалинском строительстве новый материал еще скажет.

Еще одна возможность для рационального использования сахалинской древесины — это производство топливных гранул (пеллет). Теплоотдача этого современного вида биотоплива в 2,5 раза выше, чем от классических дров. Топливные гранулы охотно покупают сахалинцы, живущие в частном секторе, на них работает и одна из частных сахалинских котельных.

В 2021 году, когда производство топливных гранул только начиналось, было изготовлено всего 50 тонн пеллет, а в 2022 году – уже 150 тонн. Особых симпатий заслуживает то, что для производства пеллет используются отходы древесины.

Производство арболита, пеллет — реальные примеры безотходного производства в деревообрабатывающей промышленности. И хотя на Сахалине таких производств пока еще немного, в Агентстве лесного и охотничьего хозяйства уверены, что все еще впереди.

Есть такой проект!

И в самом деле. Перспективы эффективного развития лесопользования на Сахалине очевидны. В Агентстве их в первую очередь связывают с реализацией инвестиционного проекта емкостью 13 млрд рублей. Речь идет о создании на территории Сахалинской области лесоперерабатывающего комплекса с проектной мощностью по сырью 793 тыс. кубометров древесины в год.

Минпромторгом России проект включен в перечень приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов. Территориально сырьевое обеспечение данного проекта будет происходить за счет лесных ресурсов местных лесничеств — в Смирныховском, Тымовском, Поронайском, Ногликском и Охинском городских округах и станет одним из самых масштабных региональных проектов последнего десятилетия.

Проект предусматривает выпуск широкого перечня продукции с высокой добавленной стоимостью. Прежде всего, это строительный материал: клееный брус, строганый пиломатериал, плитные лесоматериалы, древесно-полимерный композит и т. д. Предполагается закрыть потребности не только внутреннего рынка, но и реализовать продукцию на внешнем рынке. Речь идет, в частности, о странах Тихоокеанского региона — Японии, Корее, Китае.

Главная изюминка инвестиционного проекта — полностью безотходное производство. Все пойдет в дело, все будет приносить доход. А главное, даст возможность действительно по-хозяйски относиться к одному из основных сахалинских природных ресурсов.

Сергей ЧЕВГУН.