Неожиданный развод. Когда мужчины тоже плачут

«Ты лодырь, мало зарабатываешь!».

Вчера у нас вечером снова был сын и снова плакал. Больно видеть в слезах 47-летнего мужчину, особенно когда помочь ему нечем.

Неделю назад жена, которую он очень любит, с которой прожил почти четверть века, совершенно неожиданно объявила о разводе. Причем он узнал, что готовилась она к нему давно, поскольку часть имущества уже оказалась проданной. Супруга его, оказывается, подыскала и новое место работы в соседнем районе. Оставляла она не только мужа, но и 22-летнего сына, которому жить было негде, кроме как с отцом.

Кстати, мы с женой давно предполагали такое развитие событий. Видели, что жена помыкает сыном. Слышали о том, что у нее были любовники. Невестка, объявив о разводе, не постеснялась сказать сыну, что он для нее слишком стар – у них разница в возрасте шесть лет. Когда-то эта разница не помешала ей отбить сына у первой жены.

Сколько помним, нашей невестке вечно не хватало денег, она постоянно прилюдно унижала сына недостаточно высокими заработками, но, надо признать, сама она зарабатывала где только могла.

Как оказалось, она выставила бывшего мужа без всякого «выходного пособия». Сказала, что он ничего не заработал – все нажито только ее трудами. Как будто он не пахал вахтовым методом на угольном разрезе: две недели на работе, две дома. Не делал всю мужскую работу по дому и огороду.

Последние семь лет они жили у бабушки невестки – в частном доме на окраине города. До этого помогали ей содержать хозяйство и огород, а когда бабушке стало тяжело заниматься этим – переехали к ней совсем, оставив в квартире еще несовершеннолетнего сына.

У бабушки 30 соток огорода, который по ее требованию засаживали полностью, чаще всего картошкой. Сын между вахтами занимался огородом, ремонтировал дом, строил заборы, гараж, баню. И тем не менее в глазах бабушки и жены оставался лодырем, потому что работал в свои выходные не по 24 часа в сутки, а с небольшим отдыхом.

Пока он трудился на вахте, его супруга получила новую должность, предполагающую хорошие подъемные, и купила однокомнатную квартиру – жилье у нас стоит недорого.

А на вырученные от продажи картошки и свиного мяса деньги она купила новую машину. Ну не крутая ли женщина?!

Хорошо еще моя жена не поддалась когда-то на уговоры невестки переписать на ее имя нашу квартиру (в свое время мы оставили ее сыну), а то сейчас ему даже негде было бы жить.

В принципе квартира сейчас для житья непригодна. Внук не слишком ее обихаживал, а потом еще как-то в их молодежной компании случилась большая драка, и теперь жилью требуется большой ремонт.

Наша старшая внучка – очень решительная и прагматичная молодая женщина – сильно возмутилась, что ее дядю оставляют, по сути, у разбитого корыта, и убедила того потребовать у жены хотя бы 300 тысяч на ремонт жилья. Она организовала поход к нотариусу, и бывшей жене пришлось заплатить. Причем у нотариуса выяснилось, что невестка накануне этой встречи переписала новый автомобиль на своего дядю.

Нотариус удивился, что сын не потребовал раздела имущества, тогда бы ему полагалась гораздо большая сумма. Но тот был настолько раздавлен обрушившимися на него новостями, что хотел побыстрее со всем этим покончить.

Бывшая невестка после передачи денег позвонила нашей внучке и пригрозила: если та будет лезть не в свои дела, проклянет ее детей. Ну внучку это не испугало. Теперь она уговаривает меня и сына потребовать с бывшей невестки и ее бабушки часть урожая: растил-то картошку сын, а я, дурак, помогал ему ее копать. И обе тогда уже знали, что выставят сына из дома, и вот ведь бессовестно использовали нас напоследок.

Конечно, ни за какой картошкой мы не поедем, обойдемся как-нибудь без нее.
Но сын у меня еще больший дурак, чем я. Уже получив от ворот поворот, он ездил топить печку в этом доме, поскольку бывшая жена была в командировке, а пожилой женщине трудно таскать уголь. Пожалел старушку!

Вот с такими жалостливыми и совестливыми подобным образом и поступают. Сын считает, что жизнь его закончилась. А мы предполагаем, что она, может, только начинается. Сейчас бы попалась сыну хорошая женщина…

Но остались ли еще среди 40 – 45-летних немеркантильные женщины?

Константин ПЛОТКИН, г. Холмск.